Саша и Гриша: Сыновья Пушкина

0

 35 лет назад мне повезло увидеть хранящееся в архиве свидетельство школьного детства сыновей Александра Сергеевича – Саши и Гриши. И это путешествие в прошлое оказалось не менее увлекательным…

«Направляю вам моего сына, которого поручаю вашему строгому попечению, господин Постельс. Уступая вам часть своих прав, я рассчитываю на ваше внимание, так как надеюсь, что он всегда будет его достоин. Ваши советы, я надеюсь, укрепят его в тех принципах, которые я стремилась внушить ему с юных лет. Если он вызовет у вас неудовольствие, прошу оказать любезность предупредить меня об этом, и он никогда не встретит во мне ни слабости матери, ни снисхождения, ибо моей обязанностью является помочь в том трудном деле, которое вы так усердно и по совести выполняете… Натали Ланская». Бисерный, изящный почерк, ровные, словно летящие французские строчки и лёгкий росчерк, так хорошо знакомый всем пушкинистам. Но не сама записка.

Александр Постельс был директором 2-й Петербургской гимназии, которая и сейчас находится на Казанской улице. Директор был поистине легендарной личностью: выпускник столичного университета, он в 1826 году в составе научной экспедиции на шлюпе «Сенявин» совершил трёхлетнее кругосветное путешествие, что по тем временам равнялось нынешнему полёту на Луну. Александр Филиппович написал немало научных и педагогических трудов, в том числе учебник «Картина земли для наглядности при преподавании физической географии», по которому долгие годы занимались тысячи гимназистов всей России. Потом Постельс станет профессором, будет читать курс неорганической химии и минералогии в родном университете и Педагогическом институте и в соавторстве с Владимиром Далем напишет ещё один учебник – по зоологии.

Сама гимназия, основанная на шесть лет раньше Царскосельского лицея, давала прекрасное образование. Об этом можно судить хотя бы по тому, что ещё в 1817 году был издан указ, который приравнивал её аттестат к университетскому. Но братья Пушкины недолго были гимназистами: Александр – три года, Григорий – всего один. Затем по ходатайству отчима, генерала Ланского, мальчиков приняли в престижный Пажеский корпус. Если в гимназии оба, как и многие мальчишки в таком возрасте, не отличались успеваемостью, то в Пажеском корпусе оказались уже в числе первых учеников. «Я… была бесконечно счастлива узнать, что Саша сегодня утром был объявлен одним из лучших учеников по поведению и учению, – с гордостью отмечала Наталия Николаевна в одном из писем. – Что касается Гриши, он также имел свою долю похвал. Я благословляю Бога за то, что у меня такие сыновья…»

Потом оба служили в лейб-гвардии Конном полку, которым командовал отчим. Но уже через несколько лет пути братьев разошлись. Старший продолжил военную карьеру и, уже сам будучи командиром полка, участвовал в освобождении Болгарии от османского ига, за что был награждён золотой георгиевской саблей с надписью «За храбрость». Младший же вскоре оставил службу и поселился в Михайловском.

При всей несхожести характеров и судеб братья всегда свято чтили память отца и гордились им. Александр Александрович спас отцовскую библиотеку, которая первое время после гибели хозяина находилась в сыром подвале. Затем бережно хранил перешедшие к нему от матери рукописи поэта, его знаменитый портрет работы Кипренского, многие другие семейные реликвии.

В 1880 году он передал рукописи отца в московский Румянцевский музей, и сейчас они составляют основную часть фондов наследия поэта в Рукописном отделе петербургского Пушкинского Дома. Григорий Александрович тоже сберёг для потомков многие личные вещи отца, а в год 100-летия со дня его рождения, навсегда расставшись с родовым имением, продал Михайловское государству.

Сергей Ачильдиев,
«Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты