Истории из жизни: Подвиг слабых, но очень сильных!

0

В детстве я не связывала бабушку с войной, думая, что она жила «где-то» и «когда-то», в то время как дед доблестно воевал.

В нашей семье никогда не было культа подвигов, быть героем для старшего поколения считалось нескромным. Медали, в том числе и «За оборону Сталинграда», дед не носил, о подвигах не распространялся. Все свои награды он надел… для снимка на надгробие. Расспрашивать бабушку о войне мне долго не приходило в голову, а когда я, наконец, собралась, она вспоминала, приговаривая: «Все так жили!»

Пожелтевший групповой снимок датирован 1944-м. Откуда взялся в глухой деревне фотограф – загадка, но спасибо ему за историю. Длинная подпись на обороте заканчивается словами: «Пусть наши мёртвые черты напомнят что-нибудь живое». Девушка в центре – моя бабушка. Лица измождённые, одеты убого, на ногах – резиновые чуньки из покрышек.

Когда началась война, бабушке было 17 лет, она только окончила десятилетку. Бои под Старой Руссой были очень тяжёлыми. Поддорский район немцы заняли в первые месяцы войны. Женщины, старики и дети голодали – бои прошли через поля и огороды. Вначале все от мала до велика рыли окопы для наших войск, потом жили там сами, скрываясь от бомбёжек. Это уже потом пахали на коровах, если они были, радовались, когда спасались от поборов и насилия фашистов и полицаев. Родственников бабушки из другой деревни немцы стали угонять в Германию.

Бабушка прошла 50 километров, чтобы спасти родных (их уже погрузили в теплушки), – солгала, что у них тиф. Она неплохо знала немецкий, а за выкуп отдала всё, что смогла собрать съестного. Зимой 1942-го в соседней деревне местные учителя организовали подобие интерната для детей. Бабушка стала воспитателем и учительницей, естественно, бесплатно. Много лет спустя, когда появилась льготная категория «труженик тыла», бабушка не смогла её получить, так как положение о льготе подразумевало работу в тылу. А оккупированные территории к таковым не причислялись. Более того, из-за работы в интернате её вызывали на допросы, но обошлось… Бабушка поступила на заочное отделение учительского института. В 21 год худенькую девушку избрали секретарём сельсовета – люди ей доверяли и оценили её заслуги.

С каждым годом ужасы Великой Отечественной уходят всё дальше в прошлое: очевидцы умирают, а современники превращают войну в тему для патриотических шоу или сюжет пошлых псевдовоенных фильмов. Потому сейчас особенно больно читать форумы, на которых двадцатилетние рассуждают о Великой Отечественной и георгиевской ленточке. Самые молодые не знают, а главное – не хотят знать свою историю, для многих из них парад Победы – «пляска на костях». Читать такое в Сети горько и больно. Наверное, и хорошо, что большинство ветеранов не пользуются интернетом и никогда не узнают о позиции потомков, для которых подвиг предков-победителей так же далёк, как Ледовое побоище… Мы склонны впадать в сусальную сентиментальность, говоря о ветеранах, но очень мало знаем об их реальной жизни тогда и не помогаем им сейчас. Ещё меньше знаем о страданиях тех, кто был на оккупированной территории, о тех, кто поднимал страну после военной разрухи. С одной стороны – фашисты грабят, насилуют, с другой – измывательства мразей-полицаев… И не стоит забывать, что деревенские кормили партизан – им отдавали последнее. Таких, как моя бабушка, было очень много: им не вручали медалей, но от этого они не перестали быть героями. То, что в годы войны делали дети и женщины, – подвиг слабых, но очень сильных!

Мария Башмакова,
«Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты