Цирк и космос

0

В том факте, что в российском Центре подготовки космонавтов начал тренировки профессиональный глотатель огня, нет ничего от курьеза. Канадец Ги Лалиберте, создатель легендарного Cirque du Soleil, хоть и входит в число богатейших людей планеты, по-прежнему остается неисправимым искателем приключений.

О воде и стихах

Лалиберте означает по-французски "свобода". В Квебеке — самой обширной франкофонской провинции Канады — довольно часто встречаются люди с именами и фамилиями, созвучными тому, чего потомки французских колонистов в Новом Свете на протяжении двух веков были лишены из-за британского владычества. Если же говорить непосредственно о Ги Лалиберте, то свобода и в самом деле была и остается его принципом. Вот теперь потянуло в космос — в качестве туриста он проведет на МКС 12 суток.

"От остальных богатых людей я отличаюсь тем, что не играю в гольф", — как-то сказал о себе Ги Лалиберте. Клюшку он действительно в руках не держал, зато в последние месяцы не выпускает из рук космические карты. Заплатив "Роскосмосу" около 50 миллионов долларов за право стать седьмым по счету космическим туристом, квебекец уже объявил о своей "социально-поэтической миссии" в околоземном пространстве. Прежде всего, на борту пилотируемого корабля "Союз" ТМА-16 вместе с россиянином Максимом Сураевым и астронавтом НАСА Джеффри Вильямсом Ги Лалиберте постарается привлечь внимание землян к проблеме дефицита чистой питьевой воды. "Вода для всех, все для воды" — таков девиз международного фонда One Drop, основанного благодаря личному взносу канадца в размере 100 миллионов долларов. "И еще я напишу в космосе поэму", — обещает своим поклонникам Лалиберте. В том, что она впоследствии будет напечатана и с успехом распродана, сомнений нет. Все, за что бы ни брался бывший глотатель огня и эквилибрист на ходулях, непременно завершается успехом. Не исключаю, что и кругленькую сумму, в которую ему обошелся плацкартный билет в космос, "человек свободы", прописавшийся на днях в подмосковном Звездном городке, вполне отобьет — согласно тарифной сетке Cirque du Soleil.

Месье Лалиберте, отмечающий в эти дни свой полувековой юбилей, всегда избегал публичности и редко давал интервью, но сегодня он полон самых радужных надежд: "За двадцать пять лет существования Cirque du Soleil меня называли по-разному: глотатель огня, предприниматель, автор, человек, добившийся всего сам. Я с честью воспринимаю свой новый статус — гуманитарный исследователь космоса… Более превосходного момента для полета трудно себе и представить!"

Мужские игры

…В первый раз Ги ушел из дома в четырнадцать лет. Прибился к ватаге бродячих артистов, кочующих по Квебеку. Сначала пел, подыгрывая себе на аккордеоне, потом научился глотать огонь и ходить на ходулях. Когда вернулся к родителям, организовал в коллеже рок-ансамбль под эпатажным по тем временам названием "Глубокая глотка". В восемнадцать лет забил болт на учебу и отправился в Париж. В стародавней метрополии парень из Прекрасной провинции — так французы зовут Квебек — открыл для себя мир шапито. Дело в том, что в Канаде традиции бродячих цирков не было, а в Париже Ги увидел чудеса на манеже в исполнении артистов из знаменитых трупп "Бульоне", "Заватта", "Биндер"… Ощущение от этих представлений было сладким, как кленовый сахар, и обжигающим, как глоток ядреного канадского виски.

Едва Ги вернулся домой, как попал на традиционную Fete foraine — ярмарку в городке Бе-Сен-Поль. Все как обычно: жареное мясо, пиво рекой, фальшивые индейские талисманы, гадалка с картами Таро… И тут же — павильончик с уличными артистами! Хило, конечно, с Францией не сравнить. А что, если сделать в Квебеке настоящий цирк-шапито? С акробатами под куполом, с канатоходцами, гимнастами? Поделился идеей с Даниэлем Готье, школьным приятелем, получившим бизнес-образование и даже открывшим собственную консалтинговую фирму. Решили для начала организовать уличный цирковой фестиваль. Народ сперва не просек, что к чему, но потом потянулся на представления. Так компаньоны заработали первые деньги. И тут перед ребятами, которым еще не было двадцати четырех, появилась классическая оказия попасть в нужное время в нужное место.
После проигранного националистами референдума о независимости Квебека популярность местного правительства скользила по наклонной плоскости. Правда, дух франкофонов должно было поднять празднование 450-летия открытия Канады. К этой фиесте кабинет Рене Левека готовил специальную программу, целью которой было дать почувствовать квебекцам гордость за их французские корни. В свои планы Левек, в прошлом блестящий журналист, посвятил команду творцов — поэтов, певцов, сценографов… В нее решили внедриться и юные концессионеры.

Лалиберте и Готье сумели убедить квебекские власти, что, создав первый национальный цирк, они утрут нос и надменному Торонто, и даже бюрократической Оттаве. И не только убедить, но и выбить грант в 1,5 миллиона долларов. Начали набирать труппу, готовить сценарий… и в первый же день репетиций рухнул купол. Затем выяснилось, что большинство найденных в Канаде артистов никогда на арене не выступали. Тем не менее, шоу, получившее название "Большие гастроли Cirque du Soleil", дебютировало вовремя и прозвучало на ура. Более того, стало главным украшением праздника.

Аппетит, как известно, приходит во время еды. "Солнцепоклонники" во главе с Лалиберте решили поставить шапито у самого Ниагарского водопада. Но публика с большим удовольствием смотрела на сюрпризы природы, чем на чудеса на манеже. И тогда Ги бежал… Он, понявший, что ему еще многому надо научиться, прежде чем играть в мужские игры циркового бизнеса, улетел в Европу. Там Лалиберте общается с ведущими мастерами самых известных цирковых школ мира. Едет в Москву, где посещает оба столичных стационарных цирка и Центр циркового искусства в Измайлове. Встречается в Ленинграде с мимом Вячеславом Полуниным и любуется его лицедеями. Договаривается о его приглашении на работу в Канаду, а заодно — и многих ведущих российских и украинских, тогда еще советских, циркачей. А в 1987 году Cirque du Soleil отправляется с новой труппой покорять Америку.

В постановку Лалиберте вкладывает все свои деньги. Он знает, если его шоу, которым он должен открыть фестиваль искусств в Лос-Анджелесе, провалится, труппе не на что будет возвращаться домой. Но Калифорния приняла "солнцепоклонников" с распростертыми объятиями. К концу года после гастролей в Санта-Монике и Сан-Диего компания увеличила свой бюджет до 4 миллионов долларов при чистой прибыли в 1,5 миллиона. А три года спустя труппа отправилась в первое мировое турне — "Солнечный цирк" стал не только главным символом Квебека, но и вообще одним из феноменов эпохи.

Любая чужая удача порождает у немалого количества людей сомнения в ее справедливости, успех же Cirque du Soleil интригует миллионы вдвойне, втройне. Ведь цирк как форма искусства, казалось бы, стар как мир. У достижений Лалиберте есть несколько секретов. Во-первых, по-капиталистически рациональная организация труда. У канадцев нет в спектаклях ни животных (их содержание стоит чересчур дорого), ни клоунов-коверных (таким образом исчезает языковой барьер, репризы "рыжих" не надо переводить). Во-вторых, квебекцы отказались от классической традиции создавать цирковое представление, сцепляя его из ничем не связанных между собой номеров. Шоу Cirque du Soleil — это полноценные спектакли, построенные креативной группой из так называемого Совета творцов на грани мюзикла, авангардного балета и кино с его световыми, компьютерными эффектами. Здесь нет привычного тринадцатиметрового манежа, зритель смотрит на артистов не сверху вниз, а снизу вверх — как в кино с его крупными планами. "Cirque du Soleil полностью изменил характер цирковой индустрии, сотворив, по сути, новый тип шоу", — пишут теоретики бизнеса Чан Ким и Рене Моборн. Они не сказали главного: это шоу, от которого на километр пахнет огромными деньгами.

Быстро отказавшись от шапито, Ги Лалиберте превратил свои спектакли в стационарные и начал проводить их по приглашению американских антрепренеров в казино Лас-Вегаса и Флориды. Стали приглашать лучших циркачей из России, Украины и Китая. Самые продвинутые режиссеры принялись ставить спектакли, самые смелые художники — создавать костюмы и декорации, самые модные музыканты — писать музыку… Цирк превратился в завод со многими конвейерами: одновременно несколько трупп под маркой Cirque du Soleil работают на разных площадках. Ги Лалиберте, конечно, перфекционист, его спектакли отлажены и смазаны до последнего винтика. Но как долго еще можно держать столь высокую планку?

Это сладкое слово "свобода"

Да, опять все решает презренный металл. С ним у Лалиберте все в порядке. Личное состояние владельца "Солнечного цирка" — месье Ги принадлежит 80 процентов акций компании — приближается к 2,5 миллиарда долларов. Сам же цирк "весит" около 2 миллиардов. Цены на билеты — от 40 до 150 долларов. Залы, в каждом из которых как минимум две тысячи мест, обычно каждый день полны, а в день бывает и по два спектакля. 80 процентов прибылей приносят сборы, остальное — продажа записей, сувениров, сопутствующих товаров. Если в первоначальном варианте шоу участвовали 73 артиста, то теперь компания, на спектаклях которой во всем мире уже побывали 100 миллионов зрителей, насчитывает 4000 сотрудников (только четверть из них непосредственно циркачи), представляющих более 40 национальностей. Треть артистов — это выходцы из стран постсоветского пространства.

Сине-желтый головной офис цирка, построенный в 1997 году авангардным канадским архитектором Данном Хангану, расположен в Монреале, а филиалы-представительства прописаны в Лондоне, Нью-Йорке, Амстердаме, Сингапуре, Гонконге и Лас-Вегасе. Два крупных инвестора из Дубая — Istithmar World и Nakheel — приобрели не столь давно по десять процентов акций квебекского цирка. Новое, канадско-эмиратское, предприятие построит в Дубае здание для цирка на 1800 мест. Примерно такого типа, которые уже есть у цирка в Токио и Макао.

Недавно открылся административный офис "солнцепоклонников" и в Москве. Сегодня компания Лалиберте — самая мощная корпорация шоу-бизнеса в мире, являющаяся третьей статьей канадского национального дохода после хоккея и кленового сиропа. Сам же месье Ги, меценат, ежегодно отправляющий до одного процента доходов Cirque du Soleil на реализацию культурных и социальных программ по всему миру, был объявлен в 2007 году победителем проводимого корпорацией Ernst&Yang международного конкурса "Предприниматель года". "Ги Лалиберте изменил лицо индустрии развлечений во всем мире", — сказал при вручении награды Джозеф Шендорф, председатель жюри конкурса.

Несмотря на лавры супербизнесмена, Лалиберте еще не совсем покончил со своим цирковым прошлым. "Я уже не плююсь огнем, — говорит он, — но все же стараюсь вызвать улыбку на лицах моих пятерых детей, которые называют меня "папа-дракон". Я сознаю, что некоторые бизнесмены считают меня всего лишь артистом. Артисты же думают, что я бизнесмен. Но я-то знаю, что могу соблюдать баланс между творчеством и бизнесом".

Человек общительный и остроумный — достаточно сказать, что вместе с верным другом Робером Шарлебуа он создал в Квебеке пародийную политическую партию под названием "Носорог", — месье Лалиберте болезненно воспринимает малейшие посягательства на свою частную жизнь. В июне этого года газета Journal de Montreal напечатала серию материалов о судебных демаршах циркача против канадского журналиста Яна Гальперина, издавшего книгу "Сказочная жизнь творца Cirque du Soleil". В ней, в частности, рассказывается о пышных приемах, которые Лалиберте якобы устраивает на своей вилле в Сен-Брюно в честь приглашенных звезд кино и шоу-бизнеса. "Чушь! Автор захотел примазаться к чужой славе", — охарактеризовала такие "сенсации" пресс-служба Cirque du Soleil и добилась изъятия книги из продажи. Сам же создатель "восьмого чуда света" от комментариев отказался. Ему ли, прошедшему путь от глотателя огня до небожителя, входящего — по версии журнала Time — в число "100 самых влиятельных людей мира", заниматься столь суетным делом?

Кирилл Привалов,
«Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты