Мордехай Вануну: «атомный» шпион

0

Официально Тель-Авив ядерным оружием не располагает. Но в том, что оно у него есть, уверены многие эксперты, напоминая фразу премьер-министра Голды Меир: «У Израиля нет ядерного оружия, но если понадобится, он его применит».

Цель — «оружие возмездия»

Через 7 мес. после получения Израилем независимости первый премьер Давид Бен-Гурион начал реализовывать свою мечту: сделать землю обетованную ядерной державой. Выходец из Белоруссии считал: обладание ядерным оружием — одна из стратегических целей Израиля, только создав его, он получит действительную независимость. Руку помощи Бен-Гурион нашел во Франции. Он вызвал из Парижа Мориса Сурдина, которого в своем дневнике, в записи от 20 декабря 1948 г., называет «создателем французской ядерной печки». Родился Сурдин в 1913-м в Крыму, учился в Париже, затем работал в научных центрах Франции, Англии и США. После Второй мировой войны работал во французской Комиссии по атомной энергии. И с радостью принял приглашение израильского премьера.

В это же время Израиль создал Комиссию по атомной энергии. Ее возглавил химик Эрнст Давид Бергман, бежавший из Германии в начале 1930-х. Именно он основал в Израиле исследовательскую службу Вооруженных сил и был рьяным сторонником получения страной ядерного оружия.

Следующий шаг к атомной бомбе был сделан в 1955-м. В ходе начатой президентом США Дуайтом Эйзенхауэром программы «Атом для мира» Израиль получил небольшой реактор мощностью 5 мегаватт. Его разместили неподалеку от Тель-Авива. Но нужен был более мощный реактор, а, главное, урановое сырье, которого в Израиле не было. И тогда к делу подключились дипломаты и разведчики. Надежда вновь была на Париж.

Шимон Перес, возглавлявший в то время департамент Минобороны Израиля, попросил у французов разрешения на покупку нового атомного реактора. Его поддержали Бен-Гурион и Моше Даян. Однако в 1950-е подобные сделки были весьма редки и очень жестко регулировались как Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), так и правительствами стран, обладавших ядерными технологиями. Согласие Парижа надо было купить. И его купили, но не деньгами, а интересным предложением.

Израильтяне предложили французам помощь в решении вопроса с Суэцким каналом, который к тому времени был национализирован Египтом. Париж и Лондон надеялись положить конец власти тогдашнего президента Египта Насера, который, с точки зрения Запада, олицетворял арабский радикализм. И вдохновлял Фронт национального освобождения Алжира на борьбу с французским колониальным режимом. Елисейский дворец сразу ухватился за предложение, Париж надеялся, что израильская армия сделает за французов грязную работу — вытеснит египетскую армию с Синайского полуострова. И с апреля 1956 г. начал усиленно вооружать Израиль.

21 сентября 1956-го под Парижем было заключено секретное соглашение между гендиректором израильского Минобороны Шимоном Пересом и министром обороны Франции, Бурже-Манори. 29 октября израильские парашютисты десантировались на Синае, Сухопутные войска за 4 дня оккупировали полуостров. Бои шли уже в нескольких милях от Суэцкого канала, когда, в соответствии с разработанным планом, Париж и Лондон предъявили ультиматум Египту и Израилю с требованием остановить войска. Как и было предусмотрено, израильтяне тут же согласились, однако Насер ультиматум отверг. Тогда 5 ноября англичане и французы высадили свой десант на Синае. Но дальше произошло неожиданное. Москва и Вашингтон вдруг оказались союзниками и заставили британо-французские войска отступить.

Урановая река с Запада

Начал отступление и Израиль, в марте 1957-го окончательно ушедший с захваченных территорий, в том числе, из сектора Газа. Но, став участником трехсторонней суэцкой авантюры, он из рук министра обороны Франции получили подарок в виде мощного по тем временам атомного реактора. Израиль также стал получать все необходимые для создания ядерного оружия компоненты. Так в Израиль уехал 24-мегаваттный атомный реактор вместе с персоналом и технической документацией.

Для размещения нового реактора выбрали место в самом центре пустыни Негев – в Димоне, недалеко от столицы пустыни Беершебы. Согласно легенде, там строился большой текстильный комбинат. Но в 1960-м фотографии, сделанные с американского самолета-разведчика «У-2», раскрыли объект. Американские и английские СМИ сообщили, что в Димоне создается атомная бомба. Вашингтон потребовал от израильтян объяснений.

Всполошилась и Франция. Президент де Голль, взявший курс на примирение с арабским миром, в мае 1960-го прекратил поставки урана в Израиль. Но французский подарок — реактор на тяжелой воде – уже производил оружейный плутоний в количестве, достаточном для ежегодного изготовления одной атомной бомбы мощностью 20 килотонн. Однако Тель-Авиву требовалось дополнительное оборудование для обогащения урана. Израильские спецслужбы стали таскать недостающие чертежи, компоненты и оборудование по всему миру. Причем, столь успешно, что в апреле 1963-го Шимона Переса вызвал президент США Джон Кеннеди и потребовал объяснений. Перес ответил: «Мы не будем создавать ядерное оружие».

Но к этому времени ЦРУ уже располагало сведениями о наличии у Израиля не только ядерных боезарядов, но и нескольких систем их доставки. Причем, американская разведка отмечала: Израиль собирается разместить ядерное оружие вне своей территории, на средствах морского базирования, а также на подводных лодках. Позже появились данные, что израильтяне оснастили 3 свои подлодки английской постройки, патрулировавших Средиземное море, компактным ядерным оружием.
Но в конце 1960-х из-за отказа Франции в стране возник ядерный голод. И тогда Израиль договорился с Норвегией, которая тайно поставила 21 т тяжелой воды.

После этого израильские спецслужбы начали поиск потенциальных продавцов урана. Частично эту операцию удалось осуществить через сотрудника американской корпорации «Вестингауз» Залмана Шапиро. Доктор химии Шапиро был одним из создателей первой американской ядерной подлодки «Наутилус». Позднее он открыл собственную корпорацию «НУМЕК» — «Ядерные материалы и оборудование» — поставлявшую уран практически для всех ядерных реакторов США.

ФБР заинтересовалась деятельностью корпорации после того, как в 1965-м проверка выявила на одном из складов «НУМЕК» пропажу 44 кг высокообогащенного урана. В действительности, урана исчезло почти 300 кг – количество, достаточное для изготовления 18 атомных бомб. ЦРУ и ФБР в 1968 г. начав активно разрабатывать Шапиро, зафиксировали его контакты с израильской резидентурой в Вашингтоне. Назревал скандал. Но тогдашнему директору ЦРУ Ричарду Хелмсу, которого раздражали действия израильтян на территории США, Вашингтон отмашки не дал. И канал продолжал действовать.
Но он был не единственным. В ноябре 1968-го Израилю удалось получить 200 т уранового сырья с помощью немецкой химической корпорации «Асмара». Через свои дочерние предприятия она закупила уран у бельгийской компании. Его загрузили в Антверпене на пароход под либерийским флагом, указав в качестве порта назначения Геную. В Средиземном море, между Кипром и Турцией пароход встретился с израильским судном, на которое перегрузили уран. Размах и дерзость операции настолько потрясли МАГАТЭ, что там долго не решались предать ее огласке.

Вануну — человек-бомба

Точки над i в израильской ядерной истории поставил выходец из Марокко Мордехай Вануну — с 1976 г. он почти 10 лет проработал техническим специалистом на секретном объекте в Димоне. В 1985-м его уволили — якобы по сокращению штатов. Позже выяснилось: за симпатии к арабам. Вануну продал имущество и уехал в Непал. В Катманду он обратился в советское посольство, написав в записке: «Я работал в ядерном центре Израиля в Димоне и могу рассказать о том, как Израиль создает ядерное оружие. У меня есть фотографии, сделанные внутри Димона. Мое имя Мордехай Вануну».
Но представители советских спецслужб ему не поверили. И Вануну в мае 1986-го улетел в Австралию. В Сиднее он познакомился с журналистом Оскаром Герреро. Вануну рассказал, что вывез из Израиля две фотопленки, которые тайно заснял в Димоне. Журналист убедил его продать информацию за хорошие деньги, затем вышел на британскую газету «Санди таймс». Та командировала в Сидней своего репортера, физика по профессии, Питера Хаунема.

Фотографии произвели на англичанина такое впечатление, что он сразу предложил Вануну $50 тыс. за эксклюзивное право на фотоснимки и информацию, в том числе, на последующую публикацию книги. 11 сентября 1986-го Вануну вместе с Хаунемом вылетели в Лондон. Израильтянин передал газете более 60 фотографий, сделанных в Димоне, в том числе, на объекте, который он назвал «Махон-2» — подземным заводом по производству ядерного оружия. На основании полученной информации привлеченные «Санди таймс» специалисты сделали вывод: за 10 лет работы секретного объекта «Махон-2» Израиль мог произвести до 100 ядерных зарядов.

Подобные публикации не проходят без последствий для их авторов. «Моссад» подставил 32-летнему холостяку красотку, якобы туристку из США, по имени Синди. В действительности подруга Вануну была израильтянкой американского происхождения, агентом «Моссад» Черил Бен-Тов. Именно Черил уговорила Вануну вылететь в Рим 30 сентября 1986-го, где его и похитила израильская разведка. 9 ноября секретарь израильского кабинета министров Э. Рубинштейн официально заявил: «Мордехай Вануну находится в Израиле под арестом». Вскоре он был предан суду и приговорен к пожизненному заключению, процесс был закрытым.

КГБ: «Моссад» запугивал арабов

Анализ этой истории вызывает много вопросов. В частности: а было ли вообще дело Вануну? Не была ли вся эта история хитроумной операцией израильских спецслужб по дезинформации?
Все просто. Израиль подозревают в наличии ядерного оружия, находится «честный человек», рассказывающий миру правду, причем, рисует картину огромных арсеналов. Арабским миром овладевает страх. Осталось только понять, откуда так много нестыковок во всей этой истории.
Начать с того, что Вануну «засветился» в советском посольстве в Катманду. Затем он активно искал выход на австралийские СМИ, что отметила местная Служба безопасности и сообщила об этом израильской «Моссад». А кто-то из австралийских контрразведчиков даже отправил информацию о нем в Организацию освобождения Палестины. Достоверно известно: моссадовцы пасли Вануну уже в Сиднее. И в одном самолете вместе с ним в Лондон летели два агента израильских спецслужб, которые не обошли его своим пристальным вниманием и в британской столице. Тогда почему ему дали все сказать?
В 1989 г. Москву посетили два ветерана ЦРУ. Один из них неожиданно напомнил о деле Вануну. Основным доводом в пользу того, что Израиль поставил на конвейер изготовление ядерных зарядов, считались предоставленные им фотографии. Но, по мнению отставного разведчика, слишком мало походили они на снимки, сделанные второпях фотографом-любителем. На снимках израильского ядерного объекта прослеживалась вся технологическая цепочка, планировка помещений — прямо как в учебнике. Но нигде на снимках нет людей. Складывалось впечатление, что съемки проводились профессионалом специально для высших руководителей Израиля, которые изредка посещали Димон. К тому же, снимки продублированы, а пронести на объект фотоаппарат даже один раз очень проблематично.

Есть и другие нестыковки. Каким образом, несмотря на режим жесточайшей изоляции после ареста, Мордехаю Вануну удалось сообщить журналистам подробности своего задержания? Бывшие ответственные сотрудники научно-технической разведки КГБ СССР высказали свои версии по делу Вануну. Техника «засветили» специально, чтобы весь мир узнал об «огромном израильском ядерном потенциале». В КГБ не исключили и того, что Вануну просто закодировали: он вообще ничего не фотографировал, но ему это внушили. Тем более, что техник действительно работал в Димоне. Подобное воздействие на человеческую психику в практике разведок к тому времени уже существовало.

Может показаться странным, но политическую выгоду от всей этой истории получил Вашингтон. Однако странного ничего нет, у него появилась возможность представлять себя всему Ближнему Востоку как единственного миротворца, способного оказать влияние на Израиль. Тот самый, который официально ядерным оружием не обладает.

В 2006 г. начальник Генштаба Вооруженных Сил России Юрий Балуевский сообщил, что Израиль уже давно обладает арсеналом ядерного оружия, а США закрывают на это глаза. Годом позже о наличии у Тель-Авива этого оружия заявил министр обороны США Роберт Гейтс, прибегнув к формулировке: мол, именно это и объясняет мотивацию Ирана, стремящегося создать свое ядерное вооружение. Тогда же премьер Израиля Эхуд Ольмерт ответил: «Иран открыто и публично грозит стереть Израиль с карты мира. Можно ли после этого поставить Иран, добивающийся обладания ядерным оружием, в один ряд с Соединенными Штатами, Россией, Францией и Израилем?»

…В апреле 2004 г. Вануну был помилован и выпущен на свободу. Через год сменил имя и стал называть себя Иоанном Карсоном. Сегодня он живет в Тель-Авиве под жестким контролем полиции. Ему запрещено общаться с прессой, аренду квартиры – $4.5 тыс. в месяц — оплачивает британская корпорация «Би-Би-Си».

Владимир Богданов,
«Столетие»

Поделиться.

Комментарии закрыты