Дети считают роботов живыми

0

И с помощью грубости и ударов выясняют границы допустимого

Взаимодействие взрослого человека и «умной» вещи скучно, как бы мы ни пытались его расцветить. Мы никогда не верим до конца, что машина — живая. Да, мы делаем их похожими на животных и людей, заставляем их вести себя подобно животным и людям, но всё равно помним, что это лишь горстка электронных элементов. А вот с детьми ситуация принципиально иная.

Открутить голову
Ребёнок дошкольного возраста легко попадается на обман: он воспринимает устройство, ведущее себя подобно живому, как живое существо, а если оно ещё и говорит, то как существо разумное. И этого достаточно, чтобы породить интереснейшие коллизии, в последние пару лет ставшие предметом пристального интереса со стороны родителей и учёных. Фактов пока мало, они разрозненные, теоретических основ почти никаких. Но материал накопился достаточный, чтобы по крайней мере взяться за рассказ о взаимоотношениях «умной» техники и детей.
Лично для меня первый звоночек прозвенел летом 2015 года, когда на глаза попался отчёт о забавном эксперименте, проведённом в Японии. Группа исследователей взяла робота Robovie 2 — ниже полутора метров, на колёсиках, с мультяшной мордашкой, видит, говорит и слушает — и заставила его патрулировать обычный торговый центр. Натыкаясь на людей, робот вежливо просил их подвинуться. Если просьба удовлетворялась, он продолжал движение, иначе разворачивался назад. Тогда-то и выяснилось, что дети склонны вести себя с машиной, скажем так, не совсем корректно.
В большинстве случаев они тоже выполняли просьбу, отступая в сторону. Однако примерно в одном случае из десяти ребёнок сознательно дорогу не уступал. Если же собиралась группа детей, вероятность, что машине откажут, вырастала резко. Стайка маленьких бандитов не только преграждала роботу путь, они ещё и не давали ему ретироваться, окружая. Когда же робот терялся, застывая в замешательстве, следовала расправа: вербальная агрессия (машину обзывали нехорошими словами, из которых «идиот» было самым мягким), а потом и физическое насилие — толчки, затрещины, пинки, удары попавшими под руку предметами (мяч, бутылка), даже попытка открутить голову.
Авторы того эксперимента искали способ избегать конфликтных ситуаций — и нашли поистине гениальное решение. Они научили робота действовать так же, как действует ребёнок, в одиночку забредший на чужую территорию. Завидев шпану (в данном случае характерным признаком был низкий рост: меньше метра сорока), необходимо или незамедлительно покинуть место событий, или… держаться ближе к взрослым, которые по понятной причине влияют на маленькую банду благотворно. Результат тоже был заснят на видео и смотреть на это без смеха нельзя: робот жмётся к родителям, которые явно не понимают, чего от них хотят — зато дети, уже поглядывавшие в сторону механизма недобро, отлично осознают, для чего машина совершила хитрый манёвр.
Главный вопрос, впрочем: откуда берётся в детях эта агрессия? Что ж, их опросили и выяснилось, что это вовсе не случайность, не экспромт: в большинстве случаев они полагали, что перед ними не машина, а живое разумное существо, и надеялись(!), что их действия окажутся для этого существа болезненными или по крайней мере стрессовыми. Иначе говоря, не научившись ещё сопереживать, маленькие бестии опытным путём выясняли границы допустимого в познании мира.

Можно грубить
И вот тут очень кстати пришлось ещё одно наблюдение — правда, пока просто подмеченное, не ставшее ещё предметом изучения. Речь о взаимодействии ребёнка и интеллектуального помощника Amazon Echo. Если вдруг вы не следите, Echo — даже не робот, а что-то вроде говорящей вазы: спрятанный в настольную тубу компьютер, постоянно связанный с Сетью и общающийся с пользователем голосом.
Общение его с взрослыми укладывается в стандартную скучную схему: Echo, конечно, научили вести органайзер, воспроизводить музыку, травить анекдоты и управлять другими устройствами, но взрослые всё-таки понимают, что это лишь поисковая машина с голосовым интерфейсом. А вот дети — другая история.
Echo оказался необычайно популярен среди детей. Выяснилось, что голос — даже более интуитивный способ взаимодействия с машиной, чем пресловутые «тач» и жесты. Так что малышня эксплуатирует его на полную катушку, следуя всё той же схеме опытного, пробами и ошибками, выяснения допустимых пределов. И в числе прочего быстро выясняет, что с «умной вазой» не требуется быть вежливым.
Чисто технически, выражения вроде «Алекса, будь добра» или «Алекса, пожалуйста» даже затрудняют распознавание команд, они Echo не нужны (Алекса — кодовое слово, активирующее устройство). Тем не менее, взрослые, просто по привычке, их всё же употребляют. А вот дети скоро приходят к приказной, грубой манере обращения с машиной: выяснив, что машина подчинится им даже без «волшебного слова», они перестают и пытаться вести себя вежливо.
Опасения, высказываемые теперь некоторыми родителями, понятны. Установив, что добиться своего можно и без вежливости, только лишь отточив дикцию (отличный стимул начать выговаривать «л»!) и повысив голос (детям приходится говорить громче обычного, чтобы Echo их понял), не перенесёт ли ребёнок эту схему на общение с людьми? Достаточно сказать громко и чётко, а реверансы — лишнее! Согласитесь, тревога как минимум не безосновательная.
Промежуточный вывод из всего этого: настолько же, насколько «умным» вещам необходим «взрослый» режим, им необходим и режим «детский». И ради сохранения собственной целостности, и ради формирования правильного воспитательного эффекта. Но встаёт и ряд попутных вопросов, требующих ответа. Правда ли нужно беспокоиться, если ребёнок научается говорить с «железкой» именно как с железкой, а не как с человеком? В смысле, не страшнее ли было бы, если б дети принимали «интеллект» того же Echo за чистую монету, искренне считали бы электронное устройство живым? Не случится ли какого-то сдвига в детском сознании, если мы станем учить детей вежливому обращению с механизмами? Наконец, даже если мы станем их этому учить, будут ли они относиться к технике бережней, когда повзрослеют?

Евгений Золотов, http://computerra.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты