Океан делится своей добычей

0

В глубины Мирового океана устремляется немало подводных археологов, пытающихся найти покрытые толщей воды древние города и затонувшие корабли с золотом. Самым удачливым ученым открываются вековые и тысячелетние тайны океана. Одним из них называют француза Франка Годдио, нашедшего в морских водах давно затерянные шедевры.

Самое интересное, что Годдио никогда не был историком и археологом. Вообще-то он делал карьеру в ООН, работал в юго-восточной Азии и Саудовской Аравии в качестве эксперта по экономическим вопросам. И такая работа приносила французу отличный доход. Но в один прекрасный день Франк понял, что экономика – это интересно, но путешествия и приключения в морской пучине – вот что по-настоящему увлекательно. К потрясению многих, он бросил свое прибыльное местечко экономиста и полностью посвятил себя поискам утраченных исторических ценностей.

Египет раскрывает свои загадки

Стоит ли удивляться, что Годдио откровенно завидуют все подводные археологи. Дело в том, что экспедиции на морском дне требуют очень больших расходов, например, тому же Франку всего на один день археологических исследований нужно миллион долларов. Но прежняя работа экономиста и связи в деловых кругах сослужили ему добрую службу. Годдио приобрел ценный талант находить богатых спонсоров, причем не имеющих никакого отношения к подводной археологии, вроде фирмы Hilti, крупного производителя сложного строительного оборудования, или французской Комиссии по атомной энергии, но желающих помочь науке. Все деньги меценатов идут на закупку очень дорогих приборов, необходимых для поисков исторических артефактов на морском дне.

Достаточно перечислить только несколько из них, чтобы понять всю сложность оборудования для подводной археологии. Возьмем, к примеру, сканирующий сонар, состоящий из акустических камер, которые устанавливаются по бокам корабля, — он помогает обнаружить под водой строения и стены. Или магнитометр, способный различать малейшую разницу в магнитном поле Земли,  — он позволяет увидеть на экране металлические предметы на глубине до 1000 м. А есть еще и огромный пылесос, с помощью которого аквалангисты удаляют песок со своих находок.

Стоит заметить, что и сама работа подводного археолога очень трудна и напряженна. Только в водах возле египетской Александрии команде Годдио пришлось совершить 3500 погружений в течение четырех месяцев, чтобы обнаружить первые следы древних дворцов. Сложность поисков заключается и в том, что в океане чем глубже, тем становится темнее и холоднее. При этом, даже если бы там было светло и тепло, то и самые удивительные скульптуры выглядят на глубине как бесформенные глыбы песка и ракушек. Узнать в них творение рук человеческих не так-то просто.

Годдио с 1994 года картографировал каждый метр восточной александрийской гавани при помощи системы GPS и ядерно-резонансного магнитометра, чтобы ограничить и конкретизировать зону поиска. К тому же, для того чтобы поднять со дна крупный объект, требуются, как минимум, мощные лебедки и большой корабль, не говоря уже о необходимом процессе очистки артефактов от морских организмов, освобождения от соли и о консервации. Без этих многомесячных мероприятий многие находки на воздухе попросту рассыпались бы в прах.

Кстати, Годдио посчастливилось найти города Древнего Египта, которые уже никто и не надеялся увидеть. Это остатки уже упоминавшейся Александрии, а также Гераклеона и Канопа, основанных древними греками. Потом многие любители истории могли в музее лицезреть более 500 ценнейших экспонатов, принадлежавшим легендарным городам, поднятых археологами: это монументальные статуи фараонов и богов, стелы, монеты, сфинксы… Поразительные вещи, невероятной исторической значимости, удивительно хорошо сохранившиеся.

Самое интересное в этой истории, что поиски Гераклеона и Канопа едва не обернулись грандиозным провалом. После разрешения египетских властей, долгожданная экспедиция началась. Сначала команда француза приступила к исследованию сердца Египта – Нила. Прощупывался практически каждый квадратный метр илистого дна могучей реки. Прошел один год, другой… Ничего.

Тогда было принято решение перебраться из реки в Абукирский залив. Можно было бы прийти в отчаяние от многолетних бесплодных поисков, но команда Франка Годдио не сдавалась! Обследуя дно залива, исследователи составили с помощью электронной и компьютерной техники подробнейшую карту обследуемой территории дна, до которого с поверхности было от 6 до 12 метров. Вот тут-то Годдио и решил применить свою тактику, с которой не все в тот момент согласились. Ученые даже заключили пари, удастся ли французу найти затопленные города. Тактика Франка состояла в том, что следует искать город в одном месте: в «горлышке сосуда», в очертания которого прекрасно вписывался залив. Ведь если мифический город Гераклеон являлся портом, то он должен был находиться именно в этом месте, а сам «сосуд» — не что иное, как залив и порт Гераклеона.

Тактика французского археолога себя оправдала в полной мере. Однажды он и его сотрудники все-таки наткнулись на древнюю стену 150-метровой длины как раз в «горлышке» «годдиевского сосуда». А затем стали появляться и первые ценные предметы: бронзовое зеркало, ложки, даже женские украшения… Франк Годдио сменил дислокацию, перегнал весь свой флот из порта Абукира в порт затопленного города Гераклеон. Но главное было определено: в глубине залива на большой территории площадью около 80 гектаров раскинулся более двадцати веков назад Гераклеон — жилище и столица тогдашних фараонов, в которую стремилась знать из других мест Древнего Египта. Ну, а потом пришел черед и Канопа, и других открытий.

Драка за корабль с ценностями

Конечно же, подводных археологов интересуют не только предметы старины, но и сокровища с затонувших судов. Многим известно, к примеру, что на океанском дне покоится немало испанских каравелл, которые везли золото ацтеков и инков к себе на родину. А помимо них, сколько еще затонувших пиратских галеонов, набитых драгоценностями! Каждый такой найденный корабль – большая удача как для археологов, так и для государства, в водах которого обнаружено судно с кладом. Ведь оно переходит в собственность этого государства. Часто корабль с сокровищами становится предметом жаркого спора между странами, которые не могут поделить между собой золото и другие ценности. Далеко за примерами ходить не нужно. Совсем недавно судно «Фрау Мария» стало камнем преткновения между Россией и Финляндией.

Дело же было так. В сентябре 1771 года из амстердамского порта в Петербург направилось двухмачтовое торговое судно «Фрау Мария» под командой капитана Рейнольда Лоренца. Перед выходом в море в трюмы корабля погрузили дорогостоящий груз: модные тогда серебряные и лаковые изделия, бронзовые статуэтки и фарфоровые курительные трубки. В те времена у русской знати был велик интерес к европейской моде, поэтому в страну чуть ли не ежедневными рейсами по морю прибывали изящные товары. Однако не только ценные безделушки оказались в тот раз на борту корабля.

Голландские портовые документы сохранили сведения о погрузке неких картин. Их без рамок помещали в футляры из лосиной кожи, а затем закупоривали в свинцовые контейнеры. Для полной герметичности крышки заливали воском. Тяжелые контейнеры спустили в трюм, для чего предварительно разобрали часть палубы. Меры предосторожности наверняка были не случайны: близился конец навигации, на Балтике наступал осенний сезон штормов, и даже искушенные голландские мореплаватели не отважились бы выйти в море, однако русские заказчики платили щедро. Даже очень.

Как видим, жажда наживы вышла морякам боком – корабль не выдержал жестоких бурь и затонул. Теперь он лежит в территориальных водах Финляндии, и теперь три страны – Россия, Голландия и Финляндия — будут решать, когда и каким способом поднять корабль и его ценности.

По расчетам финнов, «Фрау Марию» можно будет поднять только к 2018 году. Но такой сценарий не устраивает Россию, которая тоже намерена извлечь со дна морского принадлежащее ей добро. В этом споре есть и некоторые, очень интересные юридические проволочки, которые пояснил российский специалист по международному праву, адвокат Александр Молохов: «Ситуация складывается не в пользу России. Судно располагается в территориальных водах чужой страны. К тому же, Финляндия, не являясь участником международной Конвенции ЮНЕСКО об охране подводного культурного наследия, вправе действовать в данном случае на основе внутреннего законодательства. В юридических документах этого государства обозначен срок в 100 лет, по истечении которого подводный объект, и все, что в нем находится, становится собственностью Финляндии». В случае с «Фрау Марией» этот срок заканчивается в 2018 году. Одним словом, финны просто тянут время, чтобы присвоить себе коллекцию времен Екатерины II. Таким образом, как предполагают ученые, затонувший корабль станет предметом очень жаркого политического торга.


Загадка Таманского полуострова

Лакомым кусочком для подводных археологов является и Черное море, которое стало могилой не только для десятков, а, может, и сотен старинных судов, но и для целых городов, среди которых есть и до сих пор ненайденные. Уже много лет ученые ищут, правда, пока безуспешно, город-государство древних греков Киммерик (основанный в 5 веке до н. э.), предположительно находившийся в районе Таманского полуострова. Дело в том, что на этот город-порт указывали многие античные авторы, как анонимные, так и оставившие свое имя в истории. Они указывают, что загадочный греческий полис находился на выходе из современного Керченского пролива в Азовское море. Однако несколько веков поисков Киммерика не дали результата.

Проблема его обнаружения состоит в том, что никто из ученых не может с точностью определить, где же мог стоять город-порт, если по всей длине берега, а это 20—24 километра, нет удобного места для швартовки судов. К тому же, с незапамятных времен здесь ежегодно меняется береговая линия, поскольку берег образуется наносными слоями песка. Но дело не только в этом: прошлый уровень Черного моря был ниже современного на 4—4,5 метра. Поэтому, начиная с археолога Поля Дюбрюкса, историки, противореча друг другу, принимали за остатки Киммериды совершенно разные развалины.

Поиски древнего города осложняет и то, что местные жители всегда использовали древние развалины и камни некрополей для своего строительства. Так было и в Тамани. Однако обитатели полуострова все же полностью не успели растащить древние постройки. Наиболее часто остатки строений античности встречаются на косе Чушка. Наверное, здесь и предстоит найти Киммериду какому-то везунчику. Местные жители называют эту косу «батарейкой» — из-за того, что вся она как бы усеяна мелкими укрепленными крепостями. Хотя они не могут быть остатками греческого порта, так как их происхождение более позднее, чем искомая Киммерида:  цепь укреплений была создана в I веке н. э. и к Киммериде отношения не имеет.
Ученые уже ликовали, думая, что нашли вожделенный Киммерик возле поселка Кучугуры, но им пришлось уехать ни с чем, так как найденное поселение расположено в 20 км восточнее от пролива, уже на побережье Азовского моря. Искали город и на мысе Каменный, но он никак не может быть самой крайней точкой пролива и потому не определяет выход в Азовское море, хотя в этом месте и найдены остатки древних поселений.

Потеря Киммериды — одна из самых больших загадок Таманского полуострова. Нет сомнений, что город-полис оказался затопленным, а его координаты потеряны и не поддаются пока определению ни аэрофотосъемкой, ни методами подводной археологии.

В 1996 году между основанием косы Чушка и небольшим мысом восточнее, находящимся уже в Динском заливе, были проведены исследования береговой полосы и найдены предметы 3-4 вв. до н. э., а также остатки громадного некрополя, явно относящегося к большому городу. Но организация масштабных раскопок в этом месте пока не представляется возможной. Поэтому трудно предположить, Киммерик это или нет.

Что ж, пока Черное море бережно хранит свои тайны. Да и не только оно. Несмотря на это, подводные археологи не теряют надежды отыскать многие затопленные и ставшими уже легендой города. Может быть, среди них окажется и прекрасная Атлантида.

Подготовила Анна Попенко
по материалам «Правда» , «Гео» , «Итоги» , «История парусных судов»

Поделиться.

Комментарии закрыты