Знаменитая шутовская свадьба прошла в Ледяном доме

0

В 1740 году  при дворе русской императрицы Анны Иоанновны прошла знаменитая шутовская свадьба в Ледяном доме, где всё, включая пушки, были отлиты изо льда, и которая со всеми подробностями описана историками. В невесты князю Голицыну из своей челяди императрица выбрала шутиху калмычку Авдотью (Евдокию) Буженинову.

Смышленая калмычка Дуня

Особым расположением у Анны Иоанновны пользовались шутихи калмычка Авдотья Буженинова (фамилия в честь любимого блюда Авдотьи), Мать Безножка, Дарья Долгая, Акулина Лобанова (Кулема-дурка), Баба Матрена (мастерица сквернословить), Екатерина Кокша, Девушка Дворянка, а кроме них еще карлицы, татарчата, калмычата, арабки, персиянки, монахини, разные старухи, называвшиеся сидельницами. Немолодая и некрасивая калмычка Дуня была наиболее заметной среди всех. А потому была немало наделена вниманием монаршей персоны.

Вообще, Анна Иоанновна, воцарившаяся на троне в 1730 году после двухлетнего правления жены Петра Великого Екатерины  I и трехлетнего "царствования" юного внука Петра II, была дочерью старшего брата Петра I — Иоанна. Отзывы современников о ней разноречивы. Но все сходятся на том, что она жестока, коварна и сумасбродна. Ее фаворит и доверенное лицо — курляндский герцог Эрнст Бирон, не менее жестокий, властолюбивый и хитрый человек.

Русский двор при Петре I, отличавшийся своей малочисленностью и простотой обычаев, совершенно преобразился при Анне Иоанновне. Тридцатисемилетняя императрица хотела, чтобы двор ее в пышности и великолепии не уступал другим европейским дворам. Торжественные приемы, празднества, балы, маскарады, спектакли, фейерверки и сумасбродные увеселения беспрерывно происходили при дворе. Анна Иоанновна вместе с любимцем Бироном нагоняла страху доносами, казнями, пытками, ссылками. Один из историков пишет: "Лихие ветры качали великую страну, забирали тысячи жизней, возводили и низвергали веселых фаворитов".

Обычно, едва проснувшись, императрица велела звать шутих, которые обязаны были без умолку болтать и кривляться перед нею. Калмычка Дуня это исполняла забавнее других шутих, ввиду того, что была очень проницательной и артистичной и чувствовала, что нужно государыне. Со времен арапа Петра I при русском дворе часто были кудрявые арапчата, калмычата и прочие «инородцы». Царям подражала богатая аристократия. Держать в семье в качестве воспитанника, компаньона или просто преданных вышколенных слуг экзотической наружности считалось очень престижным, наподобие породистой собаки.

Правительственный манифест 1737 г. по поводу переписи крестьян и разночинцев узаконил закрепощение трудового калмыцкого народа, черной кости. Один из пунктов манифеста дозволял лицам всех сословий и званий покупать калмыков, крестить их и держать у себя без всякого платежа подушных денег. После, в 1744 г., последовало разъяснение: «Калмыков, которые приходят и просятся на волю безо всякого письменного вида от помещиков, за такое своевольство наказывать батогами, потому что они, стало быть, уже равно яко их крепостные». Торговля калмыками начала открыто производиться на рынках ближайших к калмыцкой степи городов и сел.

Нойоны воровали и отбивали друг у друга целые семьи. Люди продавались за ничтожную цену. По всей видимости, калмычку поставил ко двору устроитель необычного праздника, кабинет-министр Артемий Петрович Волынский. Он начинал свою блестящую карьеру посланником в Персии и там вкусил экзотику Востока. Затем, будучи генерал-губернатором Астраханской и Казанской губерний, он продолжил свое изучение этнографии поволжских народов. Авдотью Волынский взял в услужение не ребенком, а уже взрослым, сложившимся человеком, судя по тому, что она в его богатом доме играла главную роль «барской барыни». Это означает, что она, как барыня, имеет власть над всеми слугами, но в то же время — «барская», то есть принадлежит хозяйке дома, законной супруге главного властелина. Так через Волынского калмычка Авдотья Ивановна и попала в приживалки императрицы.

Голицын: из князей в шуты

Князь Михаил Алексеевич Голицын приходился внуком Василию Васильевичу Голицыну, всемогущему фавориту царевны Софьи Алексеевны. После её низвержения в 1689 году Василий Голицын, лишенный чинов и поместий, был сослан вместе с сыном Алексеем сначала в Каргополь, а потом на Пинегу, в деревню Кологоры (верстах в 200-х от Архангельска). Михаил Алексеевич родился за год до этих трагических событий. Отец его вскоре умер, и молодой Голицын провёл детство и юность под надзором своего знаменитого деда.

Лучшего воспитателя и пожелать было невозможно. Князь Василий был образованнейшим человеком России: знал несколько европейских языков, владел также латынью и греческим, был начитан в древней истории, искушён в дипломатии и политесе. Словом, образование Михаил получил самое что ни на есть европейское (впоследствии, посланный Петром I в заграничное обучение, слушал лекции в Сорбонне). Однако военно-административными талантами он не блистал и дослужился всего лишь до майора.

После смерти своей первой супруги в 1729 году, Марфы Хвостовой, пятидесятилетний Голицын, чтобы развеять свое горе, испросил разрешения поехать попутешествовать за границу. Во Флоренции он страстно влюбился в красавицу Лючию (итальянку, дочь трактирщика), на 20 лет моложе его, которая согласилась стать его женой, но с условием, что он примет католичество, пусть и тайно. Потерявший голову от любви Михаил Алексеевич поменял веру, о чём вскоре горько пожалел. В 1732 году, уже при императрице Анне Иоанновне, молодые вернулись в Россию. Здесь они узнали, что государыня весьма строго относится к религиозным вопросам.

Поэтому Голицын, тщательно скрывая от всех и иностранку-жену, и перемену религии, тайно поселился в Москве, в Немецкой слободе. Увы, какой-то завистник донёс на Голицына. Государыня, узнав о вероотступничестве князя, в гневе отозвала Голицына в столицу – в Санкт-Петербург. Его брак был признан незаконным. Жену Голицына отправили в ссылку, а ему велено было занять место среди придворных дураков, то есть шутов.

В его обязанности входило обносить императрицу и ее гостей русским квасом, за что получил он прозвище Квасник. В исторической литературе бытует мнение, что от унижения Михаил Алексеевич тронулся умом, что, однако, не подтверждается сохранившимися образцами его остроумия, из которых видно, что князь за словом в карман не лез.

Вообще штатных дураков при императрице было пять. У каждого из них в приемных покоях Анны Иоанновны стояло по лукошку, на которых они должны были высиживать яйца. Шестое гнездо определили для Голицына. Большего унижения нельзя было и измыслить. Ведь теперь его лишили не только чинов и поместий, но чести и даже имени: поставленный разливать и подавать гостям квас, он получил прозвище Квасник. Так, Квасником, он именовался даже в официальных документах.

Ледяной дом: роскошный и грандиозный

Однажды 30-летняя калмычка Дуня сказала императрице, что охотно вышла бы замуж. Анна Иоанновна пожелала сама подыскать ей жениха. И решила выдать шутиху замуж за одного из шутов. А свадьбу "молодых" распорядилась отпраздновать самым "курьезным образом".

Немедленно была создана особая "маскарадная комиссия". Решено было построить на Неве дом изо льда и обвенчать в нем шута и шутиху. Благо, что на улице стояла жуткая стужа: термометр показывал минус 35 градусов, сильнейшие морозы начались с ноября 1739 года и продержались до марта 1740 года. А свадьба была намечена на февраль месяц 1740 года. Надо было спешить строить хоромы на льду.

Комиссия выбрала для постройки Ледяного дома место на Неве — между Адмиралтейством и Зимним дворцом, примерно там, где сейчас Дворцовый мост. Высочайшим волеизъявлением замечательный русский архитектор, автор генерального плана Санкт-Петербурга Петр Михайлович Еропкин взялся чертить проект будущего Ледяного дома. Материалом для постройки должен был служить только лед! Его разрезали на большие плиты, клали их одну на другую и для связи поливали водой, которая тотчас же замерзала, спаивая плиты накрепко.

Дом был собран с изяществом — это видно и по гравюрам тех времен. Фасад его имел длину около 16 метров, ширину — примерно пять метров и вышину — около шести метров. Кругом всей крыши тянулась галерея, украшенная столбами и статуями. Крыльцо с резным фронтоном разделяло здание на две большие половины. В каждой по две комнаты: в одной — гостиная и буфет, в другой — туалет и спальня. В комнаты свет попадал через окна со стеклами из тончайшего льда! За ледяными стеклами стояли писаные на полотне "смешные картины". Освещались они по ночам изнутри множеством свечей.

Перед домом были выставлены шесть ледяных трехфунтовых пушек и две двухпудовые мортиры, из которых не один раз стреляли! Все это — сделано изо льда. У ворот, сделанных тоже изо льда, красовались два ледяных дельфина, выбрасывавших из челюстей с помощью насосов огонь из зажженной нефти.

На воротах стояли горшки с ледяными ветками и листьями. На ледяных ветках сидели ледяные птицы. По сторонам дома возвышались две остроконечные четырехугольные пирамиды. Внутри пирамид висели большие восьмиугольные фонари. Ночью в пирамиды влезали люди и поворачивали светящиеся фонари перед окнами — к удовольствию постоянно толпившихся зрителей.

По правую сторону дома стоял в натуральную величину слон — ледяной. С ледяным персиянином, сидевшим на нем верхом. И сбоку возле него на земле стояли две ледяные персиянки. Рассказывает очевидец: "Сей слон внутри был пуст и столь хитро сделан, что днем воду вышиной почти четыре метра пускал. А ночью, к великому удивлению, горящую нефть выбрасывал".

А в Ледяном доме в одной из комнат стояли — два зеркала, туалетный стол, несколько шандалов (подсвечников), большая двуспальная кровать, табурет и камин с ледяными дровами. Во второй комнате стоял стол резной работы, два дивана, два кресла и резной поставец, в котором находилась чайная посуда — стаканы, рюмки и блюда. В углах этой комнаты красовались две статуи, изображавшие купидонов. А на столе стояли большие часы и лежали карты. Все эти вещи весьма искусно были сделаны изо льда и "выкрашены приличными натуральными красками". Ледяные дрова и свечи намазывались нефтью и горели.

Кроме этого при Ледяном доме по русскому обычаю была выстроена ледовая же баня! Ее несколько раз топили и можно было в ней париться!

Свадьба в клетке

По повелению государыни к шутовской свадьбе в Петербург со всей России были доставлены «по два человека обоего пола всех племен и народов». Приехало аж 300 человек! Шестого февраля 1740 года состоялось бракосочетание сиятельного шута с шутихой — обычным порядком в церкви. После чего "свадебный поезд", управляемый канцлером Татищевым, проехал по всем главным улицам города.

Шествие открывали "молодые", красовавшиеся в большой железной клетке, поставленной на слоне. А за слоном потянулись приехавшие гости: тут были абхазцы, остяки, мордва, чуваши, черемисы, вятичи, самоеды, камчадалы, киргизы, калмыки и другие. Одни ехали на верблюдах, другие — на оленях, третьи — на собаках, четвертые — на волах, пятые — на козлах, шестые — на свиньях и так далее. Все гости "разноязычные" в своих национальных костюмах, с "принадлежащей каждому роду музыкалией и игрушками", в санях, сделанных наподобие зверей и рыб морских.

После обильного обеда начались танцы: каждая пара танцевала свою национальную пляску под свою национальную музыку. Зрелище чрезвычайно забавляло императрицу и вельможных зрителей. После окончания бала молодая пара, сопровождаемая по-прежнему длинным "поездом" разноплеменных гостей, отправилась в свой Ледовый дом. Там их с различными церемониями уложили в ледовую постель. А к дому приставили караул — из опасения, чтобы счастливая чета не вздумала раньше утра покинуть свое морозное ложе. По замыслу императрицы, шуты должны были победить холод своими горячими объятиями.

Как именно молодожены пережили эту страшную ледяную ночь — неизвестно. Легенды гласят, будто находчивая и дипломатичная Дуня Буженинова выменяла у стражников тулуп за жемчужное ожерелье — свадебный подарок царицы. Наутро, когда их вызволили из морозной могилы, она деловито сказала мужу: «А теперича, батюшка, пойдем в покои да попаримся, как следует, в баньке». Писали, что именно Дуня и вывела шута Квасника-Голицына из депрессивного униженного состояния.

— А ничего зазорного, князюшка, мой свет. Стало быть, служба у нас такая… — говорила она. И он воспрял духом.

Родила и умерла

Взошедшая на престол осенью 1740 года Анна Леопольдовна запретила нечеловеческие "забавы" над шутами: звание придворного шута было упразднено… Голицыну вернули титул и некоторое имущество. Буженинова как законная супруга отправилась с ним в родовое имение Архангельское. Между супругами, писали историки, было незримое внутреннее единство. Увы, в 1742-м, сразу после рождения второго сына, княгиня Авдотья Ивановна скончалась… А что до Голицына, то он прожил еще 35 лет. И умер в 90, по уверениям современников, находясь в здравом уме и твердой памяти…

По материалам asiarussia.ru, "Костер"

Поделиться.

Комментарии закрыты