«Гранату дал муж, а для чего – не сказал»

0

Об этой истории не рассказывали советские газеты. Да и сегодня об угоне пассажирского самолета Ил-14 3 июня 1969 года если и говорят, то в двух строках, зачастую далеких от истины. Между тем дело более чем примечательное. Прежде всего тем, что на грозящее расстрелом преступление пошли не «вражеские агенты», не завербованная Западом «тухлая интеллигенция», а простые пролетарии, которых, казалось бы, еще со школьной скамьи до мозга костей пропитали коммунистической идеологией. В связи с тем, что не прошел срок давности, да и некоторые участники этого преступления живы, мы не можем открывать их фамилии и лица на фотографиях.

ЧП в небе над Эстонией

«3 июня 1969 года в 12 часов 40 минут экипаж самолета Эстонского управления гражданской авиации Ил-14, следовавший рейсом 3794 по маршруту Ленинград – Йыхви – Таллин, в воздухе, в районе Йыхви Эстонской ССР, подвергся вооруженному нападению со стороны группы преступников, пытавшихся принудить его к перелету за границу. При нападении на экипаж самолета преступниками был тяжело ранен радист Кисель». (Из постановления о возбуждении уголовного дела.)

До сих пор в некоторых источниках это преступление расценивается как случай политического терроризма. Но у захватчиков не было ни лозунгов, ни политических требований, ни призывов – только страстное желание вырваться из СССР. Именно это и было немыслимо для партноменклатуры и пропагандистов: какой же советский пролетарий по доброй воле решит сменить социалистический рай на загнивающий Запад? Это в разлагающихся капстранах самолеты угоняют, а у нас ничего подобного и произойти не может! Даже статья за захват самолета в Уголовном кодексе отсутствовала (как самостоятельный вид преступления угон воздушного судна появился в советском УК лишь в 1973 году. – Прим. авт.). Может быть, именно благодаря этой самоуверенности властей трое вооруженных преступников 3 июня 1969 года и прошли беспрепятственно на борт Ил-14. В кассе на Невском им продали билеты на вымышленные фамилии, а в аэропорту никто и не думал осматривать сумки, где под безобидным барахлом таилось оружие.

В 11 часов 15 минут самолет вылетел из Ленинграда, совершил промежуточную посадку в городе Йыхви. Через 10 минут после взлета высокий блондин, сидевший в третьем ряду справа, встал, сделал шаг через проход, наклонился к большой хозяйственной сумке, стоявшей у ног сидевшей в левом ряду женщины в красном платье, и вытащил оттуда автомат ППШ. Мужчина выстрелил в потолок, а затем направил ствол на пассажиров со словами: «Ни с места! Руки вверх!» Следом поднялась дама в красном и продемонстрировала оторопевшим пассажирам пистолет и гранату, а сидевший рядом с ней парень достал из рюкзака обрез. Мужчина с ППШ побежал к кабине пилотов, вскоре раздалась автоматная очередь. Послышались ответные пистолетные выстрелы. Все смешалось: стрельба, крики пассажиров, гневные возгласы преступников.

Женщина с гранатой метнулась к кабине пилотов, ей навстречу полз тот самый блондин с автоматом и что-то искал на полу. Рукав его рубашки был в крови.

«Пружина! Я потерял пружину! Автомат не стреляет!» – кричал он женщине. Вскоре оба преступника покатились по салону в хвост, когда самолет резко заложил вправо и пошел на посадку в Йыхви. Сразу после приземления блондин открыл входной люк, спрыгнул на землю и побежал в сторону ближайшего перелеска. За ним последовал парень с обрезом, на бегу отстреливавшийся от преследовавших преступников милиционеров, не успевших на аэродром к посадке самолета. Террористку в красном платье успели задержать пассажиры.

Арест угонщиков

Уже через час 32-летняя ленинградка Галина С. давала первые показания следователю КГБ Эстонской ССР. Ее анкетные данные были безупречны: 7 классов образования, крестьянского происхождения, работает укладчицей на фабрике «Северное сияние», замужем, не судилась, не привлекалась. Мужем назвала того самого блондина с автоматом, Ивана С., работавшего в «Ленэнерго» шофером. Дама откровенно «лепила горбатого», не смущаясь предупреждения об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. По ее словам, в Таллине супруги собирались походить по магазинам.

– Приехав в аэропорт Ленинграда, мой муж встретил одну женщину, с которой вел какой-то разговор, но о чем, я не знаю, и фамилию этой женщины не знаю, – рассказывала Галина С. – В самолете я села рядом с парнем, которого увидела еще в аэропорту, а мой муж сел с той самой женщиной, с которой он разговаривал. У моего мужа была с собой длинная сумка серого цвета. Что в ней находилось, не знаю. Раньше автомата у мужа я не видела и причины стрельбы тоже не знаю. Гранату и зажигалку в виде пистолета дал муж, сказал держать в руке, а для чего – не сказал.

Женщину, сидевшую в самолете рядом с Иваном С., также задержали. Вечером 3 июня неподалеку от Гатчины в машине такси был взят один из сбежавших преступников, 21-летний Юрий В., член ВЛКСМ, работавший до призыва в армию фрезеровщиком на заводе «Красная заря». От него следователи узнали, что Галина С. приходится ему родной сестрой.

– Когда мы бежали от самолета, сзади слышалась стрельба, – рассказывал он на допросе. – В пути Иван забрал у меня обрез, а я взял у него автомат. Продолжая бежать от аэродрома, я повернул за сарай и выбросил автомат за дрова. Обернувшись назад, Ивана уже не увидел. Прибежал в город Кохтла-Ярве, где сел в такси и выехал в Ленинград.

В ночь на 4 июня около хутора Мери Кохтла-Ярвеского района Ивана С. обнаружил пограничный наряд. На предупредительный окрик преступник ответил выстрелами из обреза. Тогда пограничники открыли огонь на поражение. Спустя несколько часов угонщик скончался в больнице.

В связи с тем, что преступники проживали в Ленинграде, 9 июня 1969 года по указу руководства КГБ при Совете Министров СССР дальнейшее расследование было поручено следственному отделу Ленинградского УКГБ. Троицу этапировали в Ленинград и поместили в СИЗО УКГБ.

Вскоре следователи установили, что Галина Б. не причастна к преступлению. Лететь в Таллин ей предложил Иван С., являвшийся ее любовником. По сути, женщина была ему нужна в качестве прикрытия: преступники решили, что все места в ряду должны быть заняты своими, дабы незнакомый сосед ненароком не решил геройствовать, когда они достанут оружие. О готовящемся преступлении Галина Б. даже не подозревала, поэтому вскоре дело в отношении нее было закрыто за отсутствием состава преступления. Галине С. и Юрию В. предъявили обвинение по нескольким статьям, в том числе и попытке измены Родине.

"Ты в рубашке родился"

— Hаш экипаж состоял из 5 человек: Павел Кузьменков (пилот), Валентин Платонов (второй пилот), Март Паюри (бортмеханик), Лийна Хярма (стюардесса) и я, бортрадист, — рассказал непосредственный участник захвата самолета в июне 1969 года в интервью «МК» (mk.ru) Hиколай Кисель. — После стоянки в Йыхве опять взлетаем. Вдруг стюардесса Лийна влетает, на ее лице настоящий ужас: "Сюда идут с ружьем!" И тут же закрыла дверь на защелку. "С каким ружьем?!" Hичего не понимаю — и вижу, как крутится рукоятка двери…

Я крикнул командиру: "Паша, дай пистолет!" У Павла пистолет лежал на панели под левой рукой, но надо было еще достать его из кобуры, передать мне, а ведь идет набор высоты! И тут раздалась очередь. Мне попали в грудь (если бы не в меня, то пуля угодила бы Марту прямо в голову). Пули пробили и бак с тормозной жидкостью, ручейками она бьет оттуда.

Валентин, второй пилот, мгновенно среагировал и, как только прогремели первые выстрелы, бросил самолет носом вниз. Бандит за дверью не удержался на ногах, свалился на пол салона. Паша достал к этому времени пистолет и дважды выпалил в дверь. Из-за двери стали раздаваться одиночные выстрелы. Кузьменкову было неудобно вести огонь и пистолет он передал бортмеханику Марту.

Соображаю, что идем на посадку, обратно в Йыхве. Думаю: выпустим ли шасси? Давление где? Бак с тормозной жидкостью ведь пробит… Hо самолет вскоре покатился по земле.

Меня доставили в больницу в Кохтла-Ярве. Хирург после рентгена сказал: "Ты в рубашке родился". Пуля прошла через левую сторону грудной клетки между гребешками позвоночника на правую сторону. Она во мне до сих пор сидит…

Пассажиры, страху, конечно, натерпелись: сначала автоматная очередь над головами, потом наши выстрелы из кабины. Мы, оказывается, сделали 11 выстрелов.

Удивительно, что никто из пассажиров не пострадал.

Ошибка в процентах

Иван С. имел зуб на советскую власть. В годы коллективизации у его родителей-крестьян, живущих в Белоруссии, отняли практически все, скотину забрали в колхоз, а во время войны партизаны расстреляли отца Ивана.

– Муж неоднократно заявлял, что в СССР простому народу жить трудно, кругом несправедливость, нигде правды не найдешь, – рассказывала следователю Галина.

В середине 1960-х Иван обзавелся радиоприемником и стал тайком слушать «Голос Америки». Через год он показал супруге собственную 20-страничную рукопись с названием «Письмо Голдуотеру». Американский сенатор привлек Ивана своими антикоммунистическими выступлениями, и шофер решил во что бы то ни стало передать ему свой письменный труд, в котором он поносил СССР и просил предоставить ему политическое убежище в США. Летом 1968 года Иван познакомился у Русского музея с двумя шведами, после приятных посиделок в ресторане пригласил их к себе домой и там показал письмо. Шведы категорически отказались брать на себя риск везти антисоветчину через границу. Спустя два месяца водитель «Ленэнерго» познакомился с норвежцем, но тот тоже не поддался на уговоры. Спецслужбы взяли на заметку пристающего к иностранцам Ивана и вскоре вызвали его на доверительную беседу. После этого Иван решил бежать из страны как можно скорее, уговорив жену присоединиться к нему.

Операция прорабатывалась около года. Переход границы по суше отмели как наиболее опасный. В марте решили: надо захватить самолет рейса Ленинград – Таллин и заставить пилотов лететь в Финляндию.

– Муж говорил, что сможет сам посадить самолет, а летчика застрелит, если он не подчинится, – рассказывала Галина С. на допросе. – Мол, механизаторы знают управление и приборы, а он шофер и разбирается в этом. В случае удачного бегства в Финляндию мы намеревались пойти в американское посольство и просить там политического убежища.

Через несколько дней Иван взял отпуск и поехал в Белоруссию, где жил старший брат. Как оказалось, еще в войну пацанами они закопали в лесу найденный автомат ППШ и несколько десятков патронов. Автомат оказался в плачевном состоянии: железо покрылось ржавчиной, а приклад сгнил. По словам Галины С., Иван уговорил своего знакомого из ремонтной мастерской подновить автомат. Сказал, что собирается ограбить богатого соседа по даче в Лахте. Знакомый согласился. Из охотничьего ружья был сделан обрез, а из дерева выточены два муляжа гранат. Арсенал был готов. Не хватало только еще одного помощника. И тут из армии демобилизовался младший брат Галины. Долго уговаривать парня не пришлось.

– Муж говорил Юре, что дело верное, по выражению мужа, всего 20 процентов риска, а 80 – гарантия, – рассказывала Галина. – Я, в свою очередь, пояснила Юрию, что мы с Иваном все хорошо обдумали и в затеянном нами практически нет опасности.

10 мая Галина слетала в Таллин на Ил-14, а по возвращении рассказала о том, где сидят пилоты, как расположены кресла, сколько времени длится полет. 30 мая преступники купили билеты на 3 июня.

– Нападение на экипаж должен был начать Иван, – продолжала Галина. – Я и Юрий должны были, угрожая оружием пассажирам, не дать им возможность оказать помощь экипажу самолета.

Каково же было недоумение преступников, когда оказалось, что пилоты закрывают дверь в кабину изнутри! Въехать в капиталистический рай на белом коне не получилось по собственной глупости и недомыслию.

Решением суда 3 октября 1969 года Галина С. была приговорена к 13 годам заключения. Юрий получил 11 лет исправительно-трудовых лагерей строгого режима. Члены экипажа, которых наградили орденами Красного Знамени и Красной Звезды, писали председателю суда, что наказание слишком мягкое, адвокаты жаловались, что оно слишком жесткое. Но приговор остался в силе.

Анна Кострова, Станислав Бернев
«Невское время»
 

Поделиться.

Комментарии закрыты