Западня для малышей

0

Не могу сказать, произошла ли эта история на самом деле. Она случилась, или пригрезилась мне еще в том возрасте, когда нити реальности, вышивая узор памяти, плотно переплетаются с воображением, сказками и обрывками услышанных и увиденных где-то событий, да так крепко, что отделить одно от другого становится невозможно.

Мне было тогда лет пять, не больше. Наша семья жила в небольшой квартире в одном из домов Москвы. Самый обычный дом и прилагающийся к нему самый обычный двор — очень большой и тихий. Детей в нем резвилось немного, на все 8 подъездов мы с Любкой, моей ровесницей, были единственными нарушителями спокойствия. Естественно, мы стали лучшими подругами, и каждый день отправлялись гулять во двор.

Надо сказать, что в нашем доме окна первых этажей располагались очень низко, и разглядеть, что происходит внутри, отойдя на пару метров от окна, мог даже ребенок. Так вот, однажды мы заигрались до ранних осенних сумерек. Сидели на качелях, когда в окне первого этажа, которое находилось в каких-то пяти метрах от нас, зажегся свет. Странно, но в этой квартире давно уже никто не жил…

На подоконнике лежали поражающие красотой и яркостью игрушки: были там и плюшевые медведи, и механические машинки, и феи в бальных платьях, и игрушечный сервиз, и даже кукольный домик. Рядом с этим великолепием находилась девочка приблизительно нашего возраста. Светловолосая, кудрявая, с задорным бантиком на макушке. Роста она была небольшого – виднелась только голова и кисти рук, похоже, она едва дотягивалась до подоконника. В правой руке девочка держала роскошную златовласую принцессу, а в левой деревянную лошадку. И разыгрывала какую-то сценку.

Не то чтобы моя и Любкина семьи жили плохо, но нас особо и не баловали, и при виде такого разнообразия игрушек мы просто потеряли дар речи.

Тем временем маленькая счастливица продолжала играть, но при этом уже смотрела на нас. Мы подошли ближе. Она улыбнулась и, помахав куклой и лошадкой, жестом пригласила нас в гости — мол, втроем играть веселей! Мы уже готовы были принять это весьма щедрое предложение, как вдруг меня что-то остановило. Нет, не страх, а какое-то чувство неправильности происходящего. Почему неправильности? Я и сама не могла объяснить. Крепко взяла Любу за руку и мотнула девочке головой — мол, сама выходи. Девочка внимательно посмотрела на меня и… встала.

Она вовсе не стояла на цыпочках, как мы думали. Наоборот, она скорее сидела на коленях. И когда приподнялась, мы увидели, что перед нами вовсе не миловидная девчушка. Это существо медленно возвысилось, словно с трудом разгибая затекшие ноги. К длинному, прямому, без всяких изгибов телу, облаченному в грязное, бело-сиреневое платье, была словно привинчена симпатичная головка маленькой девочки с задорным бантом. На конце отвратительных, костистых, непропорционально больших рук болтались изящные детские кисти. Чудовище скрылось в глубине квартиры, бросив на нас последний взгляд. Ни гнева, ни ненависти в нем не было, только досада. Так отползает в свою подводную нору мурена — не получилось схватить добычу в этот раз, так получится в следующий. Свет в окне погас… Не помню, что было потом, кажется, мы ринулись домой, к родителям.

Никаких зловещих и одновременно соблазняющих существ в нашем с Любкой детстве больше не возникало. Но с тех пор каждый раз, когда я вижу на подоконниках чужих окон игрушки, мое сердце вздрагивает.

По материалам yoki.ru, strashno.com.ua, 4stor.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты