Как язык проглотили…

0

Недавно ученые запустили проект по «архивации» существующих ныне на планете языков, которые могут уже через поколение перейти в категорию мертвых. В силу того, что носителями большинства языков из этой «группы риска» являются всего несколько тысяч человек, они могут вообще исчезнуть без следа из-за глобализации.

В рамках этого проекта под эгидой Кембриджского университета эксперты призывают антропологов и самих представителей малочисленных народов собирать и сохранять в виде звуковых и видеофайлов мифы, предания, песнопения и другие произведения народного творчества.

Собранные таким образом, они будут храниться в большом цифровом архиве, куда все желающие смогут попасть по запросу через Интернет. По замыслу ученых, по этим записям можно будет составить общее впечатление о культуре и быте того или иного народа.

Специалисты уже дали «задания» 10 племенам от Монголии до Нигерии, снабдив их представителей всем необходимым для записи. Первые результаты уже предоставили носителя языка барасана (на нем говорят менее 2 тысяч жителей одного из регионов Колумбии), а также непальцы.
Однако не только такие малораспространенные языки вызывают обеспокоенность ученых. По их мнению, к «группе риска» относятся также такие традиционные в Великобритании кельтские языки, как гэльский и корнский.

Всего же из 6 тысяч нынешних живых языков исчезнуть могут не менее половины, предупреждают специалисты, ведь, по их данным, каждые две недели исчезает еще один язык.

Поговорили и забыли

Почему же умирают языки? Главные виновники – глобализация и миграция. Тяжелое экономическое положение вынуждает людей переселяться из родных деревень в большие города, и, соответственно, принимать язык, на которой изъясняются между собой сослуживцы. В уничтожение языка вносят большую роль и дети: ребенок, с детства говорящий, к примеру, на испанском и языке майя, вскоре приходит к мысли, что испанский лучше, так как на нем изъясняются в школе и по телевизору.
Дэвид Харрисон, автор книги «Когда языки умирают» и его коллега директор Института живых языков Грег Андерсон определили пять основных регионов, где местные языки находятся на грани исчезновения. Это северная Австралия, центральный регион Южной Америки, американский штат Оклахома и юго-запад США, северо-западная Тихоокеанская плита (Командорские и Курильские острова и Камчатка) и восточная Сибирь.

Подавляющее большинство языков, находящихся на грани уничтожения, уникальны. Очень часто ими владеют жители малых народов, существующие в условиях дикой природы. Языки, которые идут на смену их наречиям, не способны передать всю палитру терминов, используемых в этих языках. К примеру, в Папуа — Новой Гвинее аборигены используют сотни названий для разных видов птиц, населяющих определенные районы острова. А в английском языке, который вытесняет местные диалекты, для аналогичных целей используется лишь два слова.

«Мы живем в эру, где информация и знание считаются ценностью, и мы рискуем отбросить знания тысячелетий. Большинство наших знаний об исчезающих видах заключается в языках, которые никогда не были описаны. Спасая языки, мы можем помочь сохранению видов и экосистем», — утверждает Харрисон.

Например, как отмечают учёные, знахари в Боливии за половину тысячелетия описали на тайном языке тысячи лекарственных растений, и передают эти знания из поколения в поколение.

И что можно сделать для сохранения этих языков и знания, зафиксированного в них? По оценкам Андерсона, для работы по полноценной научной записи языка требуются три-четыре года и до 200 тыс. фунтов. «Есть люди и общины, которые просят у нас помощи для спасения своих языков, – отмечает он. – Были бы деньги – но денег нам не хватает».

По оценкам специалистов, язык попадает в группу риска, если остается меньше 100 тысяч его носителей. Обратный процесс — ревитализация — требует больших усилий и времени. Нужны специальные программы, правильное отношение со стороны властей, а главное — желание самих людей говорить на родном языке. Примерно до 70-х годов прошлого века развитые державы мало обращали внимания на то, что происходит с языками малых народов. А потом, словно спохватившись, правительства стали принимать различные программы поддержки.

Так, в США существуют разные программы по ревитализации — и федеральные, и на уровне штата. Есть, например, такая программа, как ученичество: когда студент ходит за носителем и записывает за ним буквально каждое слово. В рамках сохранения исчезающих языков в разных странах стали создавать так называемые языковые гнезда: по сути, детские сады или ясли с погружением — все сотрудники между собой и с детьми говорят только на малом языке. И все же, несмотря на это, успешных примеров ревитализации в мире и по сей день не так много.

Собственно, самое губительное для малых языков, но широко распространенное в разных странах заблуждение состоит в том, что для человека естественно владеть только одним языком. Конечно, при таком подходе выбор делается в пользу самого распространенного и перспективного — например, английского или русского. Однако, как подчеркивают специалисты, многоязычие дает человеку массу преимуществ. «Такие люди более адаптивны, обучаемы, хорошо переключаются и овладевают новыми знаниями. Кроме того, полиглоты отличаются толерантностью, ведь через другой язык и культуру они узнают другой народ», — отмечают специалисты.

Между Пушкиным и Эллочкой Людоедкой

Конечно, сохранение редких и исчезающих языков, с точки зрения истории и лингвистики – дело необходимое, и с этим вряд ли кто-то поспорит. Как и с тем, что язык – это живая система, которая постоянно растет и изменяется. Но вот некоторые неожиданные нововведения в привычные нормы зачастую воспринимаются в штыки.

Так произошло и с уже нашумевшим приказом министерства образования и науки РФ об утверждении списка словарей, содержащих нормы современного русского языка, который вступил в силу 1 сентября. Напомним, согласно новым нормам, у слова «кофе» есть не только мужской, но и средний род,
название боевого искусства стоит писать исключительно как «карате», а не «каратэ», а слово «брачующиеся» считается некорректным и заменяется на «брАчащиеся». Официально правильными также теперь являются различные варианты произношения таких слов, как «договор» и «йогурт». Отныне ударение в этих словах может падать на первый и последний слоги соответственно. Также возможно говорить «по средАм», а не «по срЕдам». Так что, бородатый анекдот о том, как студент института им. П. Лумумбы пришел в кафе и сказал: «Дайте мне один кофе», а на комплимент о хорошем владении русским языком продолжил: «Да, и один булочка», уже потерял всякий смысл.
Общественность отреагировала бурно. На сайтах, опубликовавших эту новость, — ленты комментариев, в основном негативных. Хотя многие забывают, что прямых распоряжений относительно «кофе» и «договора» министерство, собственно, не публиковало. Просто велело чиновникам ориентироваться на определенные словари. Почему же тогда решение министерства вызвало такой резонанс?

«В сущности, языковые нормы менялись и меняются постоянно. Только прежде это происходило без особого шума, — считает доктор филологических наук Евгений Водолазкин. — Причиной нынешнего ажиотажа стало, возможно, сочетание слова «распоряжение» с формами, для культурного человека неприемлемыми. Судя по всему, обществу трудно смириться с мыслью о том, что невежество — существенный ресурс развития языка».

Лингвистический скандал получил свое продолжение 8 сентября – в международный день грамотности. Этот праздник был учрежден ЮНЕСКО по рекомендации Всемирного конгресса министров просвещения по вопросам ликвидации неграмотности, открытие которого состоялось в Тегеране 8 сентября 1965 года. В этом году девиз Международного дня грамотности – The Power of Literacy («Грамотность – сила!»). В центре внимания праздника, по обыкновению, – роль грамотности в таких процессах, как международное сотрудничество, строительство гражданского общества и социальное развитие.
Однако, учитывая недавние события, многие школы и вузы демонстративно проигнорировали профессиональный праздник. К примеру, филологический факультет МГУ имени Ломоносова от празднования отказался. «Они решили, что составлять словари нужно, ориентируясь на язык улицы. Мы не лицемеры. Проводить день грамотности в стране, которая стала безграмотной, кажется немножко циничным», — заявила декан факультета. А вместо празднования дня грамотности в конце сентября на филфаке проведут массовый диктант. «Если норма существует, значит, я как учитель русского языка должна познакомить учеников с ними, — говорит учитель русского языка и литературы одной из школ. — А теперь получается, что как бы они ни ставили ударение в слове, все будет правильно. Я тогда зачем?».

«Кофе черное, кофе жгучее»

На новые правила русского языка не замедлили откликнуться пользователи Интернета в своих блогах и на форумах:

— Когда кофе натуральный — это «он». А когда растворимое – «оно».
— Один кофе и один булочка. Такой анекдот испортили…
— Романс «Кофе чёрное, кофе жгучее». Исполняется министром образования.
— Вот вы за кофе переживаете, а ведь для многих «День рождение» — тоже «оно».
— Зачем «брачащиеся», когда можно просто – «брачуны»!
— Следующий шаг – «сорок прОцентов наших дОцентов» в качестве варианта нормы.
— В Министерстве образования и науки после редактирования русского языка добавили в алфавит смайлики.

— Началося рабочее утро.
Щас дирехтуру договор дам
И открою стаканчик йогурта —
Уважаю йогурт по средам.
Наливалося в чашечку кофе,
Славно булькало мне в животе.
Эх, сейчас полежать бы на софе,
Помахать бы ногой в карате!
— То ли ИСЧО будет…

Ляпы на высшем уровне

Впрочем, не только российских чиновников население обвинило в безграмотности. На днях в лужу село французское Министерство образования, возглавляемое Люком Шателем. Перед началом учебного года Министерство выпустило обращение в поддержку грамотности, в котором обнаружилось большое количество грамматических и орфографических ошибок.

В распространенном среди журналистов сообщении одни слова употребляются вместо других, встречаются опечатки, единственное число используется вместо множественного. Так, рассказывая о специальных курсах для обучения детей во время каникул, авторы написали местоимение «ce» как «se». В общей сложности журналисты насчитали несколько десятков ошибок и опечаток.
Позднее министерство попросило представителей СМИ, обратившихся в ведомство за копией письма, подождать, пока будет подготовлена его исправленная версия. А опубликованное на сайте министерства обращение ошибок уже не содержало.

Забавный случай произошел в прошлом году и в США. Администрация школы Westlake High School в штате Огайо допустила досадную ошибку в написании слова education (образование) в дипломах выпускников. Это слово было написано educaiton.

После того как опечатка была замечена, школу начали высмеивать на местном радио, а газеты вышли с заголовками: «Вы можете правильно написать слово “образование”? А школа не может».
Представитель администрации школы объяснил, что школа отправила партию дипломов обратно в типографию, поскольку в них была замечена опечатка в другом месте. Когда же исправленные дипломы вновь привезли в школу, никто не удосужился снова проверить их.

Впрочем, от ошибок не застрахован никто. А ажиотаж вокруг «кофе» чиновники сейчас пытаются умерить – дескать, новые нормы отнюдь не являются обязательными. «Это просто достойный повод обсудить важные вопросы, связанные с языковой нормой», — говорит академик РАН Людмила Вербицкая. А в Интернете шутят, что только таким способом можно заставить людей позаботиться о том, чтобы сохранить свой родной язык.

Подготовила Александра Билярчик

Поделиться.

Комментарии закрыты