Раздраконенные острова

0

Соглашение о передаче Китаю двух островов на Амуре – Тарабарова и части Большого Уссурийского — позволило снять территориальные претензии к РФ со стороны КНР, которые длились более 40 лет. Но так ли нужны были Китаю эти острова, и что от этого выигрывает РФ?
Амурские волны в пограничных отношениях

Если обратиться к истории, то становится ясно, что в XVII в. Китай, находясь в самоизоляции, фактически проворонил Сибирь. А на необжитые амурские берега пришли казаки-первопроходцы. Освоив левый берег Амура, они перешли на правый, где и основали в 1651 г. знаменитый Албазинский острог. Через 35 лет манчжуры опомнились и решили, что казаки пришли на «их землю». Почти всю вторую половину XVII в. вокруг Албазина шли ожесточенные сражения.

Однако в 1689 г. Москва по Нерчинскому договору от владений на китайской стороне отказалась и, тем самым, прекратила войну, которую, по сути, вела лишь горсть казаков. Тогда Россия воевала с Турцией и Крымским ханом, не было спокойно и на западных границах и потому сил на восток уже не оставалось.

Естественно, китайские историки не забывают упомянуть о том, что Россия в результате «неравноправных договоров» в конце XIX–начале XX вв. отторгла у Китая Манчжурию и часть западных районов страны. Впрочем, как показала дальнейшая история, если не русские, то там были бы японцы.
В конце 1920-х годов почти все острова на Уссури и Амуре, в том числе, у самого китайского берега, оказались под советским контролем без четкого юридического оформления. Пограничные переговоры начались в 1964 г. Соглашение о «Советско-китайской государственной границе на ее восточной части» было подписано еще в 1991 г. и ратифицировано парламентами РФ и КНР в 1992 г. В 1997 г. демаркационные работы на Амуре были, в основном, завершены. К России было отнесено 1163 острова, к Китаю — 1281, примерно равные по площади. Оставались два участка, переговоры по которым продолжались, — острова Большой Уссурийский и Тарабаров около Хабаровска и остров Большой на реке Аргунь.

Дополнительное соглашение между РФ и КНР о российско-китайской государственной границе на ее восточной части было подписано в Пекине Владимиром Путиным и Ху Цзиньтао 14 октября 2004 г. Оно определяет прохождение границы на двух участках (в районе острова Большой в верховьях реки Аргунь и в районе островов Тарабаров и Большой Уссурийский при слиянии рек Амур и Уссури вблизи Хабаровска). Согласно документу, территории обоих участков общей площадью в 375 кв. км делятся между сторонами примерно поровну, и Китай получает 174 кв. км островных территорий.
Начиная с 2005 г., на восточной части российско-китайской границы велись работы по демаркации (обозначению линии государственной границы), которые недавно были полностью завершены. И 21 июля в Пекине министр иностранных дел России Сергей Лавров и его китайский коллега Ян Цзечи подписали протокол, поставивший точку в пограничном размежевании между странами и завершивший юридическое оформление общей границы. Официально Россия расстанется с этими территориями в августе, что станет «подарком» китайским товарищам к Олимпиаде, которая вскоре открывается в Пекине.

Теперь Тарабаров превратится в Инь-лун-дао — остров Серебряного Дракона, как его именуют китайцы. А Большой Уссурийский начнет жить под двумя именами — его западная часть станет частью КНР, а восточная, прилегающая к Хабаровску, останется у России. В Китае его называют Хэйся-цзы-дао — остров Черного Медведя.

Для китайцев остров Черного Медведя важен как символ. Его называют «короной» Китая или «гребешком петуха» (если представить изображение Китая на карте как силуэт птицы, остров занимает место гребешка). Это самая восточная часть КНР, где раньше всего восходит солнце. Китайские эксперты уже запустили в оборот формулу «один остров — два государства», указывая, что договоренность с Россией проложила путь к «новому мышлению» в пограничных спорах КНР с Индией, Японией, Вьетнамом.
Но выступающие в Интернете китайские националисты все равно недовольны — их головы заняты мыслями о 1,5 млн. кв. км китайской земли, «отторгнутых» в XIX в. царской Россией у китайской империи. Им кажется, что расчетливые «старые волосатики» (так в Китае неуважительно называют русских) опять обвели Пекин вокруг пальца, отдав острова лишь наполовину.

Естественно, передача островов Китаю вызвала неоднозначную реакцию и в самой России. В качестве положительного результата называлось улучшение отношений с Китаем, протяженность границы с которым составляет более 4300 км, и снятие потенциальной угрозы территориального конфликта в будущем. С другой стороны, ряд политиков расценили передачу своей территории как ослабление позиций РФ. Также указывалось на стратегическое положение островов и наличие на них природных ресурсов.
Как Россия становится Китаем

Стоит заметить, что отдаваемая китайцам территория действительно не просто какие-то Богом забытые островки. Но сторонники договора указывают на то, что после передачи островов между Россией и Китаем установится дружба, и все территориальные споры уйдут в глубокое прошлое.

Как здесь не вспомнить, что некоторые китайские историки считают исконно своими земли от Байкала и до Тихого океана. А кое-кто из нынешних политиков в Поднебесной не против распространить своё влияние и еще дальше. В связи с этим вспоминаются выпускавшиеся при «великом кормчем» Мао Цзэдуне карты Поднебесной, на которых ее границы простирались аж до Уральских гор. Но сегодня это не официальная точка зрения Пекина.

А что же местные жители? Вообще, на Дальнем Востоке трудно найти человека, который бы приветствовал такую демаркацию границы. Ведь в результате передачи части Большого Уссурийского острова может быть нанесен серьезный урон безопасности Хабаровска, имеющего давнее китайское название «Боли». Кроме того, многие жители уже свыклись с мыслью, что в результате этой сделки им придется пить «фекалии», поскольку значительная часть используемой ими воды забирается именно в том районе, который отходит китайской стороне.

Из-за нового договора понесет убытки и крестьянство Хабаровского района. Как известно, удобных для ведения сельхозработ земель на Дальнем Востоке и так немного, а тут почти 1,5 тыс. гектаров важнейших сенокосных угодий оказались за границей. Вместе с плодородными полями китайцам также отошли богатейшие охотничьи угодья, нерестилища осетровых рыб и озера с лотосами. Но был ли у России иной выход?
Потеря ради приобретения?

Говоря о территориальных уступках со стороны Москвы, необходимо вспомнить о том, что последние 20 лет проблемам Дальнего Востока не уделялось должного внимания. В результате, российское население частично уезжало «ближе к цивилизации» или начинало смешиваться с китайским. Как известно, в Китае, страдающем от нехватки молодых женщин, стало популярным искать невесту в соседней России. В итоге, тысячи русских девушек и молодых женщин уже сделали свой выбор в пользу китайцев. Разумеется, в большинстве случаев дети от этих браков уже не говорят по-русски.

Как итог, налицо деградация российской восточной окраины. Впрочем, положение, как считают в России, ещё можно изменить. На Дальнем Востоке, богатом природными ресурсами, следует открыть центры по их переработке, что не только даст работу местным жителям, но и привлечёт дополнительные трудовые ресурсы из других регионов. Кроме того, Москва просто обязана стимулировать переселение на Дальний Восток особыми надбавками, квартирами и т. п. И если не будут приняты срочные меры, рано или поздно, РФ потеряет эти территории де-факто – уже без всяких договоров и уступок.

Так что, само по себе соглашение с КНР не может быть признано чем-то катастрофическим. Если Китай действительно снял все территориальные претензии (как это официально объявлено), то заключение договора сможет стимулировать развитие двустороннего российско-китайского сотрудничества и совместное противостояние вызовам. А лучший ответ для РФ на вызовы, идущие из Китая, – самой быть сильной. Чтобы ни у кого не было соблазна что-то у нее «отхватить».Подготовила Мирослава Наумова
по материалам «Правда» (www.pravda.ru), «Лента» (www.lenta.ru), «СМИ.ru» (www.smi.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты