Есенин и Дункан: «Излюбили тебя, измызгали…»

0

Летом 1921 года в Россию по приглашению Луначарского приехала знаменитая американская танцовщица Айседора Дункан. На одном из приемов, организованных в ее честь, где Айседора Дункан исполняла свой знаменитый танец с шарфом… под аккомпанемент «Интернационала», произошло ее знакомство с Есениным.

Английского Есенин не знал, а объяснить, как глубоко поразила его американская танцовщица, хотелось нестерпимо. И тогда он снял туфли и начал танцевать какой-то дикий танец, а потом упал перед ней на колени. И Айседора поняла: она гладила золотые кудри поэта и шептала на ухо два известных ей русских слова: «ангель» и «чиорт».

Сергей Дункан и Айседора Есенина

Они венчались в церкви в старом Арбатском переулке. Есенину было 26 лет, а Айседоре — 45. А потом узаконили свои отношения в Хамовническом загсе. В свидетельстве о браке и в паспортах им обоим записали двойную фамилию, как они того и хотели. Новобрачные стали Дункан-Есениными. Выходя из загса, Есенин во все горло ликующе завопил: «Теперь я — Дункан!» А Айседора подхватила: «А я — Есенина!»

До встречи с Есениным Айседора пережила трагедию. Двое ее маленьких детей, мальчик и девочка, погибли в Париже в автокатастрофе. В дождливый день они ехали с гувернанткой в машине через Сену. Шофер затормозил на мосту, машину занесло на скользких торцах и перебросило через перила в реку. Никто не спасся.

Айседора знала, что у Есенина было сложное детство: он рос в семье деда и с родителями почти не общался. «Бедный мой мальчик, — думала Дункан. — У тебя не было матери! Ничего, я полюблю тебя вместо нее, … я сумею! На своих недорастратила…»

Поначалу все шло как нельзя лучше. Айседора выучила несколько десятков русских слов и стала называть любимого «Сергей Александрович». Они ходили на приемы, на литературные вечера, где она танцевала, а он читал стихи. Домой возвращались обычно под утро… Увы, очень скоро идиллия закончилась. Через полгода Есенин в беспамятстве посылал Айседору ко всем чертям, а порой даже и поколачивал. Поймав запущенный в нее сапог, сквозь слезы на ломаном русском языке она говорила: «Сергей Александрович, я люблю тебя…»

Есенин убегал, скрывался у друзей, слал ей письма, что все кончено. А потом прибегал измученный, охваченный нежностью и раскаянием. И плакал, уткнувшись ей в колени.

Ну и катись, старая карга!

Чтобы вырвать мужа из пучины бесконечных попоек, Айседора решает увезти его за границу: показать ему весь мир — Италию, Германию, Францию, Америку. Кроме того, она надеется, что участие Есенина в ее гастролях как «первого российского поэта» привлечет внимание мировой прессы и публики. Но едва они пересекли границу, начались проблемы. Есенин, которого Дункан представляла как «второго Пушкина», очень скоро взбунтовался: он не хотел быть экзотическим (из «совдепии»!) приложением к «великой Айседоре». «Здесь такая тоска, такая бездарнейшая «северянинщина» жизни, — писал Есенин друзьям в Россию, — что просто хочется послать все к энтой матери». Пил он тяжело, до одури, с ресторанными скандалами, крушением мебели…

Надо отдать должное, Айседора довольно быстро поняла состояние мужа. «Я увезла Есенина из России, — говорила она друзьям, — где условия жизни пока еще трудны. Я хотела сохранить его для мира. Теперь он возвращается в Россию, чтобы спасти свой разум, так как без России он жить не может. Я знаю, что очень много сердец будут молиться, чтобы этот великий поэт был спасен, чтобы и дальше творить красоту».

Летом 1923-го Дункан и Есенин возвращаются в Москву. Внешне казалось, что в их отношениях наступили, наконец, мир и согласие, но им двоим было ясно — конец близок. Снова начались ссоры по мелочам, скандалы из-за пустяков. И однажды Айседора не выдержала: «Сергей Александрович, я уезжаль в Париж». — «Ну и катись, старая карга!» — ласково попрощался с женой, так и не освоившей русский язык, Есенин.

Они встретились на небесах

В 1925 году Есенин женился на внучке Л. Толстого Софье. В Ялту, где в то время гастролировала Айседора Дункан, полетела убийственная телеграмма: «Ялта гостиница Россия Айседоре Дункан. Я люблю другую женат и счастлив Есенин». Но это была неправда. Есенин не был счастлив: последний год жизни поэта прошел в болезнях, метаниях, пьянстве. 23 декабря 1925 г. он сбежал из Москвы в Ленинград, где остановился в №5 гостиницы «Англетер». В том самом номере, где жил вместе с Айседорой Дункан в феврале 1922 года. Айседора тогда танцевала в зале бывшего Дворянского собрания (ныне Большой зал филармонии) и в Мариинском театре. А Есенин присутствовал на всех ее выступлениях. Увы, в последний приезд Северная столица не принесла Есенину успокоения. Утром 28-го его нашли повесившимся на трубе парового отопления…

Дункан жила в Париже, когда ей принесли телеграмму, извещавшую о гибели Сергея Есенина. Айседора была потрясена самоубийством мужа, которого продолжала любить. «Я рыдала и страдала из-за него так много, — писала она своей приемной дочери Ирме в Россию, — что мне кажется, что уже исчерпала все человеческие возможности для страдания».

В ноябре 1926 г. Дункан получает извещение из московского суда о том, что как официальная вдова Есенина она наследует все не полученные им гонорары, общая сумма коих составляла ни много ни мало 400 тыс. франков. Айседора не приняла денег, хоть и очень нуждалась в них. Она телеграфировала в Москву, что отказывается от наследства в пользу матери и сестры мужа.

Дункан пережила Есенина на два года. 14 сентября 1927 г., садясь в машину, Айседора обмотала свой любимый красный шарф вокруг шеи и крикнула провожавшим ее друзьям: «Прощайте, я отправляюсь к славе!» Автомобиль тронулся, потом внезапно остановился, и окружающие увидели, что голова Айседоры резко упала на край дверцы. Шарф попал в ось колеса и, затянувшись, сломал ей шею… Чтобы освободить голову, притянутую к борту машины, пришлось разрезать шарф. Толпа набросилась на искромсанный ножницами кусок ткани в жажде заполучить «веревку повешенного» на счастье — и растерзала его на куски.

Источник – «Владивосток»

Поделиться.

Комментарии закрыты