Великий князь Киевской Руси

0

Историческая память чтит личность Ярослава Мудрого. В ходе телепроекта "Имя России" Ярослав назван одной из важнейших фигур российской истории, а украинские телезрители признали князя "великим украинцем номер 1". Неслучайно уже в наши дни два независимых государства поместили образ правителя на своих денежных знаках. Украина — на скромной двухгривенной купюре, а Россия – на представительной тысячерублевой. В иных политических реалиях древнерусский князь XI столетия мог быть представлен на платежных знаках едва ли не десятка стран, причем не только "бывших братских". С правлением Ярослава Мудрого, сына князя Владимира Крестителя, связано представление о "золотом веке" державы Рюриковичей. Личность же самого Ярослава воспринимается как идеал русского князя.

Дорога к власти

Не стоит, однако, забывать, что Ярослав не сразу стал "Мудрым", а Русь в начале его правления вовсе не была тем могущественным европейским государством, покровительства которого искали многие монархи. В начале своего княжения он получил Русь раздробленную и ослабленную. Долгие годы пришлось ему собирать и устраивать великое государство.

Его отец, князь Владимир был несколько раз женат и от этих браков имел двенадцать сыновей. В конце правления Владимира все они в качестве отцовских посадников были направлены в главные города Руси. Ярослав получил в управление сначала Ростов, а затем, после смерти нескольких старших братьев, Новгород. Там, вдали от Киева, молодой князь, почувствовал себя достаточно самостоятельным и решил отказать отцу в ежегодной дани. Владимир собрался в поход на непокорного сына, но военным приготовлениям помешала смерть князя-Крестителя. В 1015 году престол в Киеве занял старший из его наследников Святополк.

С этого момента между всеми братьями Владимировичами разгорелась кровавая усобица.
Они, будучи рождёнными от разных матерей, не желали признавать права Святополка на старшинство в роде. Вскоре в этом противостоянии погибли Борис Ростовский, Глеб Муромский и Святослав Древлянский. Летописец обвиняет во всех этих убийствах Святополка, называя его "Окаянным". А Борис и Глеб в качестве страдальцев и мучеников вскоре были канонизированы церковью и стали первыми русскими святыми.

Однако повествование о тех событиях, вошедшее в летопись, создавалось уже значительно позднее – при сыновьях Ярослава; поэтому не исключено, что летописец стремился путем максимальных обвинений в адрес Святополка снять часть подозрений с Ярослава. Тем не менее, сегодня в науке существует гипотеза о непричастности Святополка к убийству Бориса и Глеба. Во всяком случае, именно Ярослав сумел наилучшим образом воспользоваться сложившейся после жестокого убийства ситуацией и обернуть расклад политических сил в свою сторону.

К 1017 году из двенадцати сыновей Владимира в живых осталось лишь четверо: старший Святополк, Ярослав, Мстислав Тмутараканский и Судислав Псковский.

Было ясно, что мирное сосуществование братьев невозможно, и борьба между ними будет идти до тех пор, пока один не сосредоточит в своих руках всю власть. С 1017 по 1019 год с переменным успехом шла борьба между Ярославом и Святополком за Киев. В столкновения между братьями были вовлечены отряды варягов, поляков и печенегов. Наконец, Ярославу не без помощи хитрости удалось победить брата. Святополк бежал в Польшу, где через какое-то время умер.

После своего утверждения в Киеве Ярославу пришлось выяснять отношения с Мстиславом. В 1023 году тмутараканский князь напал на Ярослава и победил его, но Киев захватывать не стал. Мстислав не хотел владычества над всей Русью. Он видел себя единоличным правителем юго-восточных земель. Поэтому братья договорились о разделе Руси: земли по правому берегу Днепра оставались у Ярослава, а левобережные территории отходили Мстиславу. Лишь в 1035 году после смерти Мстислава Ярослав Владимирович вновь включил их в свои владения. Незавидной оказалась и судьба последнего, выжившего в этой усобице сына Владимира – Судислава. По приказу Ярослава он был брошен в тюрьму, из которой был освобожден лишь после смерти брата своими племянниками, да и то лишь для того, чтобы постричься в монахи.

Единовластный правитель

Так Ярослав Мудрый стал единовластным правителем на Руси. Посвятив значительную часть своей жизни борьбе с собственными братьями, Ярослав спешил сделать все, что в его силах, для обустройства русской земли. Во внешней политике Ярослав, как и его отец, больше надеялся на дипломатию, чем на оружие. Он сумел обеспечить для Киевской Руси признание и высокий авторитет среди других стран. Там где Петр I, не считаясь с потом и кровью своих подданных, рубил узенькое окошко в Европу, во времена Ярослава Мудрого была широко открытая дверь.

Положение той или иной страны в эпоху средневековья определялось династическими связями. Чем могущественнее было государство, чем большим авторитетом пользовался его глава, тем больше было иностранных правителей, желающих породниться с ним. Короли почти всех западных государств почитали за честь стать родственниками Ярослава Владимировича.

Сам Ярослав женился на Ингигерде – Ирине, дочери норвежского короля Олафа. Казимир, король Польский, женился на сестре Ярослава Марии. Этот союз утвердил за Русью червенские города. Норвежский принц, впоследствии король Гарольд Смелый, основатель города Осло, был женат на дочери Ярослава, Елизавете. Король Франции Генрих I женился на дочери Ярослава, Анне, которая после смерти своего мужа стала регентшей при малолетнем сыне Филиппе I. Франция, еще бедная и слабая, могла тогда гордиться союзом с Русью. Анастасия Ярославна вышла замуж за короля Венгрии Андрея I. Один из сыновей Ярослава, Всеволод, женился на византийской царевне из семьи Мономаха; старший сын Всеволода от этого брака Владимир был назван в честь деда – Мономахом.

Внутри страны деятельность Ярослава Мудрого ознаменовалась общим подъемом, укреплением экономических и культурных связей между ее отдельными частями, расцветом "стольного града" Киева. Великий князь упорядочил правовые обычаи Руси и ее церковное устройство.

При Ярославе возник первый свод узаконений, регулировавший отношения внутри княжеских владений, названный "Русской правдой". "Устав Ярослава", или древнейшая "Русская правда", была дана Новгороду в 1016 году, как сборник правовых норм общественной жизни. Позднее "Русская правда" расширялась и дополнялась новыми статьями, но именно "Правда Ярослава" XI века положила начало этому процессу и явилась первым русским письменным законом.

В своей церковной политике Ярослав ориентировался на Константинопольскую патриархию. Именно при Ярославе Киевская митрополия окончательно вошла в орбиту влияния константинопольской церкви и стала одной из 72 епархий, подчинявшихся патриарху Константинопольскому. Правда, при этом князь стремился отстоять самостоятельность русской церкви. Так, после целого ряда неудачных назначений в русскую епархию (обычно из Византии присылались митрополиты-греки, не знавшие славянского языка, чуждые местным традициям) по настоянию Ярослава, главой русской церкви был избран русский по происхождению священник, талантливый публицист и образованнейший человек своего времени Иларион.

Большим успехом князя стал разгром осадивших Киев печенегов, в 1036 году. В том году он пошел в Новгород, чтобы посадить там на княжение своего старшего сына Владимира. На Северо-Западе Руси его и застигла весть о том, что печенеги осадили Киев. Ярослав спешно собрал войско из варягов и новгородцев. С этой ратью князь пришел к Киеву. Битва была жестокая, так что Ярослав лишь с большим трудом одолел печенегов к вечеру.

После поражения под Киевом печенеги больше не нападали на русские земли и вскоре были вытеснены из южнорусских степей другими тюркскими кочевыми племенами – половцами.
На месте своей победы Ярослав заложил храм святой Софии, а неподалеку – монастыри святого Георгия и святой Ирины – в честь своего и своей жены небесных покровителей. В 1036-1037 годах по его приказу были построены мощные крепостные укрепления ("город Ярослава"), Золотые ворота с надвратной церковью Благовещения. Прообразами всех этих построек были архитектурные сооружения Константинополя и Иерусалима; они призваны были символизировать перемещение в Киев центра православного мира.

Успешно отбиваясь от натиска с юго-востока, Русь продолжала наступление на запад: Ярослав несколько раз вторгался на земли ятвягов и ляхов. А в 1030 году князь основал на западном берегу Чудского озера город Юрьев (назван так по второму, христианскому имени Ярослава – Юрий; ныне это город Тарту), долго служивший опорным пунктом Руси в этих землях. Для защиты Киева с юга Ярослав велел рубить по реке Рось новые крепости – Юрьев, Торческ, Корсунь, Треполь и другие. На далеком северо-востоке, в местах, где еще сильно было язычество, был заложен город Ярославль.

Тест на ДНК

В 1939 году антропологи установили, что в саркофаге в Софийском соборе в Киеве, кроме Ярослава, захоронены и другие люди. Кто они? Учёные намерены выяснить это при помощи экспертизы ДНК.
До настоящего времени саркофаг с останками Ярослава Мудрого вскрывали трижды: два раза перед войной и еще раз уже после – в 1964 году. Тогда были проведены антропометрические исследования останков князя, установлен его примерный рост — около 175 сантиметров, а знаменитый советский антрополог Герасимов реконструировал портрет Ярослава Мудрого по его черепу.

Украинские историки собираются в очередной раз исследовать останки русского князя уже с использованием современных генно-молекулярных методов, сообщают "Вести" (vesti.ru). Отметим, что российские ученые недоумевают, почему украинские коллеги не пригласили их для участия в новых исследованиях останков Ярослава.

Новые исследования, особенно на уровне анализа ДНК, позволят дать ответ на многие вопросы нашей общей истории. Например, подтвердить или опровергнуть гипотезу о том, что найденные пять лет назад на территории Киево-Печерской лавры останки принадлежат основателю Москвы и правнуку Ярослава Мудрого Юрию Долгорукому.

Плоды просвещения

Ярослав понимал значение христианского просвещения. Главным оружием в борьбе с язычеством он считал книги. Собирая повсюду книгописцев и переводчиков, он умножил число книг на Руси и постепенно ввел их в повсеместное употребление. С этого времени книжная премудрость прочно утвердилась в русских землях. По всей земле при Ярославе собирали детей и обучали их грамоте. Показательно, что сын Ярослава Всеволод, не выезжая из Киева, выучил пять языков. Похоже, что тогда в русской столице имелись и возможности, и необходимость в овладении иностранными языками.
Время князей Владимира и Ярослава стали эпохой расцвета Киевской Руси, достигшей своей экономической и политической мощи. Не случайно только эти князья могли позволить себе чеканить собственные золотые и серебряные монеты.

Скончался Ярослав 19 февраля 1054 года в своей загородной резиденции Вышгороде. Похоронили его в Киеве, в Софийском соборе. Один из обучившихся грамоте подданных князя процарапал на стене храма надпись: "В лето 6562 (1054 год) месяца февраля 20-го успение царя нашего…" В год смерти Ярослава Мудрого состоялось событие огромной важности. После длительного противостояния Рима и Константинополя произошел окончательный раскол христианской церкви на римско-католическую (западную) и греко-православную (восточную). Римский Папа нашел поддержку в Западной Европе – у Германии, Франции, испанских королевств, Генуи, а Царьградский патриарх – у Болгарии и Сербии. Русь, введенная Ярославом в орбиту Константинопольской церкви, также стала оплотом православия.
Через несколько столетий, с падением Византии, именно Россия подняла приспущенный стяг православия, превратившись в новую империю.

Именно созидательными делами Ярослав заслужил свое место в истории. Он не относился к числу завоевателей, но в его княжение русская земля расширилась за счет присоединения северных и восточных земель (ныне Пермская, Архангельская и Вологодская области). Каменный пояс (Уральские горы) стал восточной границей Руси. Русь приобрела те рубежи, в рамках которых и сплотился единый древнерусский народ, столь бесцеремонно разделенный Литвой и татарами после XIII века. Именно Ярослав завершил собирание той самой "Всея Руси", за возвращение которой столетия спустя вели борьбу московские государи, а завершили уже русские императоры. Ирония судьбы проявилась в том, что князь Ярослав Мудрый стал последним царем того народа, разделившиеся потомки которого помещают портрет исторического правителя на своих отнюдь не полновесных деньгах.
Андрей Дмитриев,
«Столетие»

Поделиться.

Комментарии закрыты