Китайские гейши: куколки, изменившие историю

0

Куртизанок Китая часто называют китайскими гейшами, даже не подозревая, что они появились на двадцать три века раньше гейш в Японии. Да и как назывались китайские гейши, положившие начало культуре развлекательниц во всей Азии, многие тоже не слышали. Итак, что же означает шуюй и чансань, и после чего шанхайские sing-song girls стали знамениты на весь мир?

Женщины-куколки

Нюйкуй — развлекательница, или дословно, «женщина-куколка» — так называли китайских куртизанок в древности, когда они только появились для украшения досуга китайских князей. Во времена династии Хань при дворе императора таких девушек звали просто «исполнительницами», «поющими красавицами» или «прекрасными талантливыми личностями», но какого-то определённого термина для «девушек из весенних домов» вплоть до середины 19 века не было.

Только с 1851 года благодаря известной куртизанке Чжу Сулань элитных развлекательниц стали называть шуюй, что литературно переводится как «рассказчица». Это были высокообразованные барышни, развлекавшие своим искусством исполнения песен, игры на музыкальных инструментах, сочинением стихов. Как и гейши, они были артистками и не вступали в интимную связь со своими покровителями, однако именно по этой причине уже в конце 19 века они стали терять популярность у жаждущих продолжения банкета богатых заказчиков. И тут талантливых рассказчиц стали теснить более раскованные красавицы…

«Длинная трёшка»

Китайских чансань (дословный перевод — «длинный», «три»), пожалуй, можно сравнить с куртизанками таю в Японии — это были очень красивые девушки редкого таланта, которые развлекали богатых мужчин беседой, пением, танцами и любовью, имея одного или нескольких состоятельных покровителей.

Чансань брали плату в три юаня за украшение досуга и компанию, и ещё три — за ночь с заказчиком. Романы куртизанок с их покровителями были довольно продолжительными, и чансань не были проститутками в прямом смысле этого слова, а, скорее, любовницами. По большей части, их клиентами были женатые мужчины, но все же красавицы иногда выходили замуж за своих покровителей.

Яоэр («один два») — низший класс чансань (сравнимы с японскими ойран), которые брали один юань за развлечение своим искусством, и два — за ночь с клиентом.

Шанхайские цветы

С появлением термина sing-song girls связана забавная история. В конце 19 — начале 20 века многие западные путешественники и осевшие в Шанхае европейцы понятия не имели, как называть местных прелестниц. На своём диалекте шанхайцы называли куртизанок «xisheng». Произносилось это слово как «sing-song», и, так как девушки, в основном, пели, то иностранцы и стали называть их «sing-song girls» («поющие песни девушки»). Окончательно этот термин закрепился благодаря знаменитому произведению писателя Хань Банчин «Шанхайские цветы» (1892), который в английском переводе назывался «Sing-Song Girls of Shanghai». Именно после этого ставшего известным романа во всем англоязычном мире китайских куртизанок стали именовать sing-song girls.

В Шанхае поющие красавицы стали уникальной частью культуры этого города, что, в свою очередь, повлияло и на весь Китай. Разделение Шанхая на многочисленные концессии, управлявшиеся совершенно разными культурными группами, давало куртизанкам свободу самовыражения без общественного осуждения.

Провокативная манера поведения sing-song girls в определенной степени подорвала традиционные устои консервативной культуры Китая. Скромные китаянки все больше стали подражать раскованным и смелым sing-song girls, предпочитавшим соблазнительную одежду.

Sing-song girls стали законодательницами новой моды и стиля по всему Китаю — часто их специально приглашали на приемы к высокопоставленным лицам, чтобы узнать последние тенденции в прическах и одежде. Именно sing-song girls стали первыми китайскими звёздами и топ-моделями в современном понимании. Лица и точеные фигурки шанхайских куртизанок красовались на первых рекламных постерах и открытках Шанхая 20-30 годов прошлого века.

Обаяние кино

В наши дни китайцы посвящают искусству шанхайских куртизанок произведения литературы и кино. О sing-song girls написано сегодня немало потрясающих книг, самые впечатляющие из которых — роман известной даже на Западе китаянки Эми Тан «Долина изумления», повествующий о жизни шанхайских чайных домов накануне падения китайской империи, и книга знаменитой гонконгской писательницы Минмэй Ип «Последняя китайская куртизанка» (или «Павильон Цветущего Персика»), рассказывающая об элитных китайских развлекательницах.

За экранизацию трогательных историй о sing-song girls берутся даже именитые китайские режиссеры — например, легендарный Чжан Имоу, снявший картину «Шанхайская триада» (1995) с великолепной Гун Ли в главной роли. Картина повествует о самой красивой певице Шанхая, в прошлом обычной сельской девушке, превращённой боссом шанхайской триады в капризную гордячку с омертвевшей душой. Лишь вынужденное бегство от мнимых ценностей западного мира позволяет красавице оплакать ту невинную девочку, какой она была когда-то. Вместе с ней режиссёр оплакивает славное прошлое своей родины.

Шанхайский ночной клуб «Рай» — живущий своей жизнью организм, роскошный и грандиозный красной нитью проходит через судьбы всех персонажей другой сильной картины — «Кровные братья» (2007). Первое появление восхитительной sing-song girl Лулу на сцене — блистательное и нежное, как и ее песня. Через главную героиню в исполнении хрупкой китайской актрисы Шу Чи можно увидеть изменения характеров мужчин, что окружали ее: опасный убийца становился кротким, босс мафии — заботливым, и даже простой деревенский парень превращался в настоящего джентльмена. Точно так же — еле уловимо, шанхайские sing-song girls, будучи образцом истинно женской красоты и сексуальности, расширили границы традиционной культуры Китая, оставив в ней изящный неизгладимый след…

Источник: Apsara-journal.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты