Германия не даст угля

0

Германия закрыла последнюю шахту, но безработицу в шахтёрско-сталелитейных регионах так и не устранила

Прекратила своё существование одна из важнейших в прошлом отраслей немецкой экономики: в Германии навсегда завершена добыча каменного угля. Ушли в прошлое столетия истории немецкого горняцкого дела, ставшего основой экономической и военной мощи страны.

Последняя каменноугольная шахта Германии символически закрылась 21 декабря 2018 года торжественной церемонией с участием федерального президента Франка-Вальтера Штайнмайера. Из недр шахты Prosper-Haniel в Ботропе (федеральная земля Северный Рейн-Вестфалия) горняки подняли на поверхность последний добытый в ФРГ кусок каменного угля весом примерно 7 килограммов и передали его главе государства. Шахтёры со слезами на глазах выслушали речь президента, который констатировал, что к концу подошла «часть немецкой истории», без которой сама страна и её развитие на протяжении последних двух веков были бы немыслимы.
Добыча угля началась на территории нынешней ФРГ около 900 лет назад, но мощь и объёмы обрела в основном в XIX веке: уголь и сталь Рурского угольного бассейна стали основой индустриальной и военной мощи Германской империи, обеспечили военный потенциал Германии 1930-1940-х годов, заложили перспективы возрождения западной части страны после Второй мировой войны.
Но каменный уголь из подземных шахт в Германии больше не добывают. Сохранилась лишь добыча бурого угля открытым способом в карьерах и разрезах. Добыча каменного угля прекращена не потому, что завершились его запасы – они имеются, как и технические возможности, трудовой потенциал, накопленный опыт. Увы, немецкий уголь оказался неконкурентоспособным в экономическом плане: он слишком дорог. Если по экологическим соображениям от добычи угля было решено отказываться только в последние годы, то по экономическим этот процесс начат давно. Упадок европейской угледобычи начался не вчера и не в ФРГ: это общая европейская тенденция. Последняя шахта в Бельгии была закрыта в 1992 году, во Франции – в 2004, в Великобритании – в 2015.
Немецкие шахтёры постепенно превращаются в безработных на протяжении последних 50 лет не из-за природоохранителей, а из-за снижающейся конкурентоспособности немецкого каменного угля. Он уступал иным энергоносителям – нефти, газу, ядерному топливу, к тому же импортный уголь из стран с более дешёвой рабочей силой и более низкими стандартами безопасности несравнимо дешевле. Шахтёров Германии ждала судьба соседей: всюду в Европе некогда наиболее экономически мощные регионы угледобычи превращались в структурно слабые, с повышенной безработицей, отсутствием перспектив и соответствующим депрессивно-проблемным характером.
Рурская область – наиболее яркий пример таких тенденций в ФРГ: число шахт в стране, львиная доля которых находилась в Руре, с 1960 по 1980 год сократилось со 146 до 39, до 2000 года дотянули только 12, а число немецких шахтёров, 610 тысяч которых добыли в 1957 году рекордные 150 миллионов тонн угля, к первому десятилетию XXI века сократилось до 30 тысяч. Последние три года в ФРГ действовали две оставшиеся шахты, на которых около 4,5 тысячи горняков добывали порядка 4 миллионов тонн угля в год. Многолетние субсидии государства, общий объём которых достиг 200 миллиардов евро, растянули гибель отрасли на десятилетия, помогая избежать острых внутриполитических конфликтов, а последний гвоздь в крышку её гроба забили экологические проблемы вкупе с попытками перехода на возобновляемые источники энергии.
В стране немало тех, кто считает, что потраченные на многолетнюю поддержку бюджетные миллиарды следовало тратить иначе, не субсидируя убыточную отрасль, а создавая в затронутых регионах новые перспективные производства и развивая систему образования. Пока же многочисленные попытки оживить Рурскую область за счёт бюджетных вливаний оказываются тщетными: уровень безработицы здесь превышает 10 процентов, что для западных земель ФРГ и стремящейся к полной занятости Германии – большая редкость. В шахтёрско-сталелитейных столицах Дортмунде и Дуйсбурге, как и в большинстве крупных городов региона, он близок к 14 процентам. При этом в Руре (а также в другом шахтёрском регионе, земле Саар), как нигде в Германии, низка доля работающих женщин – заняты только 28 процентов (для сравнения: в Саксонии имеют работу 58,5 процента жительниц). Впрочем, без миллиардов из госбюджета рурские цифры, вероятно, были бы ещё более пугающими.
Отныне весь каменный уголь в ФРГ будет только импортным. Правда, Германия планирует полностью отказаться от ископаемого угля в среднесрочной перспективе, потенциально – к 2030 году. Созданная летом 2018 года указом правительства Комиссия по росту, структурным изменениям и занятости – в прессе её нередко называют просто «угольной комиссией» – готовит конкретный план действий по закрытию угольных электростанций, который должен быть представлен уже в феврале 2019 года.

Источник: http://rg-rb.de

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.