Наряд вне очереди

0

«Немцы уже в Крыму. Мы отступали к Балаклаве, через горы. Враг шёл за нами с интервалом в час-полтора. Все солдаты в полной выкладке: несут на себе оружие, провизию, палатки. Погоня длилась двое суток, сам бой – минут пятнадцать», – потягивая какао на веранде киевского кафе, вспоминает Олег Павлов события этой весны. Павлов – учредитель запорожского военно-исторического клуба «Воин», а отступление в Крыму – реконструкция событий 1941 года. «На таких мероприятиях узнаёшь о войне то, чего нет в учебниках истории», – говорит реконструктор.

С каждым годом на Украине проходит всё больше таких реконструкций. Только за последнее лето любители изучать историю не по книгам отбивали атаку фашистов под Киевом, шли парадом по Одессе, воссоздавали бой дивизии СС «Галичина» с Красной Армией под Бродами и удерживали высоту на реке Сейм в Конотопском районе.

Договорной бой

Всё началось почти 200 лет назад, в Ватерлоо. После разгрома наполеоновских войск жители окрестных сёл облачались в мундиры погибших солдат и устраивали нечто вроде костюмированных карнавалов. С тех пор реконструкция военных действий превратилась в хобби, популярное во всём мире. Битву при Ватерлоо воссоздают до сих пор: в эти места съезжаются сотни энтузиастов из разных стран и имитируют сражение – с пальбой из пушек, кавалерийскими атаками и рукопашным боем.

На Украине реконструируют в основном события Второй мировой войны. «Я не надеваю форму наполеоновского солдата или казачью одежду – мне эти эпохи неинтересны. Для меня важна война, в которой воевали и погибли мои деды», – объясняет Владислав Таранец, руководитель «Красной звезды» – крупнейшего на Украине военно-исторического клуба. В этой организации около двухсот человек и армейская иерархия: есть командиры, начальники штабов, рядовые. Солдаты выполняют приказы старших по званию, а те, кто не соблюдает субординацию, отсеиваются. Новобранец сам выбирает, в каких войсках служить и на чьей стороне.

Сражение проходит по сценарию, основанному на реальных событиях. Участники заранее оговаривают ход боя, в том числе потери. «Сложно убедить людей умереть в самом начале, – говорит Владислав Таранец. – Представьте: бой продолжается, а вам нужно лежать в бурьянах».

Реконструкция – удовольствие затратное, покрывать часть расходов удаётся за счёт участия в киносъёмках. Сотрудничество взаимовыгодное во всех смыслах: пушки, 20 лет простоявшие без дела на киностудии Довженко, сегодня участвуют в боях – пусть и стреляют холостыми. В место условного попадания снаряда закладывается взрывчатка, в результате – полная имитация боевого залпа.

Вперёд – в прошлое

Чтобы перенестись в прошлое и ощутить себя красноармейцем или немецким солдатом, реконструкторы с дотошностью историков воссоздают в лагере атмосферу 1940-х: из питья – только вода и квас, никакой пластмассовой посуды, вместо сигарет – «козьи ножки». Правильный реконструктор, обнаружив, что у него промокли спички, не поддастся соблазну прикурить от китайской зажигалки.

У каждого уважающего себя реконструктора очень большой военный гардероб. По словам Алексея Колесника, члена киевского военно-исторического клуба «Выстрел», для роли командира Изюмского гусарского полка ему потребовались кивер, фуражная шапка, кушак, две куртки (доломан и ментик), рейтузы-чикчиры, плащ, сабля и комплект ремней. А ещё вальтрап (подкладка под седло), седельный чемодан и лядунка – патронташ кавалериста. «Кроме этого – палатки, котлы и много других вещей для проживания в лагере. Конечно, всё должно быть антуражным», – говорит Алексей. Для соблюдения аутентичности гусарскую форму шьют вручную. Огонь разводят с помощью огнива. Аксессуары XIX века – от ножниц до подошвенных гвоздей – можно купить у рукодельников, которые съезжаются на мероприятия реконструкторов.

Олег Павлов из клуба «Воин» помимо реконструкции боёв занимается производством военной формы – той, что была у солдат Красной Армии и Вермахта. «Хоть немецкую форму разрабатывал Хьюго Босс, советская была лучше: удобнее, проще, без излишеств», – говорит он. Сукно заказывают в России, пуговицы, а их более 15 вариантов, штампуют сами. Форму шьют по техническим условиям, заверенным Главным интендантским управлением Красной Армии.

Кинокритики

Реконструкторов с их страстью к одежде минувших эпох можно было бы заподозрить в цисвестизме – болезненной страсти к переодеванию, если бы не ещё большая их страсть – изучение военных хроник, архивов и мемуаров.

«Ни один профессор не копается в истории так дотошно, как заядлые реконструкторы», – уверяет Антон, 25-летний член клуба «Воин». Он часами может рассказывать о преимуществах и недостатках пулемёта Шпагина перед немецкими аналогами, производстве кирзы для солдатских сапог и специфике пехотных атак. Абсолютно все реконструкторы возмущены обилием ляпов в фильмах о войне. «Предстояние» Михалкова вызывает особую ярость. «На немецких танках торчат флажки. Этого не могло быть – знамя клали на моторное отделение, чтобы авиация видела своих», – возмущается Владислав Таранец. Он, как и многие другие реконструкторы, консультирует кинорежиссёров, снимающих фильмы или сериалы о Второй мировой, но, увы, те не всегда прислушиваются к советам.

Впрочем, не исключено, что с развитием движения реконструкторов потребность в военных фильмах вовсе отпадёт – наблюдать сражение воочию интереснее, чем на экране.

Евгений Сафонов,
«Фокус»

Поделиться.

Комментарии закрыты