Ученые рассказывают, как поймать время за хвост

0

В общем понимании видов старения может быть столько же, сколько и всего лет в жизни человека. Что же по этому поводу думает наука?

 

Оптимальное время для жизни во вселенной

Калеб Шарф, астробиолог:
«Первое, что приходит мне в голову, это планетарный возраст. Есть у нас такой предрассудок, что только на молодой планете может зародиться жизнь, хотя у нас нет никаких оснований верить, что подобные предположения верны. На молодой Земле должно быть был определенный набор условий – химических ли, термальных, кинетических, — которые по крайней мере позволили жизни зародиться, или даже подтолкнули её к дальнейшему развитию сложнейших молекулярных структур и их функций. Но мы не знаем, должно ли это всегда быть именно так. Так же можно предположить, что у старых планет в связи с охлаждением уменьшается геофизическая активность, и могут произойти огромные изменения в климате, когда их звёзды-светила стареют и начинают выбрасывать всё больше и больше энергии. Всё это может оказать пагубное влияние на жизнь… или же нет.
Для астробиологии старение может быть частью ещё большего вопроса. Вселенной 13,8 млрд. лет, и вот мы тут. Может наше существование как-то связано с этим периодом её жизни? Возможно, в далёком будущем вселенная будет не способна на какое-либо поддержание жизни, так же, как и не была способна на это в свои ранние годы. Вполне может быть, что именно сейчас самое оптимальное время для существования жизни в нашей вселенной».

У нашего возраста есть возраст

Хоуп Джарен, геохимик и геобиолог:
«Когда я думаю о старении в геохимии, я думаю о радиоизотопном датировании. Это такой метод определения возраста комет. Данный метод использует радиоактивные изотопы, то есть атомы, которые спонтанно меняют конфигурацию своих субатомных частиц, теряя частицы во время радиоактивного распада. Вы, возможно, знаете, что уран распадается до свинца. Период радиораспада – самый неизменный и точный из всех, известных науке. Поэтому, если я измерю пропорцию урана и свинца в камне, то смогу определить его возраст, то есть то время, которое атомы этого камня активно распадаются. Вот так вот геохимики определяют возраст камней.
Самое интересное, что с развитием техники развивается и меняется сама геохимия. Например, в 2010 году геохимики открыли механизм определения мельчайших количеств свинца в веществе. Так, камень, пропорцию урана и свинца в котором изначально посчитали как 9.0 к 3.0, сейчас имеет значение 9.0009 к 3.0003. Иными словами, в 2010 году мы узнали, что этот камень на самом деле моложе, чем мы думали в 2000 году. Вот так и устарел сам возраст камня.
Вот почему геологическая временная шкала (схема, на которой изображены эпохи и их время) требует постоянных поправок. Даже у нашего возраста есть возраст».

Способность к регенерации

Кеннет Посс, биолог:
«Больше всего меня занимает связь между способностью ткани к регенерации и возрастом. Млекопитающие на эмбриональной стадии развития, и даже новорожденные обладают хорошими способностями к восстановлению после ранений — черта, которая исчезает во взрослом возрасте. На первой неделе развития мыши могут справиться даже с сердечным приступом, от которого не останется и следа, хотя в старшем возрасте без рубцевания не обойтись. Что же является причиной подобного изменения регенерационных способностей?
Как и у животных, у людей тоже с возрастом падает способность к регенерации. Это влияет на наши мышцы, ткани, кровь и генерацию новых нейронов в мозге. Многие ученые связывают старение с общим понижением регенерационного потенциала наших тканей. Изучая, как и почему действует регенерация и какие факторы на неё влияют в молодом и старом организме, мы поймем, что нужно делать, чтобы улучшить качество жизни».

Горы тоже стареют

Чарльз А. Вэр Стратэн, геолог:
«Я геолог по осадочным породам. Проживая свою обычную человеческую жизнь, измеряемую десятками лет, я изучаю осколки раковин и обломанные старые камни (грязь, песок, камень), всё, что снова стало глыбами сотни миллионов лет назад. Каждый день моё сознание совершает путешествие между этими двумя разными ощущениями времени – что также означает разное восприятие старения.
Большую часть моего исследования заняло изучение горных построек на восточной границе Северной Америки, истории, зафиксированной осадочными породами времен девона, где-то между 419 и 359 млн. лет назад. Сейчас горы Аппалачи острее и выше, поднятые континентальными столкновениями в периоде с 450 до 300 млн. лет назад.
Как бы то ни было, однажды возвысившись, все горные цепи начинают изнашиваться и поддаваться эрозии. Со временем прилегающие к горам территории покрываются песком, гравием и грязью, которые постепенно становятся камнями. На западе Аппалачи осадочные породы показывают старение горного пояса. Частично историю можно понять через изменения типа осадочных пород и изменения минеральных частиц в этих камнях. Слои обломочного кварца сменяются слоями белого кварца с примесью метаморфического песчаника. И вот так оно и идёт, сохраняя историю старения гор сквозь века.
Сейчас, спустя 450 млн. лет, Аппалачи всё ещё подвержены эрозии. Они всё ещё опускаются, стремясь к абсолютно плоской равнине. Что ж, стареют…»

Тысячелетняя вода

Джерри МакМанус, профессор земных и планетарных наук:
«Мне интересно старение в контексте океанских глубин, и как вода движется от поверхности в пропасть и потом распространяется по глубинам от Атлантического океана до Тихого. В данном случае под старением имеется в виду последний контакт части воды с атмосферой. Карбон-14 и другие подобные изотопные счётчики служат часами старения и говорят нам, что где-то на глубине Тихого океана «живёт» вода с возрастом более тысячи лет, а также, что возраст воды в разных частях океана в прошлом был другим.

Как стареют слухи

Чарльз Бриггс, профессор антропологии:
«Подумайте, как устаревает современный фольклор. Допустим, случается что-то ужасное в социальном обществе. Внезапно об этом появляется слух, про это все начинают говорить. Вначале слухи полны правдивых деталей. Постепенно, если общественности слухи приглянулись, они начнут активно распространяться, детали отпадут, а на их замену придут уже новые, несуществующие, но активно продвигающиеся в жизнь. Слухи продолжают распространяться, становятся богаче и связнее, приобретая всё новые оттенки. Просто так легче пересказывать. Сейчас всё зависит от того, скольким людям понравится каждое отдельное происшествие.
А потом что? Обычно история умирает. К этому моменту большинство слухов и сплетен уже исчерпали себя и потеряли малейшую связь с реальностью, полностью заменив её выдумками. Вот он — результат старения фольклора.

Сьюзи Нейлсон, nautil.us (перевод mixstuff.ru)

Поделиться.

Ответить