«Перестрелка»: безумная заваруха

0

Экшн-комедия о том, как бостонские банды делят сферы влияния
В апреле 2017 г. в прокат выходит криминальная экшн-комедия «Перестрелка» от продюсера Мартина Скорсезе.

Мировая премьера фильма о встрече двух преступных группировок на заброшенном складе, которая превращается в игру на выживание, состоялась на кинофестивале в Торонто в программе Midnight Madness. У ленты не только интересный сюжет, но и не менее любопытная история создания.
В «Перестрелке» очень ярко проявилась давняя любовь режиссера Бена Уитли к остросюжетному кино. «Экшн – это квинтэссенция кинематографа, — говорит он. – Мне хотелось сделать что-то динамичное, энергичное, где можно было бы поиграть, например, с монтажом – такие вещи я очень люблю. Нечто похожее можно увидеть и в “Списке смертников”, и в тех сериях “Доктора Кто”, которые я снимал. Я прочел много описаний реальных инцидентов со стрельбой. Один из самых крупных, который мне хорошо запомнился, произошел в Майами с участием ФБР — совершенно безумное зрелище. В Сети выложена его запись, от которой прямо дух захватывает». Если внимательно изучить эти репортажи и почитать баллистические отчеты, то становится ясно, что тот, кто оказался задет в подобной перестрелке, совершенно не обязательно скончается прямо на месте – если только у него не затронуты жизненно важные органы.
«Еще одна деталь, на которую обычно не обращают внимания, — это то, что большинство участников таких заварух — совсем не такие уж выдающиеся стрелки. Я попытался представить, как это могло бы выглядеть в реальности – правда, постаравшись при этом остаться в рамках развлекательного жанра. Ведь подобное вы нечасто видите в кино», — объясняет режиссер.

Бри Ларсон в мужской компании
Одним из ключевых элементов при создании фильма, безусловно, стал подбор актеров. По словам Уитли, «как это всегда бывает, все пришли в проект разными путями».
Киллиан Мерфи стал первым, чьим согласием на участие в ленте удалось заручиться. «Я давно хотел поработать с Мерфи и старался представить, какая роль может ему подойти, — рассказывает режиссер. – Агент Киллиана позвонил моему агенту, сказал, что Мерфи хочет встретиться; мы встретились, подробно поговорили, и я написал для него роль Криса. С другими актерами все было несколько иначе». Как только стало ясно, что Мерфи будет сниматься в «Перестрелке», подбирать остальных участников съемок стало проще. По мере того, как разрастался актерский ансамбль, сценарий фильма также обретал все более определенную форму – каждый новый участник сообщал своему персонажу дополнительные черты и особенности.
«Арми Хаммер попал к нам так: нам с Эми Джамп очень нравится “Одинокий рейнджер”, и мы, больше в порядке бреда, задались вопросом: “А что, может, связаться с Хаммером?” Мы связались с ним, и он дал согласие, так что все получилось просто замечательно. В ходе съемок Эми немного дорабатывала его образ, чтобы тот лучше соотносился с личностью Арми. Шарлто – я всегда был его большим поклонником – присоединился к нам позже остальных, когда работа уже шла вовсю. Но мы опять-таки слегка переписали его роль и сделали его героя южноафриканцем. Сэм Райли связался с нами через агентов. Мы коротко поговорили, но сразу было ясно, что он великолепный актер – как молодой Джон Херт», — говорит Уитли.
В какой-то миг к тесной мужской компании присоединилась и новоиспеченная обладательница «Оскара» Бри Ларсон. «Участие Бри стало для нас большой удачей, — добавляет Уитли. – С ней я познакомился опять же благодаря агентам, которые хвалили ее на все лады и настойчиво рекомендовали с ней встретиться. Безусловно, я согласился, потому что до этого видел Ларсон в нескольких картинах и считаю ее отличной актрисой».
Когда актерский ансамбль оказался полностью укомплектован, создатели фильма, наконец, были готовы к работе. Примечательно, что никто из персонажей фильма не остается невредимым — практически все они оказываются ранеными. «Всех действующих лиц нужно было поместить в одни и те же условия, — поясняет режиссер, — а также не дать им покинуть место действия. Как показывает нам история, поразить живую цель в ходе перестрелки можно, но мгновенно убить ее наповал труднее, чем может показаться».

Скорсезе всегда прав
1970-е гг. были выбраны Беном Уитли не только из стремления отдать дань старому кино и прославленным режиссерам экшн-фильмов, вышедших в эти годы, но и по очень простой причине: в то время напрочь отсутствовало подавляющее большинство современных технологий, которые так усложняют сейчас жизнь создателям триллеров. «Это эра до мобильных телефонов, в чем и фишка – героям неоткуда попросить помощи», — говорит Уитли. Режиссер подчеркивает, что также хотел избежать предвзятости при изображении криминальных дельцов: «Это не карикатурные мафиози и не тупые бандиты – образы, которые так растиражированы кинематографом. Никто из наших героев не является примитивным головорезом – все они либо бизнесмены, либо переговорщики международного класса. Я не хотел задействовать какие-то жанровые клише».
Съемки фильма заняли полтора месяца и проходили на складе в Брайтоне. Кинематографисты решили по максимуму отказаться от использования компьютерной графики и задействовать ее лишь тогда, когда обойтись без нее было сложно – например, при съемках пистолетных вспышек, которые очень трудно уловить камерой, или если по сюжету выстрелы раздавались совсем близко к действующим лицам, что было небезопасно для актеров.
К работе над саундтреком Бен Уитли привлек творческий дуэт, состоящий из участника Portishead Джеффа Барроу и Бена Солсбери – ранее они сообща написали музыку к фильму Алекса Гарленда «Из машины» и саундтрек картины «Судья Дредд». «Portishead написали музыку к “Перестрелке” еще до того, как начались съемки, и в дальнейшем это очень нам пригодилось: на рабочих совещаниях мы включали фрагменты оттуда, чтобы обозначить настроение и тональность той или иной сцены. По большей части в картине нет музыки, поэтому, когда она начинает звучать, тут же обращает на себя внимание – очень эффектный прием», — рассказывает Уитли.
Еще одной приятной неожиданностью для создателей «Перестрелки» стало участие в проекте Мартина Скорсезе: вместе со своим деловым партнером Эммой Тиллингер Коскофф он стал одним из исполнительных продюсеров фильма. «Это поразительная история, — говорит Бен Уитли. – Когда Скорсезе снимал “Хранителя времени”, он посмотрел много британских фильмов, в том числе “Список смертников”. Наши агенты связались друг с другом, и я отправился в Нью-Йорк на встречу с Мартином. Он оказался совершенно таким, каким я его представлял, – бурлящий энергией человек, который знает о кино всё. По-моему, он просто бог кино и величайший режиссер из ныне живущих. Когда мы готовились к работе над “Перестрелкой”, то переслали ему сценарий; он прочел его и согласился поучаствовать в проекте. Во время съемок он периодически помогал нам ценными советами. Что могу сказать? Он всегда бывает прав!»

Источник: Рroficinema.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты