Потерянные сокровища

0

В конце прошлого года между Украиной и Германией разгорелся скандал. Поводом к нему послужило то, что немецкие туристы, отдыхающие в Симферополе, обнаружили в местном музее 87 полотен, до Второй мировой войны находившиеся в западногерманском городе Аахен.

После войны картины бесследно исчезли и вот теперь нашлись в Крыму. Берлин намекнул Киеву, что неплохо было бы отдать ему национальное достояние. Но в Симферополе заявили, что трофейные картины останутся на Украине.

Работники музея поясняют, что в 1953 г. картины были переданы Симферопольскому музею в качестве компенсации за коллекцию, утраченную во время Второй мировой. До войны здесь насчитывалось 2100 холстов, которые были собственностью царской семьи Романовых и высших должностных лиц Российской империи. Симферопольский музей обладал выдающейся коллекцией, в которой были произведения живописцев эпохи Возрождения.

Коллекция была полностью уничтожена во время бомбардировок немецкой авиацией, а зданию музея были нанесены значительные повреждения оккупационными войсками вермахта, которые устроили в ней конюшню. Если бы не война, Симферопольскому музею не было бы равных на Украине ни по ценности, ни по количеству картин.

«Они [картины] являются неразделимой частицей национального приобретения Украины, и, согласно законодательству, возвращению не подлежат», — сказала директор музея Лариса Кудряшова.

Несмотря на это, она не исключила возможности соглашения о временной экспозиции бывших аахенских полотен в Германии при условии получения государственных гарантий их возвращения. Кроме того, Симферопольскому музею должна быть предоставлена для демонстрации равноценная коллекция немецких картин. В Берлине же считают, что немецкие музеи имеют право на картины, и просят Киев изменить свою точку зрения по этому щекотливому вопросу.

Расставить все точки над «i»

Хотя пушки Второй мировой отгремели более 60 лет назад, мы продолжаем расхлебывать ее последствия, одним из которых является реституция или возврат ценностей и произведений искусства, похищенных во время войны тем или иным государством. Споры вокруг них до сих пор не утихают. Страны то и дело предъявляют друг другу претензии в сокрытии шедевров и нежелании их возвращать.

Поставить точку в проблеме трофейного искусства решила Голландия. В нынешнем году музеи этой страны приступили к широкомасштабной работе по возвращению произведений искусства евреям. С разгулом фашизма в 1933-40 гг. они в спешном порядке покидали Нидерланды и были вынуждены избавляться от ценностей, продавая их за копейки голландским музеям и оставляя их безвозмездно.

«Музеи получали такие экспонаты честным путем, так как они обычно не интересовались их происхождением. Сейчас же они несут ответственность за то, что не выясняли это», — говорят голландские чиновники.

В кампании принимают участие не только крупные государственные, но и провинциальные и многие частные музеи страны. Исследование происхождения предметов «трофейного искусства» оплачивает нидерландское Министерство образования, культуры и науки. До сих пор этим вопросом занималось специальное бюро, но оно изучало лишь период с 1940 по 1948 гг.

Некоторые специалисты опасаются, что из-за реституции коллекции голландских музее резко сократятся, однако чиновники спешат их успокоить. По их мнению, выяснение происхождения музейных экспонатов не приведет к резкому росту числа требований об их возвращении со стороны родственников бывших владельцев. Ведь Нидерланды уже возвращали евреям купленные у них сокровища в период с 1940 по 1948 гг. И ни один музей не растерял свои экспонаты.

Хитрость Наполеона

Идея о том, что украденные во время ценности и произведения искусства нужно возвращать, возникла только в XVIII-XIX вв. До этого любая армия, врывающаяся в ту или иную страну, считала чуть ли не своим долгом вынести все ценное. Причем, такая практика возникла, как только люди взялись за оружие, то есть, с самого начала истории. В период античности и Средневековья произведения искусства крались полководцами и простыми солдатами в целях побольше заработать. Например, продав пару статуй из Греции богатым римским патрициям, полководец мог обеспечить себя на всю оставшуюся жизнь.

Десяток веков спустя, люди, посчитав себя цивилизованными и просвещенными, стали осуждать воровство произведений искусства во время войны. Но это не значит, что грабежи прекратились. В Европе по-прежнему было много желающих заработать на конфискованных шедеврах. Да и войны в мире не думали утихать. Возникло только одно правило. Украденные ценности можно было вернуть, выплатив за них грабителю требуемую им сумму. Утешение малоприятное, но и это уже можно было назвать прогрессом.

Ловко в этой щекотливой ситуации поступил Наполеон Бонапарт. Оккупируя то или иное государство и подписывая с ним мирный договор, он включал в него пункт о праве владения арт-объектов побежденной страны. Откровенный грабеж прикрывался благородными целями. Наполеон твердил, что он не изымает шедевры у своих противников, а создает в знаменитом Лувре невиданный доселе музей, в котором он намерен собрать экспонаты всех эпох. Все это лишь для того, чтобы сделать коллекцию Лувра достоянием не только Франции, но и всего человечества! Картины и скульптуры великих художников, разбросанные раньше по монастырям и дворцам, где их не видел никто, кроме «невежественных» церковников и «чванливых» аристократов, теперь доступны любому, кто приедет в Париж. «Блестящие» идеи Бонапарта впоследствии позаимствует Адольф Гитлер, правда, подаст он их немцам под несколько «иным соусом».

Наполеоновский грабеж среди бела дня, тем не менее, не мог не возмутить многих любителей искусства, среди которых были и опытные юристы. Они озаботились судьбой произведений искусства в условиях войны и решили придумать законы, которые бы защищали их от длинных рук воров. Одним из защитников культурных ценностей стал российский юрист-международник Федор Мартенс. Составив проект международной конвенции о правилах ведения боевых действий, он предложил формулу «искусство вне войны». Согласно ей, не существует предлогов, которые могут служить основанием для уничтожения и конфискации культурных ценностей. Проект был внесен русской делегацией на рассмотрение Брюссельской международной конференции в 1874 г. и лег в основу Гаагских конвенций 1899 и 1907 гг., которые, однако никого не остановили в период мировых войн.

Сокровища Третьего Рейха

Адольф Гитлер считал себя неплохим живописцем и человеком, хорошо разбиравшемся в искусстве. В его планах было собрать на своей родине в Австрии колоссальный музей из шедевров мировой живописи, которые, по мнению фюрера, необходимо было изъять у «неполноценных» народов, «недостойных» ими владеть. Отдельной задачей Гитлер считал конфискацию частных коллекций, принадлежавших евреям. Он, как известно, называл их «грабителями-паразитами, незаконно присвоившими достояние чужих наций». В результате, нацисты украли колоссальное количество полотен, и после войны все это добро нужно было возвращать оставшимся в живых после кровавой мясорубки владельцам.

Однако государствами-союзниками было принято решение возвращать ценности не конкретному собственнику (частному лицу или организации), а государству, с территории которого они были похищены. Потом это государство уже должно было распределять бывшие «культурные трофеи» среди юридических и физических лиц.

Для проведения столь масштабной операции англичане и американцы создали в Германии сеть сборных пунктов, где собрали все произведения искусства, найденные в стране. 10 лет они возвращали странам-владельцам то, что растащили гитлеровцы.

Но они до сих пор не раздали все. Возврат ценностей продолжается и в наши дни. Волна реституции прошла в 1990-е годы. Особенно она коснулась России и Германии, между которыми прошла череда скандалов. Ни для кого не секрет, что советские войска также вывезли из Германии несметные сокровища: полотна, драгоценности, антикварную мебель и др. Конечно, после войны кое-что пришлось отдать. К примеру, коллекцию картин в Дрезденский музей. Но это была всего лишь малая толика того, что осталось в запасниках советских музеев. В самом начале 1990 гг. российские и западные СМИ начали публиковать статьи о том, что в России есть секретные хранилища, в которых власти прячут сотни тысяч произведений из Германии и других стран Восточной Европы, включая картины импрессионистов и знаменитое золото Трои.

Германия потребовала от России возвратить награбленное советскими войсками. Однако РФ встала на дыбы. Расставаться с сокровищами она совершенно не собиралась. Свой отказ она мотивировала тем, что сами немцы так ее разграбили, что теперь она имеет право на компенсаторную реституцию (то есть, взамен украденных ценностей страна-агрессор отдает свои). Более того, Россия настаивала на том, что многие шедевры вывезены из Германии официальными «трофейными бригадами» и давно стали государственной собственностью. Так что, со стороны РФ все законно и ничего возврату не подлежит.

Вслед за заявлениями властей российская Госдума и вовсе приняла мораторий на возврат трофейных ценностей. С тех пор депутаты не дают правительству вернуть в Германию никакие произведения. Стоит уточнить, что Европа не считает мораторий Госдумы законным, поэтому Россия не выставляет свои картины и прочие творения на международных выставках, иначе за пределами России они тут же попали бы под европейский закон о реституции и были бы возвращены законному владельцу.

Верните золото!

Однако это далеко не единственный скандал. После войны мировая общественность страшно возмутилась, когда узнала, что швейцарские банки тайком от всех присвоили себе деньги погибших от руки нацистов евреев. Разбирательство закончилось тем, что банкам, к величайшему их неудовольствию, пришлось выплатить вклады и накопившиеся по ним проценты наследникам погибших.

Покончив с банками, юристы и искусствоведы взялись за музеи. В 1996 г. в ходе расследования о судьбе трофейного искусства выяснилось, что согласно Большой реституции Франция после войны получила от союзников 61 тыс. произведений искусства (ей не принадлежащих), захваченных нацистами на ее территории у частных собственников.

От Парижа потребовали возвратить ценности законным владельцам. Однако своих хозяев нашли только 43 тыс. произведений, на остальные же, как утверждали чиновники, не нашлось претендентов. Часть из них была продана на аукционах, часть раздали французским музеям. Но на Франции дело не закончилось. Оказалось, что подозрительных трофейных произведений полно в каждой стране. Все воюющие стороны попытались отхватить себе часть культурного достояния. В одной Голландии список произведений с сомнительным прошлым» составил почти 4 тыс. наименований. Среди них обнаружилась картина Ван Гога «Маковое поле», которая стоила на тот момент 50 млн. долл.

Странная ситуация сложилась в Австрии. Там уцелевшим евреям в 1950-е гг. вроде бы вернули все некогда конфискованное. Но, когда они попробовали вывезти возвращенные картины и скульптуры, то получили отказ. Основанием стал закон 1918 г. о запрете вывоза «национального достояния». Семьям Ротшильдов, Блох-Бауэров и других коллекционеров пришлось «дарить» больше половины своих собраний тем самым музеям, которые грабили их при нацистах, чтобы теперь получить разрешение на вывоз остального. Теперь же вся информация об экспонатах с «темным прошлым» должна вывешиваться на сайтах музеев в Интернете.

Между тем, министр культуры Австрии Элизабет Герер заявила, что ее страна владеет столькими художественными сокровищами, что нет причин скупиться. Честь дороже. На настоящий момент Австрия вернула не только шедевры старых итальянских и фламандских мастеров из коллекции Ротшильда, но и «визитную карточку» самого австрийского искусства, «Портрет Адели Блох-Бауэр» работы Густава Климта. Такая же работа — с переменным успехом — ведется во Франции, где реституция коснулась уже таких гигантов, как Лувр и Музей Помпиду.

Тем временем, специалисты в области искусства бьют тревогу. Реституция – это конечно, хорошо. Нужно отдавать награбленное законным владельцам или их потомкам. Одно в этой истории плохо. Новые старые собственники ценностей, особенно картин, торопятся выставить их на аукцион и продать за баснословную сумму. Так благородное дело превращается в бизнес: картины попадают в частные коллекции, и простые смертные уже не могут их увидеть.

Подготовила Анна Попенко
по материалам «Немецкая волна», «Вовремя», Booknik.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты