«Я ведаю тайны луны»

0

Мама говорила мне, чтобы я никогда не сокращал путь по тропинке, которая вела от нашей плантации через лес и болото в город Брунсвик. Говорила, будто это опасно, и что я погибну, если не послушаю её. Странно, ведь тропинка была широкой, и, несмотря на близость болотной сырости, сухой, вполне безопасной, мои приятели, постоянно пользовались этим маршрутом, когда ходили в городской магазин, без всякого вреда для себя.

Папа рассказал, почему мама так боялась лесного пути: «Давным-давно младшая сестрёнка твоей матери исчезла в этих местах. Она пошла по тропинке к старому пруду, чтобы собрать дров, и не вернулась. Была найдена только её соломенная шляпа, плавающая в пруду, а тело так и не обнаружили. Но все решили, что девочка утонула».

«Вовсе необязательно заходить в воду, как мамина сестра!» — запротестовал я.

«Дело не в этом, сынок, — говорил папа. – Дух твоей маленькой тёти иногда вечерами блуждает среди болот и поёт».

Кровь отхлынула от моего лица, а руки задрожали. «Она привидение?» — ахнул я.

«Девочка тихо напевает странную песню, — продолжал отец, — услышав которую, человек пожелает расстаться с жизнью. Она одинока и хочет, чтобы её семья присоединилась к ней, поэтому пытается заманить родственников в воду. Твои приятели в безопасности, потому что они не являются членами её семьи. Но если туда пойдёшь ты, призрак явится за тобой. Поэтому держись от болот подальше».

Однажды я с другом Джимми задержался в Брунсвике допоздна, солнце уже село. «Мой папа будет сердиться, если я пропущу ужин,- сказал Джимми. — Нам лучше поторопиться». И свернул на тропинку, ведущую к болоту, ожидая, что я последую за ним. Тут мне вспомнилось, что не следует выбирать короткий путь, но в присутствии друга призрак не тронет меня, понадеялся я, ведь Джимми не был членом нашей семьи. И мы побежали в густеющую темноту леса…

Ветер шумно шевелил черно-зеленую траву, словно шептал что-то. Я приостановился, чтобы полюбоваться на луну, взошедшую над верхушками деревьев и образовавшую блестящую, серебристую дорожку на широком пруду. Вдруг воздух резко похолодел, так, что моё тело стало дрожать от озноба. Из дремотного, мертвенного света луны возникла детская фигура. Она летала, кружась над ночной вязью, полупрозрачная, жуткая, завораживающая. У меня перехватило дыхание. Я позвал Джимми, который был всего в 10-и метрах от меня. Но он не услышал, и продолжал удаляться по тропинке, вероятно, вовсе не замечая призрака, парящего над нашими головами.

И тут девочка стала петь:

«Я ведаю тайны луны.
И силу полуночных звёзд,
Среди глубины — тишины,
Не бойся чарующих грез…»
Её голос был ласковым и одновременно зловещим, пьянящим и пугающим. Я заплакал! Звуки напева щемили сердце…
«Отдай все тревоги земле,
Впусти нежно-трепетный свет
В плену человеческих дней
Тебя уже нет…»

Страшные, но гипнотизирующие слова, и я верил им!

Внезапно и ночной лес, и посеребренный лунным светом пруд, и затхлое болото исчезли. Я стоял на скалистом берегу моря и глядел на тихий предрассветный прибой волн. Девочка стояла в лодке, что покачивалась недалеко от берега. Она протянула ко мне руки, приглашая к объятьям. Я вступил в воду и погрузился сразу по пояс. Но вместо запаха морского бриза почувствовал вонь болотной трясины. Волна ударила в лицо, рот заполнился кислой, тошнотворной жидкостью, я захлебнулся, и свет померк…

Очнулся лежащим на тропинке, рядом сидел Джимми, обхватив голову руками. Я закашлялся, и болотная вода выплеснулась на грудь. Мокрая одежда облепила тело, я дрожал от холода и пережитого шока. «Ты зачем полез в эту топь?!» — закричал Джимми, — Еле вытащил тебя!»

«Меня позвала мамина сестренка, — прохрипел я. — Она пела…» И опять потерял сознание.
Второй раз я пришел в себя, уже лежа в своей кровати. Домой меня притащил отец — Джимми сбегал за ним, пока я валялся на тропинке… Теперь мама держала меня за руку и рыдала. Я тогда твёрдо пообещал ей, что больше никогда не пойду на болото, и сдержал слово.

А мотив и слова жуткой песенки остались в памяти навсегда.

По материалам otstraxa.su, yoki.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты