Женщины против идеалов

0

20-летняя модель Лиззи Миллер стала подлинной героиней своего времени, благодаря одной единственной маленькой фотографии, опубликованной на 194-й странице последнего номера глянцевого журнала…

Просто она настоящая

Вскоре после того, как журнал поступил в продажу, на электронную почту главного редактора Синди Лейв хлынул поток писем от восторженных читателей, заявлявших, что наконец-то глянцевое издание опубликовало фотографию «нормальной красивой женщины». «На обложку ее!», «Она точно как я!», – не унимались обрадованные читатели.

«У меня дыхание перехватило от восторга. Мне очень нравится женщина на странице 194», — сказано в одном из писем. «Все, кто считает эту модель нездоровой, должны сами проверить свое психическое здоровье. Она высокая, атлетически сложена, и у нее есть небольшой животик. Вот и все», — написал другой читатель журнала. Все сходятся во мнении, что Лиззи выглядит, как реальная женщина и как нормальный человек.

Строго говоря, тело Лиззи Миллер не соответствует общепринятым современным стандартам красоты: девушка ростом 185 см при весе более 80 кг не может похвастать ни шикарным бюстом, ни стройными ножками, ни гладким животиком. Поэтому карьера модели у нее не задалась, и Лиззи начала играть в софтбол, сделав ставку на спортивную карьеру. Тем не менее, время от времени ее приглашали на съемки – и после недавней публикации фотографии на последних страницах журнала мисс Миллер вдруг прославилась.

На ней молодая женщина запечатлена сидящей боком к камере, на фоне большого окна. На модели нет почти никакой одежды, если не считать трусиков-стрингов. Она прикрывает грудь левой рукой и хохочет. Бесформенный живот предательски свисает. Никакого фотошопа, никаких ухищрений по выбору выгодной позы – модель ведет себя естественно: ее попросили присесть, чем-то рассмешили и сфотографировали.

После того, как снимок Лиззи Миллер стал одним из самых обсуждаемых в сети Интернет, героиню пригласили на ток-шоу Today телеканала NBC. Из интервью с Лиззи телезрители узнали, что она совсем не стесняется своей «дефективной» фигуры и, несмотря на неидеальные формы, увлекается танцем живота, для которого, как известно, лишние килограммы не помеха. Теперь фразу Лиззи «Просто я настоящая» повторяют миллионы женщин, которые устали от изнуряющих диет и бесплодных попыток походить на подиумных красоток.

Профессия — идеал

И подумать только, ведь вся эта многомиллионная индустрия красоты когда-то начала свое существование с легкой руки модельеров и преследовала одну-единственную цель – прорекламировать покупателям свои товары. Но уже через каких-то полвека именно модная индустрия стала определять не только как должен измениться стиль женской одежды в новом году, но и как должны измениться сами женщины, чтобы соответствовать новым канонам красоты (опять же, установленными определенными людьми для определенных целей).

Впервые идея использовать «живые манекены» для показа собственных коллекций пришла в голову в конце XIX века «отцу-основателю» современной высокой моды англичанину Чарльзу Фредерику Ворту, создавшему первый дом моды в Париже. В 1890 году актриса Лилиан Рассел появилась на сцене, демонстрируя не только свое искусство, но и великолепные наряды Ворта. Однако профессия манекенщицы пользовалась плохой репутацией, и лишь в начале ХХ века светские дамы, танцовщицы и актрисы стали с большей охотой демонстрировать наряды.

После Второй мировой войны модная жизнь на некоторое время переместилась из разоренной Европы в разбогатевшую Америку. Стандарт красоты стал диктоваться Голливудом, где в 50-е годы по подиумам шагали многочисленные Мэрилин Монро. Одним словом, к середине XX века эталоны красоты тела выглядели вполне здоровыми и пропорциональными — вспомним девушку с веслом — но тут появилась Твигги…

Эта шестнадцатилетняя англичанка весом всего 45 килограммов (при росте 1 м 65 см), которая полностью изменила представления о размерах идеальной женщины. В результате послевоенного подъема экономики в западном обществе резко возросло число обеспеченных молодых людей, которые могли себе позволить одеваться у лучших дизайнеров мира. Кроме того, темп жизни ускорился, женщины стали работать, активно заниматься спортом. Модная индустрия переориентировалась с «взрослой» женщины на женщину-подростка, а спортивный стиль в фигуре и одежде вытеснил традиционный женственный, с развитыми формами. Твигги можно смело назвать первой супермоделью, ведь она стала настоящим кумиром – «на нее» ходили так же, как на концерты «Битлз».

У Твигги немедленно появились соперницы – Джин Шримптон, Пенелопа, немка Верушка, которая не только сделала успешную карьеру в модельном бизнесе, но и сыграла в фильме Микеланджело Антониони «Фотоувеличение» («Блоу-ап»). В 70-е годы молоденькие, худые и высокие манекенщицы замелькали на обложках глянцевых журналов.

В 80-х годах ХХ века ситуация на модельном рынке начала меняться. Дизайнеров захватила идея эксклюзивного контракта. Подписывая такую бумагу, модель становилась «лицом» Дома моды и лишалась права работать на кого-либо другого. Зато получала огромный гонорар. Модельные агентства, в свою очередь, обеспечивали манекенщицам мощную рекламную поддержку. Так возник «феномен супермоделей». Легендарные Кристи Терлингтон, Наоми Кэмпбелл, Синди Кроуфорд, Линда Евангелиста, Клаудия Шиффер вошли в число мировых знаменитостей.

Эра супермоделей закончилась в тот момент, когда двадцатилетние девушки не только стали зарабатывать до 20 тыс. долларов за тридцатиминутное выступление на подиуме, но уже фактически затмевали собой то, что должны были рекламировать. К тому же в середине 90-х модный мир устал от роскошных лиц и тел.

Очередная смена стиля была связана с тем, что публика сделала выбор в пользу простоты и непритязательности. В 90-х годах на подиумах появился новый тип моделей. Наступила эпоха «героинового шика», противопоставившая традиционному «гламуру» эстетику «улицы», а точнее, «подворотни». На подиум вышли не просто худые, а истощенные девицы с темными кругами под глазами и нарочито неряшливые. Наиболее известны среди них панк-аристократка Стелла Теннант, татуированная лесбиянка с азиатской внешностью Дженни Шимизу и Кристен Макменами, которая словно создана для оборванной одежды стиля «гранж». Одна из самых ярких представительниц этого направления в модельном бизнесе – Кейт Мосс, ставшая «лицом» Дома моды Calvin Klein.

Лишь она одна могла рассчитывать на гонорары, которые получали ее предшественницы. Кейт даже не пыталась соблюсти видимость приличной жизни, признавшись в своем интервью журналу Vogue, что в течение всей своей карьеры ни разу не выходила на подиум трезвой. «Я пила шампанское перед выходом на подиум, перед съемками, на вечеринках, – вспоминает модель. – Я начинала пить в 10 утра и не могла остановиться».

Впрочем, эра «героинового шика» закончилась так же быстро, как и началась: лишь Кейт Мосс продержалась в бизнесе больше десяти лет, остальные представительницы этого направления, появление которых на подиуме в 1996-м вызвало настоящий фурор, полностью исчезли с обложек модных журналов уже через два года.

Общественное сознание стало воспринимать наркотики как самое главное социальное зло, и под давлением консервативных организаций и прессы дизайнерам пришлось отказаться от моделей с «героиновым имиджем».

Сегодня на подиум вернулись роскошные красавицы. Причем, красота эта зачастую очень даже рукотворна – ведь перед тем, как идеальное изображение модели попадет на страницы журналов и рекламные плакаты, поработает целая команда визажистов и стилистов, фотограф выставит выгодный ракурс, а фотошоп уберет все лишнее и добавит недостающее.

Для чего все это делается, спросите вы? Все очень просто — «идеальные» модели заставляют женщину осознавать свое мнимое несовершенство и пытаться его исправить или хотя бы компенсировать. Та же самая реклама предлагает массу способов это сделать: косметика, одежда, диетические продукты, «живые» йогурты и растительное масло с витаминами. Так что вгоняющая женщин в комплексы и порой депрессию реклама все же выполняет свои главные функции: информирует потребителей о товарах, внушает, что без этих товаров не обойтись, и стимулирует спрос.

Правда, похоже, теперь в вопросе красоты назревает настоящая революция, и не только благодаря бурной реакции общественности на феномен Лизи Миллер…

Полные с веснушками против белых и стройных

Чрезмерно стройные женщины в рекламе давно вызывали беспокойство врачей: по мнению медиков, этот образ является нездоровым. То, что над девушками с обложек несколько часов работали гримеры и парикмахеры, приводит в ярость феминисток – с их точки зрения, женщина не должна приносить себя в жертву чьим-то ожиданиям. Наконец, вовлечение слишком юных созданий (косметические продукты и одежду порой рекламируют девочки, не достигшие 16-летнего возраста) в рекламный и модельный бизнес – опасно с точки зрения учителей, родителей и психологов.

Теперь же благодаря кембриджским ученым выяснилось, что использование нереалистичных образов «идеальных» женщин в рекламе может еще и навредить продажам товара – а это уже, на минуточку, гораздо более серьезный повод для индустрии красоты задуматься о навязываемых ею канонах.

В ходе недавнего исследования двум тысячам женщин разного возраста продемонстрировали рекламные материалы двух категорий. В первую категорию вошли изображения девушек, стандартные для рекламных фотографий и видеороликов: моделям было от 16 до 24 лет, все они были белыми и способными втиснуться в так называемый «нулевой» размер (соответствующий нашему сороковому). Для второй категории был сделаны рекламные снимки привлекательных женщин разного возраста, цвета кожи и комплекции.

Оказалось, что «идеальные» модели вызывают у потребителей противоречивые эмоции. Готовность приобрести
товар, который рекламируют такие девушки, выразили некоторые из их ровесниц, а также большинство жительниц Китая. Азиатки, в большинстве своем не склонные к полноте, продемонстрировали явное тяготение к нереалистичным образам. Остальные женщины заявили, что не доверяют такой рекламе. Им больше пришлись по душе «реальные» модели.

Следует отметить, что об отталкивающем эффекте рекламы со слишком худыми женщинами ученые говорили и раньше. Так, в ноябре 2008 года были опубликованы результаты исследования австралийских психологов, которые немного поэкспериментировали с рекламой нижнего белья, шампуней и вечерних платьев. Для каждой категории товаров были сделаны два практически одинаковых рекламных ролика: один с манекенщицей, а второй с привлекательной женщиной среднего телосложения. Выяснилось, что у большинства опрошенных повышалось настроение (а вместе с ним и готовность тратить деньги) после просмотра роликов с «нормальными» женщинами.

Так что предварительный вывод британских ученых таков: чтобы женщины охотно покупали товар, они должны иметь возможность отождествлять себя с моделью в рекламе.

Правда, некоторые создатели рекламы не дожидались научного подтверждения. Многие компании давно взяли на вооружение принцип «реальной красоты». Под таким слоганом уже несколько лет проходит рекламная компания Dove, в роликах которой появляются женщины самого разного возраста и комплекции, всех оттенков и цветов кожи, с веснушками и неправильными чертами лица. При этом все они привлекательны, выглядят здоровыми, уверенными в себе и жизнерадостными.

И в этом, наверное, главный секрет их успеха: они не пытаются «соответствовать», а нравятся себе такими, какие есть. И здесь приходит на ум известная мудрость: «Хочешь, чтобы тебя полюбили другие, полюби себя сам!» И от себя добавлю – такой, какая вы есть…

Подготовила Мирослава Наумова,
по материалам TopNews.ru, Lenta.ru, Supernew.ej.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты