Куда девался броневик Ленина?

0

Куда девался броневик с которого, по общепринятой версии, Ленин в апреле 1917-го провозгласил курс на социалистическую революцию, порой спрашивают горожане и приезжие Санкт-Петербурга. С грозной надписью на башне «Враг капитала» он долго стоял перед Мраморным дворцом, когда там был ленинский музей, а в конце XX века исчез, уступив место бронзовому царю Александру Третьему…

В перестроечные времена броневик стал единицей хранения Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи. Заглянуть внутрь перворазрядной реликвии советской эпохи довелось корреспондентам «Санкт-Петербургских ведомостей».

– Если у нас в России про ленинский броневик мало кто вспоминает, то за рубежом о нем знают. И даже хотят увидеть! – говорит замдиректора музея по научно-просветительской и выставочной работе Сергей Ефимов.

Этим экспонатом нередко интересуются финны, благодарные Ленину за независимость своей родины. А несколько лет назад британская автомобильная фирма «Остин», где броневик был изготовлен в 1915 году, попросила прислать его для выставки – ведь в Англии не осталось ни одного его ровесника.

– Но тогда с выставкой что-то не получилось, сейчас же рассматривается несколько вариантов его экспонирования за рубежом в крупных выставочных проектах. Близится 100-летие Октябрьской революции, а это, что бы там ни говорили, переломный момент во всей человеческой истории, – объясняет Сергей Ефимов. – Мы уверены, что он скоро будет очень востребован, и поэтому решили проверить внутреннее состояние столь ценной исторической реликвии.

– Как же он тут оказался? – спрашиваю начальника научно-экспозиционного отдела инженерных войск и войск связи Анатолия Мартынова.

– Когда завертелась вся эта демократическая катавасия, в 1992-м броневик решили убрать от Мраморного дворца и чуть ли не на свалку отправить. И тут финны попросили его продать им! Представьте, уже готовилась продажа… Хорошо, тогда Минобороны подсуетилось. И броневик в марте того же года стал экспонатом нашего музея.

Сейчас эта примитивная, по нынешним меркам, двухбашенная «англичанка», обшитая на Ижорском заводе листами 7-миллиметровой стальной брони с круглыми рельефными заклепками, окрашена в цвет военных кораблей. А первоначально броневик был темно-салатового цвета. Именно на этот, самый первый слой краски, как установили весной 1972 года специалисты Ленинградской научно-исследовательской криминалистической лаборатории, была нанесена по правому борту поверх первоначальных черных номеров «6» и «2» красно-малиновая надпись «Враг капитала».

– На то, что именно с этого броневика выступал Ленин, указывают куда более веские особенности, – включается в разговор Анатолий Мартынов. – Прежде всего у него наружные фары: у других броневиков их не было. Кроме того, смотрите, его башни стоят наискосок, тогда как линия башен всегда перпендикулярна оси самого броневика. Таких в Питере было тогда всего два.

– А другие «аргументы» должны быть внутри, – подходит хранитель инженерно-технического фонда Евгения Макарова: именно за ней в музее числится броневик. – У него должно быть два руля – для переднего и заднего хода. Зачем? А его забраковали для фронта и передали для учебных целей 2-й бронезапасной автороте, базировавшейся в Михайловском манеже. Второй руль в начале 1917 года поставили в мастерских Петроградского бронедивизиона по конструкции инженера Земоринга.

Кроме того, питерский шофер Василий Федоров указал в 1927 году еще на один признак подлинности. Он брал Зимний и, укрываясь перед штурмом от холодного ветра в арке Главного штаба, заметил за ее косяком в укрытии броневик. На выпуклости башни виднелась крупная цифра «2» – бортовой номер, полученный во 2-й бронезапасной автороте. Солдат узнал броневик, которым в апреле 1917 воспользовался Ленин. Ведь тогда Федоров, назначенный запасным водителем, ехал от Финляндского вокзала к особняку Кшесинской сразу вслед за «ленинским» броневиком.

Когда начался штурм Зимнего, революционный броневик, как назло, заглох, и Федоров, по его воспоминаниям, влез в него, чтобы помочь водителю «двойки». Машина завелась, они уж было собрались таранить дворцовые ворота, как водитель, вновь растерявшись, не справился с задвижкой смотровой щели. Она распахнулась на полное окошко, и тотчас юнкерская пуля ударила в рулевое колесо…

– Так что на шершавой поверхности рулевого колеса броневика, сделанного из чего-то вроде гуттаперчи, должны быть трещина и небольшой откол, – закончила удивительный рассказ Евгения Макарова.

Что ж, пора бы уж и открывать бронемашину. Стальная дверь не без труда распахнулась, и мы увидели, что у машины и в самом деле два руля: передний – справа, на английский манер, а задний – слева. Все сразу приникли к переднему рулю: бороздка, взрытая юнкерской пулей, заметна и поныне…

А вот покрышки у броневика оказались слишком уж хорошие.

– Это третий или четвертый комплект, – поясняет Анатолий Мартынов. – Сделаны, кстати, на «Красном Треугольнике».

Он показывает нам оригинальный сигнальный механизм, похожий на паровозный: сигнал подавался выхлопными газами. Между тем Сергей Ефимов с начальником выставочного отдела Федором Зориным пыхтя пытаются снять боковую плиту, прикрывающую мотор. Да где там – не поддается!

– Несите монтировку! – велит Мартынов.

Пока за ней ходили, плиту таки сняли так. Мотор под ней оказался как новенький!

А из нутра броневика уже доносится гулкий голос Федора Зорина:

– Посветите, пожалуйста! Ого, да тут турель для установки ствола пулемета. И поворотные ручки. А внизу – люк: видимо, чтобы выбираться, если подобьют.

…Ветерану революции давно не светят никакие бои. А вот в выставочных проектах он готов поучаствовать.

Александр Жабский,
"Санкт-Петербургские ведомости"

Поделиться.

Комментарии закрыты