Ралли «Дакар»: гонка за выживание

0

На трассах спортсменов ждут страшная жара, ядовитые змеи, голод, жажда и, возможно, смерть. Но в этом и состоит романтика гонщиков

Хотя по инерции за автомарафоном сохранилось название «Дакар» (как известно, ралли до 2009 года финишировало в одноименной столице Сенегала), из Африки он перекочевал в Южную Америку. Главные состязания автомобилистов взяли старт в Аргентине 3 января.

Радует, что на столь престижных соревнованиях впервые принимает участие украинская команда. Наши гонщики хотели выступить на «Дакаре» еще в прошлом году, но тогда ралли было отменено буквально за день до старта по соображениям безопасности. На этом настояла Франция. Во всем были виноваты террористы, которые в упор расстреляли четырех французских турист в Мавритании, через которую проходила значительная часть маршрута.

Из-за опасений властей, что подобные ужасы могут повториться, нынешний «Дакар», вопреки многолетней традиции, перенесли в Южную Америку.

Украину на знаменитом ралли представили трое гонщиков: Вадим Нестерчук на квадроцикле, Богдан Новицкий — на джипе «Мицубиси» и Юрий Гребенюк — на грузовике «Мерседес» (он уже сошел с дистанции).

В этом году наши гонщики не будут претендовать на серьезные результаты – дебютанты «Дакара» будут только присматриваться к трассам и к себе. Для них это выступление – проба сил и первая серьезная тренировка в сложных природных условиях.

Но прохождение опасных маршрутов через Южную Америки – проблема не только для украинцев. Представители других стран знают трассы американского континента лишь приблизительно. Путь гонщиков лежит сначала через пампасы, далее следует горный отрезок – очень сложный переход через Анды на высоте 4 км, потом гонщики пересекают чилийскую пустыню, возвращаются снова через горы в аргентинские пампасы, а там и вожделенный финиш – Буэнос-Айрес. (Кстати, длина десятого этапа «Дакара» — 666 километров, что очень позабавило гонщиков.) Так что, «Дакар» – приключение не для слабонервных.

Семейное путешествие

Свое начало ралли «Париж-Дакар» берет в 1978 году. Его основал француз Тьерри Сабин.
Первые гонки, по сравнению с современностью, проходили на примитивном уровне. Дело в том, что в те времена у автомобилистов отсутствовала большая команда технической поддержки. Ну, а если таковая все-таки была, то запчастей у механиков было минимальное количество. В результате, далеко не все машины могли добраться до финиша из-за поломок. К тому же, гонщики участвовали практически без специального обмундирования.

Первым победителем знаменитого ралли стал француз Сирил Неве, который был переполнен после выигрыша впечатлениями: «Ни разу за все дни гонки, на меня не упало ни капельки воды, зато потом был настоящий ливень – ведра воды хлынули на подиум, буквально сбив меня с ног, — говорил он. — Это была победа, которая доставила мне незабываемое удовольствие еще и потому, что то было великолепное семейное путешествие – с моим отцом, который оказывал мне техподдержду, и с братом, чей Range Rover однажды даже был на позиции лидера…»

Кстати, на старт первого «Дакара» вышло 7 женщин, из которых особо выделилась Мартину де Кортанз. Она стала первой женщиной, финишировавшей на мотоцикле.

Битва автогигантов

Ралли «Дакар» – это не только соревнования гонщиков в скорости и умении водить авто на сложных трассах или по бездорожью, но теперь это, скорее, битва между автозаводами-гигантами. Для них победа на «Дакаре» – дело престижа: ведь это говорит, чья машина лучше и мощнее на сегодняшний момент.

Если в первые годы на автомарафоне ехали в прямом смысле слова полностью серийные автомобили, то уже к середине 1980-х годов тут стали появляться настоящие монстры, подготовленные исключительно для этой гонки.

Сначала в ней доминировали  французские авто (чему удивляться, если гонку придумали представители этой страны): сначала «Порш», с конца 1980-х годов тут правили балом «Пежо», ведомые умелым мозгом главнокомандующего Жана Тодта, а потом пришедшие им на смену сначала желтые, а потом ставшие красными «дьяволами» «Ситроены». Более того – за руль этих автомобилей сажались настоящие мэтры – Юха Канкунен, Арии Ваттанен, Бьорн Вальдегард и т.д.! Все это время против французских машин пытались бороться близкие к серийным японские внедорожники «Мицубиси».
И все 1990-е года прошли под знаком противостояния «Ситроена» с «Мицубиси», хотя перевес все же был на стороне французских машин. В это же время всерьез о себе заявил бывший пилот Формулы-1 Жан Луи Шлессер, впоследствии получивший прозвище «лис пустыни». Своим оружием он избрал настоящее багги собственной конструкции.

В конце ХХ века и в начале ХХI родилось новое соперничество: кто лучший, решают между собой немецкий завод «Фольксваген» и все тот же японский «Мицубиси».

А вот среди грузовиков уже несколько лет подряд лидерство удерживает за собой российский КАМАЗ во главе с многократным победителем «Дакара» Владимиром Чагиным и Фирдаусом Кабировым, еще одним знаменитым российским гонщиком. Кстати, Чагин, в быту начальник бюро организации процессов производства департамента специализированной техники НТЦ ОАО «КАМАЗ», принимает самое непосредственное участие в процессе подготовки грузовиков к гонке — от проектирования до сборки.

Тем не менее, на «Дакаре» еще встречаются чудаки, которые, как и раньше, едут на абсолютно серийных автомобилях, оборудованными лишь необходимым минимумом с точки зрения безопасности – каркасом, сиденьями с ремнями безопасности, системой пожаротушения – вот, собственно, и все. Даже на старте встречаются такие экземпляры как новый и старый «Жуки», или, например, «Ситроен 2CV». Но те же, кто хотят приблизиться к лидерам, по крайней мере, в техническом плане, ищут технику посерьезней. И к их услугам в автоспортивном мире полно фирм.

Чтобы довести каждую машину до идеального состояния перед гонкой, над ней колдуют десятки человек. Например, внедорожником российского гонщика Леонида Новицкого занимается заводской штат специалистов, а это 80 человек, в основном немецкие механики. Перед началом раллийного марафона они по три раза за день разбирали и собирали машину, стараясь нащупать малейшую неисправность и тут же ее устранить.

Спор машин и любовников

Порой на «Дакаре» бушуют настоящие страсти, причем, не только спортивные. Так, в 1999 году на 11-й год выступлений в марафоне и в свое 50-летие знаменитый гонщик Жан Луи Шлессер воплотил мечту – он выиграл в абсолютном зачете, побив заводские «Мицубиси»! Хотя надо заметить, что в этот момент он пользовался серьезными спонсорской и технической поддержкой патриотичных французских фирм «Галуа» (сигареты) и «Рено» (чьи моторы и стояли на традиционных синих багги).

Следующий «Дакар» тоже остался за «лисом». Стоит отвлечься и упомянуть – эти годы были отмечены не только борьбой «ренегата-частника» против «японской мощи», а и пикантнейшей борьбой двух бывших любовников – именно Шлессер посадил за руль своих багги теперь знаменитую гонщицу Юту Кляйндшмидт, до этого пытавшуюся покорить «Дакар» на двух колесах. Потом их дороги как любовные, так естественно и спортивные (Юта в открытую заявляла о том, что Жан Луи не рассматривал ее как серьезного гонщика) разошлись. Как же был не прав Шлессер…

Порой их борьба была не спортивной – и случались не только обидные слова в адрес друг друга, а и откровенное блокирование на трассе, и даже небольшие контакты между их автомобилями! Ведь Юта была одним из лидеров «Мицубиси». Более того, после 1999-го, когда она стала первой женщиной выигравшей один из этапов «Дакара» и, став третьей в «абсолюте», в 2001 году она таки стала первой женщиной, победившей в этом супермарафоне!

Лекарство от рака

За право участвовать в ралли «Дакар» его организаторы берут по тысяче долларов с человека. На самом же деле сумма, которую нужно выложить, чтобы проехать легендарный автомарафон, раз в 30 больше.

За эти деньги гонщикам, когда они еще мчали по африканским трассам, доставались 40-градусная жара, «сухпаек» вместо обеда, и вполне реальный риск стать жертвой бандитов-кочевников в песках Сахары. Да, быт автомобилистов во время участия в ралли – это сверхэкстрим. Потому что живешь в палатке, которую можно в темноте случайно поставить на змеиное гнездо. Еще потому что кругом неизбежная грязь, в душевую кабинку — очереди, а вода там течет мелкими порциями — ее просто очень мало. Потому что это торопливый завтрак перед утренним стартом, когда ветчину и сыр скорее запихиваешь в себя, чем ешь, более или менее полноценный ужин на биваке — мясо, макароны, тот же сыр и, наконец, обед в виде мармелада с изюмом.

Ну и, напоследок, спишь, максимум, шесть часов в сутки (так как в дороге случиться может все — сломается машина, потеряешься, неверно прочитав «легенду» в пустыне, попадешь в руки слишком придирчивого пограничника, обнаружившего у тебя в паспорте не такую отметку, какая требуется для въезда, и т. д.). И еще жара, усиливающаяся с каждым днем, к которой к тому же, особенно в горах, примешивается ночной холод. Ко всему этому трудно привыкнуть.

Но и в Южной Америке условия не легче. Здесь гонщики становятся свидетелями «боливийской зимы», когда превратности здешних воздушных потоков заставляют небеса извергать настоящие снегопады прямо посреди лета. Кроме того, ядовитые змеи, укус которых смертелен для человека, все та же дикая жара, труднопроходимые леса и прочие прелести.

Несмотря на все трудности и преграды, количество желающих не поучаствовать в «Дакаре» не только не уменьшается, но с каждым годом увеличивается.

Хотя далеко не все выдерживают тяготы автомарафона. «Мой штурман, он сбежал! – плакала однажды гонщица из Японии Носиро Рицуко. — Там была дюна, он скрылся за ней и, говорят, уехал на каком-то грузовике. Я посадила в машину механика, но на старте его заметили и не пустили дальше». Расстроенная женщина не могла сдержать эмоций. Она очень хотела доехать до Дакара. Штурман сбежал, когда до конца ралли оставалось пять дней. А «Мерседес», который Рицуко арендовала у хозяина команды Жоржа Груана, был еще вполне боеспособен…

Кстати, Носиро Рицуко начала ездить в ралли-марафонах в 1992 году, когда ей было… 58 лет, с тех пор старается не пропустить ни одного «Дакара», участвует и в других рейдах. «Зачем вы это делаете?» — спросили ее однажды. «Пока езжу, я живу», — ответила она. Это могло бы показаться просто красивой фразой, если бы не знать, что в 1992 году, у Рицуко обнаружили рак крови в той стадии, когда лечить уже бесполезно. Врачи говорили, что ей осталось несколько месяцев, не больше. Несмотря на страшный диагноз, мужественная японка выжила на удивление врачам и нашла себя в гонках.

Смертельные рейды

К сожалению, трассы Дакара настолько трудны и опасны, что среди участников серьезные травмы смертельные случаи – не редкость.  Даже если вас не волнует результат и вам не приходится гнать со скоростью 150 километров в час, рискуя однажды пропустить возникшую, словно из ниоткуда, горку, как это случилось в январе с россиянином Фирдаусом Кабировым. После аварии он несколько дней не мог вставать — болела спина. А его механику досталось еще больше: он сломал позвоночник.

Первой жертвой «Дакар-2009» стал французский мотоциклист Паскаль Терри. Он отправил сообщение, что него закончилось горючее. Мотоциклиста тут же начали искать на земле и с воздуха. Спортсмен был обнаружен на одном из труднодоступных участков трассы. Тело погибшего покоилось в густых зарослях кустарника, в 15 метрах от него лежал его мотоцикл Yamaha. Рядом с ним были найдены запасы воды и еды. Причиной смерти француза стал отек легких. Чуть позже в результате столкновения грузовика и легковушки погибло еще двое людей.

Видя такое, многие люди не понимают, что же влечет людей на пустынные трассы, полные опасностей и неприятных сюрпризов. Тягу к гоночному экстриму прекрасно описал один из гонщиков. «Знаешь, что такое “Дакар”? Это задница! – сказал он. — И не верьте тому, кто говорит, что пустыня не надоедает. Надоедает, и еще как!» Потом на секунду задумался и добавил: «Но без нее жить скучно». Наверное, в этом и есть вся романтика ежегодного автомарафона.

Подготовила Анна Попенко
по материалам  [link=http://www.segodnya.ua]«Сегодня»[/link], «Это сладкое слово [link=http://www.dakar.4×4.by]“Дакар”» [/link] 

Поделиться.

Комментарии закрыты