Почти любовь

0

Куда ж нам, женщинам, без влюбленных глаз?

Обычное утро — в меру облачное, в меру прохладное. Обычное начало нового дня молодой учительницы, спешно укладывающей волосы в продуманный беспорядок. В мыслях уже теснилась радость общения, того момента для учительского сердца, когда педагогические устремления воспринимаются молодыми умами с интересом или сознанием нужного.

Конечно, для охлаждения радости тоже есть причины в нашей работе, но я вернусь к ним позже, а пока — любимый одиннадцатый, первый урок, практическая работа. Ироничные, всезнающие мальчишки, скрывающие усиленный интерес к противоположному полу… Прилежные в учебе, заинтересованные в оценках, девочки: кокетливые, смешливые… Это благодаря им, этим мальчикам и девочкам, учитель всегда в форме.
Вышла, наконец, иду, ловя заинтересованные взгляды мужчин, уже знакомых по утренним встречам. Приятно: молодость требует восхищенных глаз. Учительская заполнялась, шелестела, шуршала, насыщалась ароматом духов, суетилась, словом, жила своей обычной жизнью. Статная учительница, войдя, со смехом, рассказала, как ещё в полусне, садясь в маршрутку, строгим голосом произнесла: «Здравствуйте». Это издержки нашей профессии. Посмеялись, со звонком разбежались по классам.
«Марина Николаевна, я в Интернете читал, что через двадцать лет нефть закончится на Земле и начнется энергетический голод». Это Игорь, он отлично знает возможные теоретические пути решения сырьевой проблемы, но урок будет не урок, если он не уведет учителя в сторону от темы. Подыгрываю, тем не менее, ответом: «Игорь, всё в твоих руках, инженерная мысль не стоит на месте». Похихикали, повозились, поспрашивали, уточняя задание, затихли, склонились над тетрадями, зашелестели страницами атласов. Урок пошел своей чередой.
Сережа Пономарев, красивый, высокий мальчик, нервно крутит ручку в руке. В чем дело, недоумеваю. Уж не работа его смущает? Лиза, блондинка от природы, музыкально одаренная девочка, сосредоточенно строчит в тетради, изредка проглядывая таблицу в конце учебника. Вытянув длинные ноги, небрежно откинувшись на спинку стула, лениво интересуется необходимостью выводов в конце работы Пашка Баланин, снисходительно кивает в ответ на мой ироничный ответ. Спортивный Хонин — тело, закаленное тренировками, требует движений — заглядывает в тетрадь то к соседке Леночке, то к потенциальному медалисту Артему. Напишет, не напрягая мысли, скомбинирует две работы да так, что не придерешься к плагиату. Иронизирую: «Хонин, не забудь указать соавторов».
Черноглазая красавица, изящная Таня Самойлова, да и умница к тому же, подняла глаза, улыбнулась смущенно. Что-то вечный мой оппонент, так и норовящий подорвать мой учительский авторитет, сегодня не в форме — пишет, не поднимая глаз, не сомневается в моей эрудиции, не уличает меня в несправедливом подходе к оценке знаний, это я про Славу Брянцева. Неудобный для учителя ученик: иногда так рассержусь, что подхожу к окну, чтобы успокоиться, но, впрочем, умолкает и он, видя меня в смятении.
Звонок, понесли сдавать тетради, а я, отвернувшись, вычерчиваю схему распределения поясов атмосферного давления для седьмого класса. Присела, наконец, к столу, сложила тетради в аккуратную стопку, выдернув одиночный лист бумаги, негодуя на забывчивого ученика, полагая, что на листке – практическая работа. Развернув сложенный вдвое лист, меняюсь в лице, читая: «Марина Николаевна, я вас люблю!» И роза, отпечатанная на принтере.
Вот это да! Кто посмел взрослой женщине, в меру строгой учительнице написать столь фривольную записку? «Насмешка, коллективный труд?» — пронеслось в голове.
Задумалась, как себя вести? Сделать вид, что не видела, не читала, или придумать резкую, хлесткую фразу, отбивающую навсегда охоту шутить над учительницей. Но кто, кто мог это сделать? А может, правда, влюбленность? Учительница учительницей, но тебе двадцать четыре, а ему – семнадцать. Разница в семь лет. Немало! Ну, бывает, не в пятиклассниц же им влюбляться!?
Остаток дня провела в раздумье, всё возвращаясь и возвращаясь к записке. Не скрою, где-то глубоко шевельнулось чувство приятного осознания мужской заинтересованности. Куда ж нам, женщинам, без влюбленных глаз?
Но, с другой стороны, как теперь осложнилась моя жизнь. Я в плену загадочного влюбленного, теперь буду жить с вопросом: «Кто?»

Источник: http://story-house.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты