Таинственная книга и семьдесят семь болезней

0

Бабушка моя, Елизавета Петровна, родилась в 1910 году в деревне Сумароково Костромской области (Россия). Родителей своих помнила плохо, т.к. они умерли от холеры, когда ей не было и четырёх лет.

Воспитывала её и ещё двоих детей старшая сестра Катерина, которой и самой-то было тогда всего 16 лет от роду.

В 1917 году случилась революция, бабушка помнила, как господа, владельцы деревни, спешно бежали от расправы, собрав телегу багажа. А крестьяне на следующий день после бегства уже обшаривали оставленный господский дом на предмет спрятанных ценностей.

Вся деревня, как сговорившись, забросила дела, и целый день разбирала дом по кирпичику в поисках клада. Через неделю от дома остался только фундамент, а ценностей удалось найти мало, так, пару потерянных кем-то колечек да несколько монет. Посему решили ломать фундамент.

И действительно, в одном из углов фундамента обнаружилась полость, вмещавшая в себя большую крынку, набитую золотом. Крынка была извлечена радостными мужиками, и толпа кладоискателей понеслась куда-то делить добычу.

Сестра моей бабушки Катерина наблюдала за всем этим возле образовавшихся на месте дома руин, кляня буржуев-господ, которые не дали ей работы в доме, куда она пришла проситься после смерти родителей. От плохих воспоминаний её отвлекли крики мальчишек. Они расшатали несколько кирпичей внутри ниши фундамента, и нашли ещё одну маленькую выемку, пролезли туда тонкими ручонками и вытащили наружу какой-то свёрток.

Размотав несколько слоёв ткани, дети обнаружили внутри книгу в чёрном переплёте, что их сильно разочаровало. Книга ни для кого в деревне ценности не представляла, ведь поголовная неграмотность была историческим фактом. Книга была тут же брошена, а поиски ценностей продолжились своим чередом. Катерина, хоть и была неграмотная, а книгу подобрала и отнесла домой в надежде продать и выручить хоть какую копейку.

Через несколько месяцев в деревню пришла советская власть и первым делом прислала передвижную школу для крестьянских детей. Моя бабушка Елизавета прилежно посетила с десяток уроков, выучила буквы, читала по складам и даже писала своё имя-отчество. Больше на уроки ходить не пришлось, т.к. сестра Катерина отдала её работать нянькой в большую крестьянскую семью за еду.

Однако тяга к знаниям осталась, и малолетняя нянька искала любую возможность хоть что-то читать, тут пригодилась найденная книга, в которой помимо странных картинок был ещё и текст. Уходя на праздники домой, Лизавета читала книгу, с трудом складывая слоги в слова. Чтение было очень медленным, и не только потому, что девочка едва умела читать. В книге рассказывалось о том, что трудно себе представить и осмыслить: как летать по воздуху и превращаться в животных, как избавиться от всех болезней и предсказывать будущее, как становиться невидимым и подчинять себе волю людей. В руки крестьянской девчонки попал учебник по магии…

В возрасте 14 лет моя бабушка пошла работать на торфоразработки — в тех краях торф был и остаётся единственным полезным ископаемым. Хрупкая девчушка переворачивала сушащиеся торфяные брикеты по 10-12 часов, а потом падала спать в бараке. Торф, как известно, добывается в болоте, а где болото — там и комары, и Лизавета заболела малярией. Малярию лечили хинином, но его было мало и, устранив лихорадку, люди продолжали болеть в хронической форме. Дни, в которые работник не выходил на работу, не оплачивались, а работать в трясучке было невозможно, бабушка ушла с торфоразработок совершенно больная.

Катерина, увидев на пороге дома сестру со скудной заработной платой в руках, пообещала выгнать из дома. Отчаянье и обида заполнили сердце Лизаветы. Она не сказала о причинах ухода с работы и молча отправилась ночевать на гумно. Гумно — большой сарай, где складывали на просушку зерно и сено, там-то и овладел ей очередной приступ малярийной лихорадки. Лёжа в трясучке, бабушка вспомнила рецепт из книги, называвшийся «лечение от всех болезней», и решила его опробовать — хуже не будет.

Первым делом там требовалось взять пищу и разделить на 77 равных частей, а так как пищи не было, она стала ползать по гумну в поисках просыпавшихся зёрен. Через час у неё был узелок, в котором лежало 77 сухих горошин, 77 пшеничных зёрен и 77 зёрнышек овса, взяв его, она отправилась на перекрёсток дорог.

Одна из дорог шла мимо села, а другая вела от села на кладбище, на этом перекрёстке Лизавета и встала, чтобы совершить колдовство. Она поворачивалась по кругу, разбрасывая зёрна по одному и повторяя заклинание: «Болезни! Вас семьдесят семь — вот вам завтрак всем!» Когда было брошено последнее зёрнышко, в ночи послышалось стрекот крыльев — со стороны кладбища прилетела стая каких-то мелких птичек, похожих на воробьёв, и принялась склёвывать зёрна с земли.

Когда зёрна кончились, птички разом вспорхнули и исчезли в ночи. Зато на дороге со стороны села появился женский силуэт, похожий на Катерину. Лизавета решила, что сестре стало стыдно и та пошла её искать, но Катерина молча прошла мимо и направилась в сторону кладбища. Как только они разминулись, малярийный приступ резко прекратился, и девушка решила пойти за сестрой. Лизавета решила, что та её просто не увидела в темноте.

Остановились они у кладбищенской ограды, Катерина показала пальцем на плиту над старой барской могилой и стала кричать: «Да что же вы делаете, окаянные! Стыда у вас нет!» — и прочее в таком же духе.

Посмотрев на могилу, Лизавета увидела, что на большой могильной плите, освещенной луной, кувыркаются и пляшут какие-то мальчишки.

«Лизка, ты чего стоишь! Иди, прогони сорванцов!» — сердито велела старшая сестра. Лизка поняла, что Катерина всё прекрасно видит, но вдруг обида снова обуяла её, и она, не проронив ни слова, пошла прочь.

«И хорошо, что не говорила я с ней, ведь не Катерина то была. Да и на могиле не дети плясали, а черти!» — поясняла мне бабушка. Только дойдя до деревни, она вспомнила, что после колдовства в книге строго-настрого запрещалось разговаривать с кем-либо до утра. Так, почти случайно выполнив нужные условия, моя бабушка навсегда избавилась от малярии, а других болезней у неё тогда не было.
Рассказывая мне эту историю, она ещё добавляла, что благодаря этому случаю у неё рука стала лёгкой, исцеляющей, что неоднократно подтверждалось во время войны, когда она работала санитаркой в госпитале. Да и сам я, хоть и был мал, а удивлялся, как быстро заживали раны и ушибы, обработанные бабушкиной рукой.

К Катерине же стали приходить незнакомые люди с просьбой продать книгу, это продолжалось очень долго. Но Катерина уже знала, что старый фолиант имеет большую цену, и боялась продешевить. Откуда они знали про находку, оставалось только гадать. В общей сложности в разное время пришло семь человек, а последние пришли парой — мужчина и женщина. Они сказали Катерине: «У тебя скоро умрёт муж, останешься одна, а детей устраивать в жизни надо. Последний шанс у тебя — продай книгу, цену хорошую дадим». Но она им не поверила и продавать не стала. Муж у неё и правда вскоре умер, а книга пропала во время похорон — когда поехали на кладбище, забыли закрыть дверь на ключ.

Елизавета Петровна прожила до 95 лет, много болела, но колдовства повторить не хотела, была человеком набожным и за всем необходимым обращалась непосредственно к Богу.

Я же историю эту помню. Как и те советы, которые давала мне бабушка. Например, всегда с подозрением отношусь к людям, которые регулярно кормят на улице птиц. Эта осторожность однажды помогла мне избежать козней ведьмы, за что бабушке моей большая благодарность.

По материалам: 4stor.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты