Опередившие время

0

К сожалению, преждевременность открытия, как правило, оборачивается драмой не только для автора, но и для самого открытия – оно забывается. А когда, наконец, приходит «его время», открывается заново.

Примеров тому в истории много. Так, 11 февраля в 1720 году по указанию Петра I крестьянин Ефим Никонов приступает к строительству придуманного им же «потаенного» судна — прототипа подводной лодки. Через год модель подлодки была испытана, а спустя пару лет построена уже настоящая подводная лодка. Однако после смерти Петра изобретение Никонова было забыто.

Паровая турбина из Древнего Египта

Известно, что потребности всегда возникают не на пустом месте, не сами по себе, а на основе уже имеющихся средств. К примеру, в Древнем Египте уже существовала игрушка, представлявшая собой закреплённый на оси вращения закрытый сосуд с двумя изогнутыми патрубками по бокам. Когда в сосуд наливали немного воды и ставили на огонь, вырывающийся из патрубков пар заставлял игрушку быстро вращаться. Однако наличие такого прототипа паровой турбины не привело в те времена к появлению паровых двигателей. Видимо, это было связано с тем, что египтяне не нуждались в таком устройстве либо же не сразу поняли, для чего его применить. А иначе бы еще тогда в Египте люди имели бы возможность перемещаться со скоростями выше, чем позволяли лошади на суше или паруса на воде.

А вот другой пример. В 1849 году в Тифлисе (нынешний Тбилиси) царский наместник Кавказа князь Воронцов получил рукопись в 208 листов, озаглавленную «О способах управлять аэростатами» и подписанную неизвестным ему инженером Третеским. Граф, не читая послания, тут же переправил его в военноученый комитет на рассмотрение технических экспертов. Эксперты полистали рукопись, посовещались и пришли к выводу, что проект невыполним. Между тем, Третеский придумал современный «аккумулятор давления», который предлагал установить на аэростате. Судьба изобретателя поистине трагична — всю жизнь посвятил он работе, по сути новаторской, и ни разу не получил поддержки.

Ученый Олег Лосев в начале прошлого века обессмертил свое имя двумя открытиями, суть одного из которых состоит в том, что полупроводники излучают свет, если сквозь них протекает электрический ток. Изобретатель вполне оценил практическую значимость своего открытия, полученные им в 1927 году два авторских свидетельства на «Световое реле» формально закрепили за Россией приоритет в области светодиодов. Однако в то время не было ни достаточно чистых материалов, ни теории полупроводников, чтобы осознать открытое и добиться серийного производства, а главное – развивать изобретение дальше.
 
Похожее произошло и с разработками Циолковского. Его ракеты обогнали своё время примерно на полвека. Однако полёты в космос не стояли ещё на повестке дня человечества того времени. Ушли в никуда и мысли ученого о заселении космического пространства с использованием орбитальных станций, о возможности их связи с Землей и общения с их помощью на континентах планеты. Лишь в середине ХХ века, когда вовсю развивалось радио и телевидение, Артур Кларк предложил осуществлять связь через спутники.

Обогнали свое время и авторы других, более скромных, но не менее перспективных, как мы теперь знаем, проектов. Русский изобретатель Черкавский предлагал «облегчать взлет аэроплана, используя энергию взрыва порохового заряда», то есть предлагал те самые авиационные стартовые устройства, которые через полвека получили широкое распространение. Другой русский изобретатель, военный инженер Герасимов предлагал для стабилизации ракеты установить на ней гироскоп — основной элемент современных систем, управляющих движением ракет в полете.

Гении, которые никому не нужны

А у современных украинских изобретений другая проблема – они не нужны своему времени. Так, у 19-летнего полтавчанина Андрея Ходурского два патента на совершенствование системы освещения авто. Вспомогательная фара света ближнего, изобретенная Андреем, не слепит встречные машины. Такую систему освещения можно установить на любой автомобиль, причем стоит это будет чуть больше 200 долларов. Изобретением Андрея интересовались из-за границы, на Украине оно никому не нужно. «Предлагал эту разработку на несколько небольших предприятий, говорил с председателем департамента разработок и инноваций, но не получил результаты, — сетует изобретатель. — Главным его замечанием был дизайн и сомнения в спросе на устройство». Не удивительно, что работать над новыми изобретениями юноша не планирует.

В 2006 году накладной хирургический шов украинца Виталия Запеки назвали одним из 10 лучших изобретений конкурса изобретателей и новаторов фирмы «Филипс». Идея состоит в том, чтобы, закрывая рану, традиционные швы не накладывать, а использовать что-то вроде молнии. Крепится шов на теле с помощью двух перфорированных лейкопластырей так, чтобы и операции не мешать, и избежать контакта с раной. Перед рассечением тканей «молния» расстегивается, после операции закрывается. Ткани стыкуют идеально.

Свое изобретение полтавчанин запатентовал в 2002 году. По подсчетам изобретателя, для массового производства необходимо около 20 тыс. долларов. Обращения на украинские заводы медицинских приборов результатов не дали, но изобретением интересовались из-за границы.
Ранее гениальные проекты, опережающие время, не были осуществлены из-за лености общественной мысли и неповоротливости ржавых механизмов министерств. Сегодня ситуация не изменилась. Возникают все новые проекты, которые не нужны сегодня, но могут стать бесценными завтра.

Подготовила Мария Борисова
по материалам: Gazeta.ua, «История компьютера» , «Потребитель»

Поделиться.

Комментарии закрыты