Кто раскроет убийство?

0

Сотни загадочных преступлений ждут своих сыщиков
Не один Джек Потрошитель будоражит умы как криминалистов, так и любителей детективных загадок. В истории достаточно преступлений, которые так и остались нераскрытыми. За такие дела ради любопытства берутся и опытные следователи, и обычные любители.

Казанова Нью-Йорка
Джозеф Элвелл считался главным покорителем женских сердец Нью-Йорка 1920-х гг. Он жил на широкую ногу, любил делать ставки на скачках и был высококлассным игроком в бридж. 11 июня 1920 г. горничная обнаружила светского льва тяжело раненым в собственном кабинете. Элвелла не успели довезти в больницу – он умер по дороге в госпиталь. Гильза от пули 45-го калибра, лежавшая у стола, и характер раны показывали, что выстрел был произведен с близкого расстояния — убийца стоял практически вплотную к Элвеллу. Никаких следов, кроме гильзы, в комнате полиция не обнаружила. Единственный вывод, к которому пришли следователи, — Джозеф хорошо знал убийцу и сам впустил его в дом. Ходили слухи, что с ловеласом расправилась одна из его ревнивых любовниц. Но точно никто так ничего и не узнал.

Убийство в китайском квартале
19-летняя Элси Сигер принадлежала к высшему обществу Нью-Йорка. Ее отец был богат, а Элси была девушкой порядочной и активно занималась благотворительностью, участвуя в работе христианской организации, наставлявшей на путь истинный наркоманов и проституток Китайского квартала. Однако заподозрить ее в дружеских знакомствах с обитателями квартала никто не мог — слишком широкой была социальная пропасть. Поэтому, когда Элси пропала, ее несколько недель искали где угодно, но не здесь.
Однако в июне 1909 г. в полицию обратился владелец одного из ресторанов в китайском квартале. Он сказал, что, поднявшись наверх, в комнату своего двоюродного брата по имени Леон Линг, был оглушен зловонием, а войдя в комнату, обнаружил там тело девушки. Это оказалась Элси. Полиция обыскала комнату Линга и обнаружила письма к нему Элси, из которых неопровержимо следовало, что она и Линг были любовниками. Вскоре выяснилось, что у нее был еще один любовник в китайском квартале — Чу Ген. Он заявил, что в последнее время получал анонимные письма с угрозами, автор которых требовал, чтобы он оставил Элси. Подозрения полиции пали и на Линга, и на Гена, однако Линга с момента, когда было найдено тело, никто не видел, а доказательств вины Гена полиция найти не могла. Убийство так и осталось нераскрытым.

Кто расправился с малышкой?
11-летняя жительница Лондона Вера Пэйдж исчезла вечером 14 декабря 1931 г. Она не вернулась домой от тети, которая проживала неподалеку. Рано утром 16 декабря по Эллисон-роуд, в той части Лондона, где проживают зажиточные люди, шел разносчик молока и вдруг споткнулся о тело маленькой девочки, распростертое на траве. Прибывшие на место полицейские заявили, что найден труп Веры Пэйдж.
Осматривая место, где наткнулись на тело убитой, следователь пришел к выводу, что его могли положить туда только рано утром, так как в течение всей ночи шел дождь, а волосы и одежда девочки были сухими и только спина — мокрой. Сразу же обращало внимание и наличие на пальто и на лице Веры угольной пыли и воска свечи. Доктор Келвелл, обследовавший труп, обнаружил следы удушения, а расстегнув пальто, увидел, что девочка изнасилована. Когда доктор разжал кулачок левой руки жертвы, то из него выпала повязка, от которой сильно несло аммиаком. Сотрудник Скотланд-Ярда Корниш, занимавшийся расследованием, подозревал, что найденную повязку мог потерять убийца, у которого был поврежден палец.
На вопрос, не была ли девочка слишком доверчивой и беспечной, сыщик получил исчерпывающий ответ: не только родители, но и все, знавшие Веру, утверждали, что девочка никогда не пошла бы с незнакомым ей человеком. Это натолкнуло Корниша на мысль о том, что убийцей мог оказаться только человек, которого девочка знала и которому доверяла. Теперь появилась конкретная задача — найти человека, который мог быть знаком Вере и у которого 14 или 15 декабря нарывал и был перевязан палец. В ходе этих поисков удалось установить только одного мужчину, отвечавшего этим требованиям. Им оказался 41-летний Перси Руш, рабочий прачечной Уитли. Примечательным было и то, что родители Руша проживали в одном доме с семьей Пэйдж, а Руш несколько раз в неделю бывал у своих родителей и имел ключ от их квартиры. На допросе Перси сказал: «Я никогда не дарил Вере ни сладостей, ни денег, ни игрушек. Я видел ее только на улице, когда она играла возле дома. Последний раз я видел ее три недели назад».
Как утверждал Руш, он обычно уходил из прачечной Уитли в 18:15, ехал на автобусе и вскоре оказывался дома, но 14 декабря вернулся домой только в 20 часов. Свой обычный распорядок он изменил потому, что в тот вечер его жена ушла навестить мать, и так как дома никого не было, он решил не спешить и пошел пешком. Подтвердить правдивость слов Руша никто не мог, свидетелей его прогулки не оказалось. Неопрятную одежду подозреваемого покрывала угольная пыль, как и пальтишко потерпевшей, когда же следователь Трейси пришел за Рушем к нему в квартиру, то увидел на ковре восковое пятно от свечи. Это также вызвало интерес, поскольку подозреваемый пользовался свечами, когда спускался в темный подвал, ключи от которого всегда находились у него. Сразу же выстроилась версия, что он встретил Веру, заманил ее в дом, удовлетворил свою страсть и убил девочку, а труп спрятал в подвале, где он и пролежал до ночи с 15 на 16 декабря, когда был подложен на Эллисон-роуд. Но это было лишь предположение, которое еще необходимо было доказать.
Еще больше возросли подозрения относительно причастности Руша к убийству в результате расследования, проведенного Трейси в отношении повязки с пальца. Сотрудники прачечной Уитли, где работал подозреваемый, сообщили, что Руш поранил мизинец левой руки 9 декабря и пришел на следующий день с самодельной повязкой, которая должна была защитить рану от нашатырного спирта, используемого в работе.
Вооружившись этими показаниями, 18 декабря Трейси предъявил Рушу обнаруженную повязку и спросил, знакома ли она ему. Руш заявил, что повязка действительно похожа на те, что делала ему жена, начиная с 9 декабря, но последнюю повязку он носил 13 декабря и потерял ее на улице. Эти показания противоречили словам его коллеги Чарлза Джона Майлса, утверждавшего, что 14 и 15 декабря он видел на пальце Руша повязку, более того, тогда же тот объяснил ему, что вынужден носить ее, потому что нашатырный спирт вызывает жжение в ране.
Корниш обратился в лабораторию с просьбой установить, можно ли химическим путем доказать, что обнаруженная повязка была на пальце Руша. Перси и его жена без всяких колебаний вручили полицейским марлевый и полотняный бинты, которыми они пользовались. Экспертиза установила неидентичность перевязочного материала, к тому же ширина представленных бинтов также не совпадала с шириной бинтов обнаруженной повязки.
Достаточно улик против Руша так и не нашли, к тому же он отрицал свою причастность к убийству Веры. Присяжным пришлось признать, что из-за отсутствия веских доказательств Перси нельзя считать виновным. Так что жестокое преступление так и осталось безнаказанным.

По материалам Рeoples.ru, Nevsedoma.com.ua

Поделиться.

Комментарии закрыты