Мутанты от спорта

0

Вполне вероятно, что среди олимпийских чемпионов Пекина окажутся генетически модифицированные атлеты. И хотя вычислить таких спортсменов пока не удается, некоторые спортивные ученые предсказывают в скором будущем появление отдельных туров соревнований для генетически модифицированных атлетов.

У службы допинг-контроля во время Игр в Пекине горячие деньки: только успевай провожать атлетов на пробы и анализировать тесты. Если в Афинах было проведено 3600 тестов, то в Пекине их запланировано 4500, а то и более. Причем некоторые спортсмены будут проверяться по три раза в день!

Однако когда мы поинтересовались в пресс-службе МОК, есть ли какой-то определенный список для особо проверяемых, конкретного ответа не получили — это, похоже, антидопинговая тайна. Нетрудно предположить, что под пристальным вниманием в первую очередь окажутся олимпийские чемпионы и рекордсмены. «Мы знаем, что любой результат, который лучше десятки самых заметных достижений сезона в мире в любом виде спорта, — это аномальное явление, и оно должно быть тщательно проверено, — говорит Джон Леонард, президент американской ассоциации тренеров по плаванию. — Поэтому каждый такой результат на Олимпиаде мы будем долго проверять».

Допинг не пройдет?

В списке запрещенных препаратов Всемирного антидопингового агентства (WADA) десятки наименований — от стероидов до наркотиков и алкоголя, которые отслеживаются пекинской антидопинговой службой. По сравнению с Афинами в работе допинг-службы появились новые подходы. К примеру, каждый из участников Олимпиады хотя бы раз за время Игр пройдет тестирование на допинг.

Если кто-то уклонится от теста дважды во время Игр, это будет расценено как положительная проба, как, впрочем, и неявка на пункт допинг-контроля хотя бы раз, а затем еще раз в течение ближайших 18 месяцев. Присутствие хоть одной субстанции из списка WADA, будь то невинный эфедрин или следы марихуаны, классифицируется как нарушение. Кстати, для работы антидопинговой службы в Пекине привлечено более 1000 человек (притом, что участников около десяти тысяч) и еще 206 сопровождают спортсменов на пункты контроля. Такая масштабная подготовка свидетельствует о том, что политика «нулевой толерантности», заявленная президентом МОК Жаком Роггом в конце прошлого года, — отнюдь не кратковременная кампания.

Наряду с наиболее популярным в последнее десятилетие стероидом эритропоэтином (EPO) опасения ученых и экспертов WADA вызывают применение гормона роста (тест для его определения был подготовлен к Играм в Афинах, и этот вид допинга будет определяться в Пекине) и генетический допинг, в частности использование стволовых клеток. Несмотря на туманные заверения экспертов WADA, что наличие генного допинга можно определить опосредованно — по цепочке метаболических реакций организма, — конкретного теста, или, как говорят специалисты, готовых маркеров, пока нет.

Однако МОК дает понять, что ситуация под контролем. Вероятно, имеется в виду, что пробы нынешних чемпионов будут заморожены и станут храниться в особом банке в течение восьми лет, а за это время наверняка появится тест на генный допинг. Возможно, это произойдет даже раньше — к Олимпиаде 2014 года в Сочи. Кстати, пробы крови участников зимней Олимпиады 2006 года в Турине тоже были заморожены и на всякий случай хранятся.

Не пойман — не вор

А тем временем, информация о том, что использование генного допинга идет полным ходом, становится все более правдоподобной. К примеру, незадолго до пекинской Олимпиады на главном немецком канале Das Erste прошел фильм «Высокие полеты в Китае», подготовленный немецкой телерадиокомпанией ARD.

Один из авторов журналистского расследования, выдававший себя за тренера пловцов из Америки, обратился к заведующему отделением генной терапии одной из пекинских больниц с просьбой помочь его подопечному усилить легкие. «Да, мы можем вам помочь, — согласился китайский медик. — И хотя опыта лечения стволовыми клетками спортсменов у нас нет, процедура эта полностью безопасная. Стволовые клетки попадают в кровь и разносятся по органам. Лечение займет две недели и будет стоить 24 тысячи долларов. Я рекомендую четыре внутривенные инъекции по 10 миллионов клеток каждая. Хотя, конечно, значительно эффективнее вдвое большая доза. Мы также используем гормоны человеческого роста, но с ними нужно быть осторожнее, потому что они в списке запрещенных препаратов».

«Это превосходит мои самые худшие опасения,- прокомментировал увиденное Дэвид Хоуман, генеральный директор WADA. — Страшнее всего то, что запрещенные нами еще в 2003 году генный допинг и генную терапию предлагает профессиональный медик, променявший этику на деньги». И можно представить, что такие «заботливые» медики находятся и в других странах.

Неудивительно, что эксперты по антидопингу обращают внимание на то, что будущее нелегальной медицины — это как раз и есть генный допинг. Интерес к нему появился в 2004 году, когда профессор физиологии и медицины Ли Свини из университета Пенсильвании (США) провел первые исследования на мышах и выяснил, что мышечная масса может расти при введении соответствующего гена. Это открыло для нелегальной медицины широкие возможности. Ведь генный допинг вообще трудноуловим. Новые методики еще не отработаны, и это может больно ударить по спортсменам. Вспомним, как EPO больно прошелся по велосипедистам, когда в велоспорте только начали применять этот препарат, стимулирующий образование красных кровяных телец и соответственно увеличивающий выносливость. Несколько «таинственных» смертей на гонках ознаменовали тогда эру EPO. И никто не может сказать, что с применением генного допинга будет по-другому.

Способы борьбы с достижениями генной инженерии в спорте пока находятся на ранних стадиях разработки. На сегодня известны три гена, которые, видимо, будут использоваться спортсменами. Причем эти гены могут вводиться в мышечную ткань как обычная вакцина.

Первый из потенциальных допинг-генов аналогичен синтетическому EPO — это репоксиген, разработанный генотерапевтами для лечения анемии. С 2006 года репоксиген введен в список запрещенных препаратов WADA. Второй — ген роста внутренней поверхности сосудов (VEGF), обеспечивающий улучшение кровоснабжения мышц. Третий способствует наращиванию мускулов и, скорее всего, заменит запрещенные ныне стероиды. Особенность гена, название которого можно приблизительно перевести как «инсулиноподобный фактор роста», заключается в том, что он может использоваться как «ремонтный ген», ускоряющий процесс регенерации мышечных тканей. Значение его в спорте трудно недооценить: с таким «вооружением» спортсменам будет гораздо легче восстанавливаться после травм.

Что же касается стволовых клеток, то их использование может продлить карьеру великого чемпиона на 4-5 лет. Всего-то несколько инъекций… Возможно, стволовые клетки используются в спорте уже гораздо шире, чем об этом хотелось бы думать официальным представителям WADA. Некоторые зарубежные специалисты высказывают опасение, что так себя поддерживают профессиональные велосипедисты и спортсмены других видов спорта на выносливость вроде плавания или беговых дисциплин в легкой атлетике (средние и длинные дистанции). Подобно генному допингу, когда нужные гены встраиваются в клетки спортсмена, дополнительные стволовые клетки могут обеспечивать большую гибкость, силу, скорость и выносливость. Эти клетки могут быть взяты у спортсмена, размножены в лаборатории и снова возвращены ему.
С помощью стволовых клеток можно, к примеру, добиться регенерации суставов. Да и вообще иметь их про запас профессиональному спортсмену нелишне. Скажем, сотрудники банка донорских образцов Cryo Genesis International рассказали, что их клиентами пару лет назад стали пять футболистов, отдавших на хранение пуповинную кровь своих детей. Это «биологическая страховка» на случай болезни детей, но не исключено и другое использование стволовых клеток, предполагают специалисты.

Как можно определить генетический допинг? Брать биопсию у спортсменов — метод неприемлемый. По мнению Теодора Фридманна, директора программы генной терапии университета в Сан-Диего и одного из самых авторитетных специалистов в этой области, генетический допинг будет определяться по косвенным признакам. «Если вы вмешиваетесь в биологическую систему, будьте готовы к изменению гомеостаза, иначе система просто перестанет работать. Гены отвечают изменениями в ответ на генетическое вмешательство. Такие измененные гены дают новую молекулярную структуру в системе, подвергнутой вмешательству. Ухватить эту новую структуру — все равно что доказать виновность атлета», — рассуждает профессор Фридманн, консультант WADA.

Осторожно – ген!

Опасность генетического допинга для здоровья и жизни спортсменов очевидна. Генный допинг — это мощный неподконтрольный метод. Никто и в медицине не знает конечного результата — лечение непредсказуемо, а что говорить о применении спортсменами… Скажем, генное вмешательство может вызвать рост раковых клеток, если введенный ген захватит несколько онкогенов, и это послужит сигналом модифицироваться другим клеткам. Доктор Теодор Фридманн напоминает: «При использовании генного допинга многие реакции организма могут пойти не так, как ожидается. Такой риск оправдан, если речь идет о спасении смертельно больного человека, но в других случаях это неоправданно».

Несмотря на это, профессор Арне Лундквист, наиболее известный в Швеции специалист по антидопингу, отметил весьма тревожный тренд: «Мы замечаем интерес со стороны отдельных личностей, которые выходят на контакт с исследователями в области генной инженерии с целью вооружиться генным допингом». И хотя некоторые спортивные ученые предсказывают в скором будущем появление отдельных туров соревнований для генетически модифицированных атлетов (тогда это будет, скорее всего, состязание медицинских лабораторий), WADA и МОК не намерены сдаваться.

Что же в итоге? Применялся ли генный допинг в Пекине, мы узнаем, скорее всего, только через несколько лет. И тогда, вполне вероятно, начнется пересмотр результатов, как это получилось в случае с Мэрион Джонс или американской эстафетной командой 4х100 метров, чемпионами сиднейской Олимпиады. Все они, как выяснилось, применяли хитроумные стероиды, поставляемые американской подпольной лабораторией BALCO. Их еще просто не умели определять в 2000 году во время триумфальных для этих спортсменов Игр. Понадобились годы, чтобы распутать клубок. Да и за это время ученые разработали соответствующие тесты, способные подтвердить виновность атлетов. В итоге, Мэрион Джонс лишили всех завоеванных медалей в 2007 году, а бегунов — участников эстафеты — и вовсе накануне пекинских Игр. Возможно, в случае генного допинга сценарий будет аналогичным, поскольку теста для его определения еще нет. Но он будет.

Так что, похоже, пересмотр результатов теперь станет обычной практикой. Корректно или нет — уже другой вопрос. Не стали же у Лэнса Армстронга отнимать все его титулы чемпиона Tour de France, хотя спустя годы выяснилось, что они не являлись кристально чистыми. У нынешних чемпионских титулов, похоже, будет непростая история.

Елена Зигмунд, «Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты