Ругаться — так по-русски

0

Как хочется иной раз выразить свои эмоции крепким словцом! Все-таки любит наш человек ругаться. Не то, что американцы, кроме злополучного f**k за столетия ничего больше не придумавшие. А ведь обидные слова поначалу имели совсем другой смысл, а новые ругательства сейчас изобретаются в Интернете.

Хочется кому-то или нет, но бранные слова являются неотъемлемой частью нашего языка и жизни. Вряд ли найдется человек, который хотя бы раз в своей жизни не ввернул крепкое словцо. Конечно, ругательства — это палка о двух концах. Ими можно оскорбить и рассмешить, спровоцировать конфликт и, напротив, получить психологическую разрядку.

Правда, за последние двадцать лет безцензурной «вольницы» матерщина в сфере литературы, музыки и кино стала настолько привычной, что, если так пойдет и дальше, даже самые грубые выражения могут легализоваться. Но у бранных словечек есть и третье — этимологическое — дно, о котором многие не подозревают. Удивительно, что большинство из ныне употребляемых ругательств произошли от слов, которые изначально имели совершенно невинные значения.

«Моя ты нежная зараза»

Так, например, слово «зараза» было изначально не обзыванием, а даже комплиментом. В первой половине XVIII века светские ухажеры постоянно называли прекрасных дам «заразами», а поэты даже фиксировали это в стихах. А всё потому, что слово «заразить» изначально имело не только медицински-инфекционный смысл, но и было синонимом «сразить». Так слово «зараза» стало обозначать женские прелести, которыми те сражали (заражали) мужчин. Церковь все эти бесовские искушения осуждала, и всячески с ними боролась. И кое-чего в этой борьбе добилась, придав слову «зараза» сначала греховный, а затем и оскорбительный смысл. Термин перешел в вотчину медицины, и выражение «заразная женщина» ныне звучит совершенно не соблазнительно.

А бывает и наоборот – слово, которое некогда считалось грубым и обидным, настолько изменило свое значение, что перешло в разряд почти комплиментов. Речь идет о модном ныне словечке «стерва», которым так любят называть себя женщины: «Да, я стерва и горжусь этим». Статьями о психологии стерв пестрят все женские журналы, а мужчины, говоря о «стервозности», не вкладывают в это понятие никакого презрительного оттенка. Сейчас считается, что стерва — это сексапильная, уверенная в себе женщина, обладающая стальным и трудным характером, которая весьма цинично использует заинтересовавшихся ею мужчин.

Всё это — лучшее доказательство того, как забылось и нивелировалось первоначальное значение этого слова. Хотя каждый, открывший словарь Даля, может прочесть, что под стервой подразумевается «дохлая, палая скотина», то есть, гниющее мясо. Вскоре словцом «стервоза» мужчины стали презрительно называть особо подлых и вредных («с душком») шлюх. А, так как вредность женщины мужчин, видимо, заводила (чисто мужское удовольствие от преодоления препятствий), то и слово «стерва», сохранив изрядную долю негатива, присвоило себе и некоторые черты «роковой женщины». Хотя о первоначальном его значении нам до сих пор напоминает гриф стервятник, питающийся падалью.

«Не будь идиотом: приходи на выборы!»

Значительная часть ругательств направлена на то, чтобы обидеть человека, указав на его, мягко говоря, небогатые умственные способности. Однако любопытно, что многие из них раньше не содержали даже намека на психическую болезнь. Например, слово «идиот» в Древней Греции обозначало «частное лицо», «отдельный, обособленный человек». Не секрет, что древние греки относились к общественной жизни очень ответственно и называли себя «политэс». Тех же, кто от участия в политике уклонялся (например, не ходил на голосования), называли «идиотэс» (то есть, занятыми только своими личными узкими интересами). Естественно, «идиотов» сознательные граждане не уважали, и вскоре это слово обросло новыми пренебрежительными оттенками — «ограниченный, неразвитый, невежественный человек». И уже у римлян латинское idiota значит только «неуч, невежда», откуда два шага до значения «тупица».

А если бы мы перенеслись где-то веков на пять-шесть назад в горный район французских Альп и обратились к тамошним жителям: «Привет, кретины!», никто бы нас в пропасть за это не скинул. А чего обижаться — на местном диалекте слово cretin вполне благопристойное и переводится как «христианин» (от искаженного франц. chretien). Так было до тех пор, пока не стали замечать, что среди альпийских кретинов частенько встречаются люди умственно отсталые с характерным зобом на шее. Позже выяснилось, что в горной местности в воде наблюдается недостаток йода, в результате чего нарушается деятельность щитовидной железы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Когда врачи стали описывать это заболевание, то решили не изобретать ничего нового, и воспользовались диалектным словом «кретин», чрезвычайно редко употреблявшимся. Так альпийские «христиане» стали «слабоумными».

Кстати, о врачах. Конечно, любому ученому приятно, когда его имя входит в научный арсенал, становясь нарицательным. Теорема Пифагора, бином Ньютона, всякие вольты, амперы, фарадеи и паскали… Но уж кому не позавидуешь, так это тем, чьи имена попали в медицинский словарь. И действительно, при слове «Боткин» первая ассоциация — желтовато-болезненное лицо, при слове «Кох» — сразу вспоминаешь какую-то зловредную палочку, да и слово «венерический» не вызывает в памяти ничего сродни мраморным формам богини любви… Не повезло и английскому врачу Л. Дауну, который в 1886 г. описал задержку психического развития, связанную с аномалией хромосомного набора. Сам врач к сомнительной славе не стремился, и назвал заболевание монголоизмом (больные имели, плюс ко всему, косой разрез глаз). Не помогло — благодарные коллеги таки увековечили фамилию Дауна в науке, ну а народный язык — в обыденной речи.

А вот слово «дебил», в отличие от предыдущего, произошло вовсе не от фамилии, а от латинского слова debilis — «слабый». В медицине дебилизм определяется более конкретно, чем в жизни, а именно — как сравнительно легкая задержка психического развития. То есть, по сути, дебилы, может, умом и не блещут, но на простых общественно-полезных работах вполне уместны.

Зато слово «болван» не слишком далеко «ускакало» от своего исконного значения. «Болванами» на Руси называли каменных или деревянных языческих идолов, а также сам исходный материал или заготовку — будь то камень, или дерево. Считают, что само слово пришло в славянские языки из тюркского. Так что, будет весьма грамотно сказать, что и папа Карло, и Микеланджело делали из болванов человека. Поэтому этимология слова в применении к человеку предельно ясна — «неотесанный, глупый, невежа».

Без лоха и жизнь плоха

А вот весьма популярное ныне словечко «лох» два века назад было в ходу только у жителей русского Севера, и называли им не людей, а рыбу. Наверное, многие слышали, как мужественно и упорно идет к месту нереста знаменитый лосось. Поднимаясь против течения, он преодолевает даже крутые каменистые пороги. Понятно, что, добравшись и отнерестившись, рыба теряет последние силы (как говорили, «облоховивается») и израненная буквально сносится вниз по течению. А там ее, естественно, ждут хитрые рыбаки и берут, как говорится, голыми руками.

Постепенно это слово перешло из народного языка в жаргон бродячих торговцев. «Лохом» они прозвали мужичка-крестьянина, который приезжал из деревни в город, и которого было легко надуть.
В этом значении слово дожило и до наших дней. Но, если не так давно оно больше относилось к заезжим и простодушным деревенским жителям, то сейчас уже практически вытеснило из обихода слово «простофиля».

К слову, в последнее время появилось много жаргонных словечек, которыми принято
бросаться, не очень-то задумываясь об их истинном значении. Например, слово «чувак» звучит у нас совсем не обидно, даже наоборот. А на самом деле, заимствуя термин из цыганского языка или через уголовное арго, чуваком первоначально называли кастрированного барана или верблюда. А чувиха — это его, барана, соломенная подстилка.

«Мерзавец» же, напротив, ранее не имел никакого негативного смыслового оттенка. Произошло это слово от существовавшего на Руси наказания, когда за какой-то проступок полностью нагого человека выставляли на мороз и поливали холодной водой. Человек этот, конечно же, мерз, мерз, покрывался ледяной корочкой, ну и замерзал насмерть, наконец. Конечно, просто так он бы не замерз. Кто-то должен был постоянно подливать воду — работа такая. В народе сих активистов прозвали подлецами, от слова «подливать».

Или, например, сволочь. «Сволочати» — по-древнерусски то же самое, что и «сволакивать». Поэтому сволочью первоначально называли всяческий мусор, который сгребали в кучу. Со временем этим словом стали определять любую толпу, собравшуюся в одном месте. И уж потом им стали именовать всяческий презренный люд — алкашей, воришек, бродяг и прочие асоциальные элементы. Особенно полюбили это слово российские аристократы, сделав его почти синонимом «черни». Когда «презренная чернь и сволочь» аристократов ликвидировала как класс, слово вошло в широкий обиход и чаще стало относиться к конкретному человеку, нежели к множеству.

Негодяи же появились в России в начале XIX века в связи с возникновением рекрутского набора. Таким словом обозначали людей немощных, больных, в чем-то недоразвитых, одним словом, непригодных к армии. После царских рекрутингов в селе оставались лишь женщины да негодяи. Кстати, об армии – существует версия, что слово «задрот» пришло в русский язык из военного лексикона. Так называли слабого отстающего солдата, который бежал позади всех (зад роты).
Жлоб – это, конечно, не смертельное оскорбление, но все же… Такие качества, как жлобство, жадность, нацеленность на себя, народом не приветствуются до сих пор. Хотя, если говорить о происхождении термина, то в прошлом столетии слово носило, скорее физический, нежели социальный, оттенок. Жлобами называли людей, которые пили жадно, захлебываясь, иначе говоря, просто хлебали.

А вот «шаромыжники» пришли в Россию из Франции во время Отечественной войны 1812 года. Господа французы, отступая и попрошайничая, обращались к русским — cher ami (дорогой друг). Так их и прозвали — шерамыжниками. Позже слово превратилось в шаромыжникa по аналогии с диалектическим «шаром-даром».

Если мата больше нет – забираюсь в Интернет

Что греха таить – не только простые люди, но и весьма высокопоставленные особы в некоторых ситуациях прибегали к крепкому словцу. Например, соратники Гитлера писали, что фюрер называл себя в минуты отчаяния «Ж**а!». А английский наследный принц Чарльз однажды, выступая перед австралийскими школьниками, случайно выронил листок. Слова, которые он произнес с досады, выражали, скажем так, недовольство принца злосчастным листком и весьма порадовали детишек. На листке, кстати, по утверждениям прессы было написано – «сквернословие — презренная и глупая привычка».

За ругательство критиковали американских президентов Трумэна и Кеннеди, а Никсону мат даже ускорил потерю президентского кресла: во время расследования неблаговидных поступков президента опубликовали стенограмму телефонного разговора Никсона, пестрящую ругательствами. Это очень возмутило американскую общественность, хотя потом выяснилось, что это были еще не самые крепкие выражения. Советским и российским президентам и премьерам тоже всегда было что сказать. Михаил Горбачев, например, встретил гэкачепистов фразой: «Ну что, м**аки, доигрались», а премьер Виктор Черномырдин как-то произнес: «если мы эту реформу не примем, то нам придет п**ц». И даже интеллигентнейший Булат Окуджава однажды допустил в печать фразу: «Чтобы известным стать — не надобно горенье, а надо обоср**ть известное творенье».

Сейчас же, по утверждениям экспертов, набирает обороты новый вид ругательств, пришедший в нашу жизнь с развитием Сети и моды на ведение Интернет-дневников (блогов). Среди новых «обзывалок» можно назвать такие слова как «забанец» — посетитель блога, попавший в бан-лист вследствие собственной надоедливости, «ссылкун» — блоггер, записи которого содержат только ссылки на другие сайты, «статофил» – человек, озабоченный статистикой своего блога, и многие другие. Так что, возможно, еще через несколько лет эти слова выйдут из узкой компьютерной тематики, разнообразив и без того богатый словарь русского языка.

Подготовила Александра Билярчик
по материалам:  [link=http://www.h.ua]«ХайВей»[/link],  [link=http://www.statya.ru]«Статья.Ру»[/link],  [link=http://www.speakrus.ru]«Говорим по-русски»[/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты