Человек-амфибия

0

Француз Паскаль Бернабе известен тем, что совершает рекордные погружения на грани человеческих возможностей. Глубоководные дайверы говорят: чтобы подняться на высоту, надо опуститься на самое дно. Вот и Бернабе в июле 2005 года на Корсике сумел достигнуть немыслимой глубины — 330 метров. Это мировой рекорд, который еще никем не побит…

Время погружения составило менее 10 минут, тогда как всплытие и декомпрессия — более восьми часов. В процессе погружения Паскаль нес на себе 7 баллонов с донной смесью и транспортными газами. В общей сложности в проекте было задействовано 30 человек, двенадцать из которых были дайверами обеспечения и страховали Бернабе на разных глубинах. К рекорду Паскаль готовился без малого три года, а взять рубеж удалось только с пятой попытки. Предыдущий рекорд, установленный Нуно Гомесом, французский ныряльщик превзошел на 12 метров.

Но на достигнутом 43летний Паскаль Бернабе останавливаться совсем не собирается — у него множество «творческих планов»: совместно с российскими технодайверами француз планирует погружение на затопленные корабли Черного моря и на знаменитый «Британик»; собирается на пещерный дайвинг во Франции. Есть мысль совершить сложнейшее погружение в высокогорное озеро в Непале (если рекорд состоится, он будет занесен в Книгу Гиннесса). А еще Паскаль давно мечтает поехать понырять на Байкал.

Просчитанный риск

Бернабе часто спрашивают, насколько опасно то, чем он занимается. «Хочу сразу уверить вас, что мой «фактор риска» тщательно просчитан и минимален. На каждое “если” у меня имеется десять “тогда”, — рассказывает Паскаль Бернабе. — Считаю, что если вы хотя бы морально приготовились к неприятностям, то сможете выбраться из любой ситуации, преподнесенной судьбой». Все погружения рассчитываются по специальным таблицам, компьютерным программам и подводным декомпрессиметрам, использующим математические модели расчета времени и смесей. Собственно, их изучению и отводится заметная доля времени при обучении техническому дайвингу.

Человек, избравший своим увлечением глубоководные погружения, должен обладать едва ли не энциклопедическими знаниями: разбираться в физиологии организма и понимать, как изменяется давление с глубиной и как это сказывается на процессе газообмена. «Уверен, — добавляет Бернабе, — что безопасность технического погружения на 80 процентов зависит от состояния здоровья человека и от того, насколько он готов физически и психологически». Необходимо поддерживать отличную форму постоянными тренировками. Вот несколько пунктов из спортивного «меню» французского ныряльщика: ходьба на 25 километров, плавание, велоспорт, силовые тренажеры — в целом от 4 до 6 часов в неделю. Плюс психологическая подготовка, основанная на методике расслабления и правильного дыхания.

Следующий важный вопрос — грамотное планирование погружения вместе с командой поддержки, выбор необходимого оборудования (корабли, баллоны, регуляторы, ребризеры, вплоть до карабинов) — все для того, чтобы обеспечить контроль. «Не бойтесь прослыть параноиком, нужно уметь предвидеть потенциальные проблемы и экипироваться так, чтобы с ними достойно справляться», — считает Паскаль Бернабе.

Каждый раз, погружаясь, Бернабе очень близко подходит к опасной черте — границе жизни и смерти. Для того чтобы достичь глубины в триста метров, требуется огромный запас газовых смесей: часто даже четырех двадцатилитровых баллонов хватает только на движение в один конец.

Даже такой опытный дайвер, как Бернабе, признается, что самое трудное — сделать первый шаг. Он вспоминает, как готовился установить рекорд и на корабле «Санта-Мария» подошел с командой к точке погружения. «У меня дрожали коленки, — признается знаменитый дайвер. — Это самый неприятный момент — когда понимаешь, что обратной дороги в общем-то нет». В тот день стояла хорошая погода, дул ветерок, лишь вдалеке обозначились слабые облачка. Как любого человека, идущего в неизведанное, Паскаля мучили сомнения и страхи, но он собрал волю в кулак и заставил себя думать только об этапах погружения. «На глубине четырех метров я остановился и, не спеша, проверил оборудование: все ли в порядке, нет ли пузырьков воздуха? Я выбрал классическое снаряжение, проверенное и надежное», — вспоминает Паскаль. Все приборы работали исправно, и спуск продолжался по плану.
 
«Однако как только я достиг необходимой глубины, вдруг возникло ощущение, что взорвался налобный фонарь — не выдержал давления более чем в тридцать атмосфер. Я даже испугался за свое внутреннее ухо. Какое-то время не мог понять: счастлив ли я? Ведь это мировой рекорд, и его установил я! Следующая мысль: нужно всплывать — как говорится, нырнуть несложно, главное — вынырнуть», — рассказывает Паскаль. Чем больше времени человек провел на глубине, тем длиннее будет его путь на поверхность. Погрузиться дайвер может достаточно быстро, со скоростью 20-40 метров в минуту, а всплыть — в зависимости от глубины, количества остановок и времени на каждой остановке. Дайверы-помощники поджидали рекордсмена на глубине 70 метров. Где-то на глубине трех метров его стало здорово болтать на волнах и даже появились неприятные ощущения тошноты: «Я понимал: да-а, я не моряк… За 30 минут до всплытия стал дышать кислородом и еще в течение часа продолжал уже на воздухе. Вскоре мне стало значительно лучше.

И хотя мое состояние сложно было назвать хорошим, симптомы ДКБ и других осложнений после столь трудного погружения не проявились. Когда чувство головокружения отступило, я, наконец, понял: глубина взята!»

Месье Паскаль спешит на помощь

Примечательно, что при таком экстремальном хобби Паскаль в обычной жизни — мирный учитель начальных классов. Рекорды он ставит в перерывах между уроками французского языка и устного счета. Собственно, среди дайверов можно встретить людей самых разных профессий — программистов, финансистов, юристов.

Правда, надо сказать, что хобби это для обеспеченных людей. Оно требует немалых затрат на специальное снаряжение, тренировки и мастер-классы, поездки в дальние страны. Например, дайв-сафари на корабле по Мальдивским островам на 10 дней стоит около 2850 долларов. Однако если человек, что называется, «подсел», то ему уже трудно остановиться — живет от путешествия до путешествия и от погружения до погружения. Правда, должно еще повезти со здоровьем — бывает, что у кого-то начинаются проблемы с давлением и прочее. Любопытно, что ученые из лаборатории функциональных исследований нервной системы тестировали на Паскале свои новые методы подготовки к длительному пребыванию человека в экстремальных условиях. И оказалось, что возможности Паскаля уникальны: противостояние стрессу и желанию спать во время бессонных ночей в несколько раз превысило способности обычного человека!

По словам Бернабе, на родине, во Франции, его часто приглашают нырять как профессионального квалифицированного спасателя. Иногда приходится быть свидетелем драматических событий. Как-то летом, во время погружения в один из подземных источников горного массива Юра исчез бельгийский спелеоподводник. На его поиски был брошен отряд спелеологической службы спасения. Но вскоре спасательные работы превратились в настоящую трагедию: во время обследования подводной пещеры один из спасателей оказался заблокированным в подводной галерее. На помощь из Тулузы был вызван Паскаль. Он сделал все, что мог, но, увы, — поднял на поверхность уже безжизненное тело…

А как-то раз ему пришлось вызволять подводного робота: «совершенная подводная машина» застряла в узких подземных ходах глубочайшего пещерного источника Франции Воклюз. Это было в 1996 году: Паскалю пришлось опуститься за «робокопом» на 174 метра.

Год спустя, хорошо изучив топографию Воклюза, Бернабе решается на новое погружение. С грузом снаряжения весом в 150 килограммов он начинает падение вниз в опасной близости от стен огромного подводного колодца… Но тут происходит непредвиденное: дублированные навигационные приборы одновременно «умирают» на глубине 270 метров — пришлось погружаться, ориентируясь исключительно на свои чувства. И спустя пять минут Бернабе все-таки решает всплывать. На какой глубине тогда побывал ныряльщик, точно никто сказать не может. По его словам, до дна (глубина 340 метров) оставалось приблизительно метров пятнадцать — двадцать. На контрольной точке в 270 метров все приборы радостно ожили, и дальнейшее всплытие пошло по заранее разработанному плану.

«Иногда у меня возникают мысли все бросить, не нырять больше никогда. Но проходит время, и все начинается снова. Глубина затягивает каждую клетку твоего тела. Радость, что все уже позади, сменяется ощущением необходимости повторить все снова, — добавляет Паскаль Бернабе. — На данный момент мне интересна пещерная тема. Не так важна глубина, как проникновение в неизведанные ранее места, а они, как правило, находятся на глубине 180-200 метров. Такие подводные объекты хотя и таят в себе опасности, но одновременно хранят тайны, которые я хочу разгадать».

Осторожно, глубина!

Профессионалы считают, что все несчастные случаи происходят только по одной причине: дайверы идут на погружение, к которому не готовы. Возможно, несколько раз бездна отпустит таких ковбоев, но рано или поздно конец будет трагическим. Так что, если вдруг возникает «зов глубины», прежде чем на него двинуться, лучше прикинуть: кто зовет, на какую глубину и с кем будем возвращаться.

Еще десять лет назад глубина в 100 метров считалась среди любителей чем-то запредельным. Сейчас, чтобы взять эту планку, продвинутому новичку хватит и двенадцати месяцев. И если раньше такую подготовку получали только водолазы с многолетним стажем, имеющие опыт сотен погружений, то теперь заняться техническим дайвингом горят желанием и многие любители. И каждый день множество людей, нарушая правила безопасности, подвергают свою жизнь риску.

«Официально техническими считаются все погружения, глубина которых превышает пределы, установленные рекреационными агентствами и во время которых используются газовые смеси, отличные от воздуха, — рассказывает инструктор по техническому дайвингу Павел Маркелов. — Теоретически погружение глубже 30 метров — уже техническое. Погрузиться на 90 метров может любой, весь вопрос — в каком виде всплыть. Ведь помимо возможности получить кислородное отравление человек неподготовленный вряд ли сможет адекватно справиться даже с мизерной проблемой, возникшей на глубине. Тем более что при погружении “на воздухе” дайвер испытывает сильнейший азотный наркоз. А паническое состояние на 90 метрах — верная смерть. Каждое глубоководное погружение ставит перед человеком множество задач, которые необходимо решать хладнокровно и оперативно. Это уже вопрос грамотной подготовки, полученной на специальных курсах по техническому дайвингу».

По словам курс-директора PADI, инструктора TDI Дмитрия Орлова, соотношение опыта дайвера и глубины его погружения выглядит так: пробное погружение для новичков — только на 6 метров. Те, кто прошел начальный курс обучения PADI Open Water Diver, могут нырять до 18 метров, «продвинутые», с уровнем Advanced OWD, — до 30 метров, а для погружений на 40 метров необходимо пройти спецкурс Deep Diver.

Татьяна Белоножкина, Вита Мач,
«Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты