Смертельное блюдо, или как не нужно писать рецепты

0

Недавно на одном популярном женском сайте, читают который 16 миллионов человек ежемесячно, я наткнулся на интересную статью. Её тема была проста и далека от высоких материй – «Как не надо писать рецепты». Я и забыл бы про эту статью, если бы не неожиданные комментарии пользователей под ней. Впрочем, обо всём по порядку.

Дело в том, что на этот женский интернет-ресурс пользователи (то бишь, обычные русские люди) загружают свои кулинарные рецепты. И так как это именно обычные люди, то и с грамотностью у них в большинстве случаев туго. Вот раздосадованный редактор, который эти рецепты «по-литературному» правит перед публикацией, не сдержался, да и написал свои замечания в форме статьи. Статьи, кстати, совсем не оскорбительной (там и имена этих умников-кулинаров не называются), а очень даже юмористической. Занятно ведь прочитать, какие перлы выдают пользователи в своих рецептах: «Куриные крылышки в мёде» – моё самое любимое и коронное блюдо, от которого умирали все мои мужики» или «Салат порвать руками небольшого размера, выложить на тарелочку». Кроме перлов, в статье рассказано и о других популярных грамматических, стилистических, логических и прочих ошибках.

Но что меня поразило больше всего, так это не «афоризмы» обычных русских кулинаров, а их комментарии под статьёй. Я даже и подумать не мог, что такой безобидный и смешной текст может вызвать… ненависть и презрение. Нередки были комментарии типа: «Рецепт может и криво написан, но человек не поленился и захотел поделиться. А вы его на посмешище выставляете», «Рецепты пишут обычные люди, а не журналисты и не литературоведы», «Посмеялась, очень мило, но… Вы знаете, сколько человек вас теперь ненавидит???», «Тем не менее, как автор статьи, вы должны понимать, что если все будут писать грамотно, вам не за что будет платить…» Кстати, на последнюю реплику автор довольно резонно ответила: «Если так рассуждать, то можно дойти и до того, что надо развивать преступность – пусть преступлений будет как можно больше, а то ведь не за что будет платить нашей доблестной полиции. Надо поддерживать распространение наркотиков, а то не за что будет платить наркологам. Надо увеличивать число венерических заболеваний, а то не за что будет платить венерологам и так далее».

Читая комментарии, я всё же не мог до конца понять, что именно вызвало такое неприятие статьи и достаточно ожесточённый спор. Почему спорщики стоят так непримиримо на своих позициях? И вот один комментарий мне всё объяснил. Какая-то девушка бесхитростно написала: «Не надо осложнять жизнь, и так нам трудно… Пишите рецепты не литературно, а легко доступным языком…»

Так вот оно, объяснение! Суть не в том, что одни люди более грамотны, а другие менее. Суть в том, что эти люди мыслят по-разному! Как сказал Макс Мюллер: «Язык и мышление – два названия одной и той же вещи». А раз так, то обывательское, неграмотное мышление строится просто на других категориях мировосприятия!

Поэт Бродский в своей нобелевской лекции сказал, что не литература должна говорить на языке народа, а народ – на языке литературы. Грамотность – это не просто имидж, она ещё отражает состояние души. Неграмотный человек – это человек менее цельный и в эстетическом, и в этическом, и в духовном планах. Таким человеком, кстати, легче управлять. Недаром ведь в западной системе школьного образования (по крайней мере, в некоторых странах) отсутствует формирование систематического мышления. Знания даются мозаически, чтобы у человека не сложилась цельная картина мира, чтобы он не был способен к абстрактному мышлению. А неграмотность, за которую сегодня горой стоят поклонники так называемого олбанского языка, – это как раз и есть мозаичность, отсутствие адекватного взгляда на мир.

Кстати, о Западе. Как говорили мне компетентные люди, в английском языке сегодня очень сильна тенденция к упрощению. Зачем, например, это сложное night (ночь), если можно просто написать nite? Современный человек – не только русский – боится сложностей, они пугают его.

Помнится, Константин Леонтьев, русский философ XIX века, говоря об этапах развития цивилизации, выделял три. Первый – период первичной простоты, тут культура ещё находится, можно сказать, в зародышевом состоянии. Второй – период цветущей сложности; для России это, безусловно, XIX век – Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Толстой, Достоевский… И третий – период вторичного смесительного упрощения. На этом этапе цивилизация «устаёт» от культуры, старается упростить её, снизить её градус: развитой цивилизации с устоявшимся бытом культура уже не нужна. Этот третий этап на Западе начался уже давно. А вот теперь, кажется, докатился и до языка.

…Причём, это «упрощение» – совсем не безболезненный эволюционный процесс. Адепты этого «упрощения» всячески настаивают на своей правоте! И если раньше – в XIX и даже вплоть до середины ХХ века – неграмотный человек понимал свою ущербность (вспомним хотя бы советские фильмы про школу, про то, как люди хотели учиться), то теперь он-то и готов заявить, что лишними в современном мире оказываются как раз грамотеи, которые всё только усложняют и делают жизнь труднее.

Николай Дегтерёв,
«Литературная газета»

Поделиться.

Комментарии закрыты