«Смерть колдуна», и Нераскрытое дело Скотланд-Ярда

0

Ни привлечение многочисленных полицейских отрядов, а также лучших сыщиков, ни использование самых передовых и разнообразных методов, включая экстрасенсов, не помогло приподнять завесу тайны, окутывающей эту мрачную мистическую драму…

Поздним зимним вечером 1945 года жители небольшой английской деревушки Нижний Куинтон были потрясены зверским убийством их односельчанина, нарушившим патриархальный покой здешнего края. Прибывшие на место трагедии полицейские констатировали смерть потерпевшего, последовавшую от множественных телесных повреждений, нанесенных жертве вилами и топором. Однако обычное, на первый взгляд, деревенское преступление на поверку оказалось зловещим ритуальным жертвоприношением, оставшимся нераскрытым и по сей день.

Загадочное убийство

Населению Нижнего Куинтона убитый мужчина был известен очень хорошо. Нельзя сказать, чтобы односельчане особенно сокрушались о его кончине. Пожилой фермер по имени Чарльз Уолтон отнюдь не пользовался популярностью у соседей. Будучи по своей природе замкнутым и нелюдимым человеком, он жил в убогой соломенной хижине вместе со своей племянницей Эдит и, занимаясь сельским хозяйством, часто подряжался на поденные работы на окрестных полях. Многие считали Уолтона медиумом, экстрасенсом, просто колдуном. И, надо сказать, что поводов к этому было предостаточно. Во-первых, старик шокировал добропорядочных и суеверных односельчан тем, что в качестве домашних животных разводил огромных лягушек. Это были знаменитые камышовые жабы, которые отличаются от обычных тем, что не прыгают при движении, а бегают, как собаки или кошки. Поговаривали также, что даже птицы слушаются Уолтона и могут совершать полеты по его указаниям. Многие животные повиновались воле ясновидца, и только собак он не переносил и панически боялся.

Еще в молодости Уолтон интересовался магическими культами древних, особенно обрядами кельтских жрецов-друидов. Как раз в то время и произошло событие, определившее его дальнейшее отношение к представителям собачьего рода.

Неподалеку от хижины Уолтона находилась возвышенность под названием Меон — нехорошее место, с точки зрения местных жителей. Еще в молодости, прогуливаясь однажды ночью в его окрестностях, Уолтон внезапно увидел зрелище, которое запомнилось ему на всю жизнь. По пологим склонам холма безмолвно носилась черная, как сама ночь, призрачная собака с ярко горящими глазами. Уолтон в ужасе бросился домой, но любопытство оказалось сильнее, и на следующую ночь он вновь посетил колдовскую гору. В течение трех суток юноша наблюдал за привидением. Закончилось это весьма плачевно: на исходе третьей ночи собака превратилась в призрак женщины без головы, а на другой день умерла сестра Уолтона.

С тех самых пор Чарльз ушел в себя и стал жить одиноким затворником, воспитывая осиротевшую племянницу Эдит. Он нанимался работать за скудное жалованье, иногда злоупотреблял виски, так что соседи просто махнули на него рукой.

Тайна «черных псов»

Здесь следует сделать краткое отступление, которое лучше поможет понять случившееся. Конан Дойл, хорошо знакомый с историей, отнюдь не случайно выбрал героем своего романа «Собака Баскервиллей» громадного угольно-черного демонического пса с пылающей огнем пастью. Обратимся к истории и мы. В легендах и мифах восточной Англии встречается немало упоминаний о зловещих собаках — вестницах смерти. Этих существ называют «черные псы», и они обычно описываются как животные размером с теленка с горящей пламенем мордой. Их ужасающий рев люди могут слышать перед самыми сильными бурями. Таящиеся в паранормальных, как принято говорить сегодня, местах — на холмах, перекрестках дорог и топях, эти собаки являют собой знамение близкой смерти для тех, кто встретил их в ночной час.

Теперь вернемся к нашей истории. 14 февраля 1945 года Чарльз Уолтон встал, как обычно, рано утром и отправился на работу в поле, прихватив с собой вилы и небольшой топорик. Последним, кто видел после этого старика живым, был местный фермер, который около полудня заметил Уолтона возле Меонского холма, где тот чинил изгородь. Однако наступила ночь, а Чарльз так и не появился дома.

Обеспокоенная столь долгим его отсутствием племянница Эдит обратилась за помощью к соседу и вместе с ним отправилась на поиски дяди. Они нашли его… Тело старого Уолтона лежало навзничь под большой ивой на вершине Меонского холма.

Вилы были всажены в его горло с такой силой, что их зубья ушли глубоко в землю. Помимо этого, на груди убитого зияла крестообразная рана, нанесенная топором, а сам топорик был всажен ему прямо в ребра. Лицо покойного искажала гримаса ужаса, а над самой его головой с ветвей ивы свисало в петле тело удушенной черной собаки.

Сыщик из Скотланд-Ярда

Убийством в Нижнем Куинтоне заинтересовался Скотланд-Ярд, который и направил в это богом забытое место одного из своих лучших сыщиков Робера Фэбиана. Как ни пытался Фэбиан выдвинуть какую-либо логическую гипотезу, мистическая пелена все более сгущалась над «делом Уолтона». Начнем хотя бы с того, что уже сама дата совершения убийства наводит на соответствующие размышления. Знатокам древних культов прекрасно известно, что 14 февраля (1 февраля по кельтскому календарю) — это день языческого Праздника огней: Оймелк, когда жрецы-друиды совершали свои кровавые жертвоприношения на свежевспаханном поле, прося богов ниспослать людям хороший урожай.

Перед собравшим скудные свидетельские показания Фэбианом возникла следующая картина событий, предшествовавших убийству. Случилось так, что хлебный урожай 1944 года отличился сильным недородом, да и наступивший год не сулил ничего хорошего в этом плане. Несколько же ближайших соседей Уолтона случайно увидели, как тот запрягал своих домашних жаб в игрушечные плуги и пускал их ползать по полям. Надо сказать, что данный способ наведения порчи на будущие посевы использовался в Великобритании еще с древности. Вероятно, пришел к выводу сыщик, кто-то из местных крестьян решил, что таким образом Чарльз Уолтон при помощи колдовства хотел навредить своим односельчанам.

Обращало на себя внимание и то, что место происшедшей трагедии было тоже окутано мистическим ореолом. Деревушка Нижний Куинтон находится в местности Котсуолд графства Глочестершир. В этих унылых краях полей и болот колдовская магия и суеверия имеют вековую историю. Как раз неподалеку от Куинтона располагаются знаменитые Роллрайтские камни — огромное мегалитическое сооружение, подобное Стоунхенджу, но гораздо более древнее. Как гласит легенда, некий датский король вторгся однажды в Англию со своим войском. В этих пустынных местах он встретил ведьму и обратился к ней с вопросом, сможет ли он завоевать эту страну. Колдунья приказала ему сделать семь шагов вперед и сказала: «Если ты увидишь впереди деревню, твое желание сбудется».

Король немедленно так и поступил, однако на седьмом шаге неожиданно увидел, что деревню загораживает холм. В этот момент ведьма крикнула: «Королем Англии тебе не стать. Опустись на колени и камень возьми!» Датский монарх и его воины немедленно обратились в каменные столбы, а ведьма исчезла, превратившись в старое дерево.

По бытующему в Котсуолде преданию, каждый раз ровно в полночь камни оживают и снова превращаются в людей. Они берут друг друга за руки и танцуют до рассвета свои странные призрачные пляски. Если неосторожный или любопытный человек увидит их, он либо вскоре умирает, либо лишается рассудка. Роллрайтские камни издавна прославились как место проведения неоязыческих шабашей, которые были запрещены только в 1949 году.

Суперинтендант Фэбиан выяснил с абсолютной достоверностью, что Уолтон не раз и не два пробирался сюда тайком, чтобы наблюдать за проведением языческих сборищ.

Некоторый свет на подоплеку убийства пролил и тот факт, что крови Уолтона дали уйти в землю. Дело в том, что сила колдуна, как гласит традиция, может быть нейтрализована кровопусканием. В Средние века людей, заподозренных в колдовстве, обрекали на медленную смерть, делая им крестообразные надрезы на теле, после чего те умирали от потери крови.

Тут Фэбиану необыкновенно повезло. Он запросил лондонские криминальные архивы о «магических» преступлениях, совершенных подобным образом. Каково же было его удивление, когда на его письменный стол легла справка о деле 1875 года. Тогда в деревне Лонг-Комптон (расположенной всего в нескольких милях от Нижнего Куинтона!) была убита 75-летняя Анна Тернер. Преступником оказался местный деревенский сумасшедший Джон Хейвуд, которого кто-то убедил, что старуха является ведьмой и заколдовала его. Как и в случае с Уолтоном, это было в год плохого урожая. Полоумный убийца признался, что заколол пожилую женщину вилами, а затем нанес ей топором крестообразную рану, проходящую через горло и грудь жертвы.

И это было все, что удалось «раскопать» Фэбиану. Далее «дело Уолтона» становилось все более и более загадочным. Люди Фэбиана собрали более 3000 свидетельских показаний и чаще всего слышали, что, мол, так Уолтону и надо за его колдовские штучки. А вот мистики в деле все прибывало и прибывало…

В дело вступают экстрасенсы

Однажды, гуляя по окрестностям, сыщик заметил, как по Меонскому холму бежала собака черного цвета, за которой гнался рабочий фермы. Фэбиан направился к ним, а когда собака скрылась из виду, спросил рабочего о причине погони. К изумлению полицейского, фермер с ужасом заявил, что никакой собаки не видел и в помине. Вечером того же дня на местной дороге машина констебля насмерть задавила черную собаку, а на следующее утро в придорожной канаве обнаружили мертвую корову.

Вскоре, не зная, что делать, отчаявшийся сыщик решил устроить засаду у Роллрайтских камней и арестовать всех возможных участников тамошних мистических церемоний. Несколько ночей все было спокойно: камни не танцевали, да и ведьмовские общины не собирались. Однако через пять дней произошло невероятное. Дело в том, что оперативники Скотланд-Ярда дежурили у камней по двое — с одной и с другой стороны мегалитической громады. В одну из темных февральских ночей констебль Джон Холдинг, находившийся на своем привычном посту, услышал пронзительный крик своего напарника, а затем несколько выстрелов, последовавших один за другим. Достав пистолет, он бросился на помощь коллеге и, к своему ужасу, обнаружил его лежащим без сознания на земле, причем, на губах полицейского выступила белая пена. Холдинг осмотрел револьвер напарника: его барабан был пуст. Остается добавить, что пришедший в сознание констебль уже ничем не мог помочь следствию, так как его рассудок полностью помутился. Позже он был отправлен в клинику для неизлечимых душевнобольных, откуда более уже никогда не вышел.

У Роллрайтских камней никого так и не поймали. Если и устраивали там неоязычники свои сборища, то, видимо, прослышав о засадах, затаились на время.

После этого уже изрядно растерявший свой гонор лондонский криминалист, скрепя сердце, согласился пригласить из столицы бригаду профессиональных ученых-археологов, этнографов и даже экстрасенсов с магическим уклоном.

«Группа поддержки» немедленно принялась за дело. Пока маги исследовали экстрасенсорную активность вблизи места преступления, археологи произвели ряд раскопов на Меонском холме. Экстрасенсы много наговорили о сильной активности злых астральных сущностей, но конкретно ничем помочь не смогли. Археологам повезло больше, чем «паранормальщикам»: ученым действительно удалось обнаружить развалины древнего друидского капища, относящегося примерно к I-III векам н. э. Так что друиды на самом деле с давних времен проводили в этих местах свои как вполне безобидные, так и кровавые обряды. На этом Скотланд-Ярду пришлось поставить точку в деле об убийстве Уолтона и отнести его к разряду нераскрытых, каковым оно и остается по сей день.

Эпилог

Мистическая подоплека преступления (особенно после того, как информация о расследовании просочилась в прессу) привлекла к нему внимание многих исследователей колдовства и древних культов. Известный английский антрополог Маргарита Мюррей заявила, что Чарльз Уолтон, несомненно, был убит в результате кельтского обряда кровавого жертвоприношения тайной сектой друидов. Писатель Дональд Маккормик написал на эту тему книгу «Колдовское убийство», где высказывал ту же точку зрения. Иные авторы считают, что друиды непричастны к смерти колдуна, и его убили местные крестьяне за его реальные и вымышленные их невежественными умами злые дела. Остается только гадать: где же истина?

Станислав Горяйнов,
«Тайная власть»

Поделиться.

Комментарии закрыты