Чернокожий самурай

0

Японцы решили, что иезуиты привели на их землю демона

Христианский миссионер и доблестный воин. Верный слуга и бесстрашный мастер клинка. Чернокожая диковина в Стране восходящего солнца и добрый друг знаменитых воинов Японии. А самое главное: совершенно реальный исторический персонаж.

Выходец из африканского племени
Не так давно Голливуд решил побаловать любителей самураев новым фильмом о японских мастерах меча. Студия Lionsgate анонсировала выход картины «Yasuke the Black Samurai» («Ясукэ — черный самурай»). История закручена вокруг непростой судьбы первого чернокожего самурая по имени Ясукэ. О самом Ясукэ осталось не так уж много информации, однако даже того, что имеется, достаточно для цельной истории, которая способна вдохновить Голливуд.
Первые упоминания о легендарном чернокожем самурае появляются в письмах, а в дальнейшем и в работах знаменитого португальца Луиша Фроиша, иезуитского монаха, участвовавшего в работе христианской миссии в Японии. За 35 лет пребывания в Стране восходящего солнца он написал огромный труд «История Японии», а также успел перезнакомиться с самыми значимыми самураями той эпохи. Среди таких людей был фактический лидер страны Ода Нобунага, который высоко ценил португальца за ум и собранность. Именно на приеме у Нобунаги Фроишу и всем присутствовавшим представили диковинного черного человека, который поразил всех манерами, развитой мускулатурой и высоким ростом.
Некоторые современные японские исследователи предполагают, что Ясукэ происходил из народа макуа, который в XVI веке уютно расположился на юге Африки, и звали нашего героя Ясуфе, производное от мозамбикского Иссуфо. Более скептически настроенные историки полагают, что Ясукэ был родом из народа яо, мужчины которого были не в пример более суровыми воинами, нежели мирные земледельцы макуа. Возможно, что именно отсюда и дерзкий нрав нашего героя, и само имя — «яо» (название племени) и «сукэ» (суффикс для мужских имен, распространенный в Японии). Португальцы, в свою очередь, ясности не вносят и вообще считают, что Ясукэ является представителем воинствующих кафре, африканского племени, выходцы из которого ценились европейцами за силу и работоспособность.
Теорий много, но доподлинно известно одно: в дело вмешался Ода Нобунага. Именно он дал имя чернокожему красавцу — Ясукэ (но японцы произносили его как Яскэ). Только все еще остается неясным: то ли это некое образование от уже существовавшего имени на японский лад, то ли Нобунага, со свойственной ему лихостью, просто выдумал это слово. Как бы там ни было, наш герой оказался теснейшим образом связан с великим военачальником Японии. И не только через имя.

Пришел то ли дьявол, то ли Будда
Но вернемся к самому началу истории, то есть, к иезуитам. Алессандро Валиньяно (1539-1606 гг.), иезуитский священник из Неаполя, в 1579 году назначается инспектором, который должен вести проверки миссионерской деятельности на Дальнем Востоке, и около 1581 года он прибывает в Японию.
Как это было принято, такие высокочтимые люди не обходились без соответствующей свиты. Не исключением был и Алессандро Валиньяно, однако в его окружении явно выделялся один высокий чернокожий человек. Как он попал в помощники Валиньяно неизвестно, однако никакой странности в этом нет. Иезуиты в те годы имели серьезное влияние во многих государствах, и взятые португальцами в рабство негры вполне могли оказаться в пользовании итальянских братьев по вере.
Известно, что Валиньяно относился к Ясукэ по-христиански и обучил нашего героя европейским манерам, грамоте и языкам. Причем, по всей видимости, даже японскому языку, так как иначе неясно, как Ясукэ мог сразу по приезде в Страну восходящего солнца нормально объясняться с местными жителями, в том числе и с Одой Нобунагой. Впрочем, стоит отметить, что на первых порах общение с чернокожим человеком у местного населения как-то не задалось.
Не успел Валиньяно в 1581 году со свитой высадиться на берег Японии, как в окрестных городах и селах начали роиться слухи. Одни ужасались тому, что иезуиты притащили на их землю дьявола, другие кричали, будто к ним, наконец, пришел Будда, который на многих древних изображениях был именно чернокожим. Дошло до того, что во время одного из визитов Валиньяно в какой-то из местных храмов толпа попросту насмерть задавила нескольких человек, пытаясь хоть одним глазком увидеть диковинного негра. Иезуиты испугались, что народ в порыве любопытства может обрушить и храм.

Попытались «оттереть его от черноты»
Бесконечные слухи и сплетни в итоге разрослись так, что дошли даже до ушей великого Оды Нобунаги, вовсю сражавшегося в гражданской войне, которая раздирала страну уже не первое десятилетие. Тот вызвал Валиньяно с помощником к себе на аудиенцию, дабы лично во всем разобраться. Именно тогда и произошла встреча будущего Ясукэ с великим военачальником, а также с упомянутым ранее Луишем Фроишем, который и задокументировал этот исторический момент.
К сожалению, в деталях эта история не описана, однако от того же Фроиша мы знаем, что чернокожий воин поразил Нобунагу. От Ясукэ даже потребовали раздеться до пояса и попытались «оттереть его от черноты». Оказалось, что атлетические черные парни вызывают восхищение не только у многих современных девиц, но и у японских военачальников XVI века, хотя и по разным причинам.
Оду Нобунагу заинтересовал чернокожий помощник Валиньяно и тот потребовал, чтобы иезуит его подарил. Во-первых, Ясукэ имел отличную физическую форму и гигантский, по тем временам, рост (188 см), а значит, по определению годился для битвы. Во-вторых, он владел грамотой, а также, согласно заявлениям Валиньяно, обладал хорошими организаторскими способностями и проявил себя незаменимым помощником. В-третьих, он был иссиня-черным с ног до головы, а это значит, что даже одним упоминанием о нем можно было внести смуту в стан врага. Стоило предположить, что при виде такого «демона» могли броситься в бегство и свои же войска, однако армия Нобунаги была настолько предана полководцу, что доверяла всем его решениям.
В итоге Валиньяно передал помощника Оде Нобунаге, тот нарек его Ясукэ и принял в свою свиту. Новому любимцу полководца сразу же выдали доспехи и оружие и стали тренировать, а племянник Нобунаги снабдил новоприбывшего солидной суммой денег. Тот, в свою очередь, во время тренировок демонстрировал великолепные результаты. Сам Нобунага отмечал, что сила новичка равна силе 10 воинов. Позже и Ода, и Ясукэ вместе отправились в замок Адзути, где обычный чернокожий помощник иезуитского священника принял присягу и стал первым чернокожим самураем Японии.

Хозяин сделал харакири
История Ясукэ с того момента, как он присоединился к Оде Нобунаге, уже не только как личный помощник, но и как самурай, неразрывно связана с хитросплетениями войн кланов периода Сэнгоку. В 1582 году во время битвы при Тэнмокудзан, когда объединенные войска Оды Нобунаги и Иэясу Токугавы нанесли сокрушительный удар клану Такэда, вассал Токугавы Мацудайра Иэтада записал, что его поразил «черный, с кожей, как уголь, человек», сражавшийся яростно и свирепо.
Следует отметить, что Нобунага со своими войсками успел побывать во многих сражениях, где Ясукэ проявил себя как достойный воин. В архиве клана Маэда сохранились интересные документы и письма, в одном из которых говорится, что «черному человеку по имени Ясукэ Нобунагой было даровано поместье и короткая церемониальная катана, также он был назначен оруженосцем Оды».
Тем не менее, белая полоса в условиях тотальной гражданской войны не могла продолжаться долго. Летом 1582 года застигнутый врасплох войсками Мицухидэ Акэти Нобунага совершает харакири в одном из храмов в Киото. Ясукэ удалось поучаствовать в битве, но спасти хозяина ему не удалось. После гибели великого полководца черный самурай присоединился к его сыну, Оде Набутаде, который собирал разбитые войска отца возле замка Нидзе.
Ясукэ еще какое-то время сражался на стороне Нобутады, чтя память о его великом отце, однако в итоге попал в плен к Мицухидэ Акэти. Здесь мнения историков расходятся. Так как прямых доказательств добровольной сдачи Ясукэ в плен нет, можно предполагать, что черного самурая могли пленить и в бою. Мицухидэ решил его судьбу, заявив, что: «Черный человек — глупый зверь, не знавший, что творит, и к тому же, не японец, поэтому его нужно казнить в нанбан-дэра (храме южных варваров)».
Приговор прозвучал сурово, однако на деле это значило, что Ясукэ попросту выпроводят до ближайшей иезуитской церкви, где «варвары из-за моря» могут поступать с ним на свое усмотрение. Принято считать, что Акэти тем самым проявил милосердие по отношению к чужаку.
Дальнейшая судьба первого афросамурая покрыта туманом. Вернулся ли он в лоно иезуитской церкви, или же продолжил воевать, но на стороне кого-то другого, неизвестно. Сегодня Ясукэ помнят как преданного помощника первого объединителя Японии, Оды Нобунаги. Что можно сказать наверняка, так это то, что Ясукэ всего за пару лет смог добиться невозможного и поучаствовать в ключевых событиях истории Японии, навсегда вписав себя в неё как первый черный самурай Страны восходящего солнца.

Владимир Самойлов, «Отвратительные мужики» (disgustingmen.com)

Поделиться.

Ответить