Порывшаяся собака вернулась к пенатам

0

Оказывается, говорить «вернуться в родные пенаты» и «вот где собака порылась» – это неправильно! И вот почему.

Пенаты – это боги
К своим пенатам возвращаются ещё со времён древних римлян. Пенатами у тех были боги-хранители и покровители домашнего очага. Эдакие добродушные домовые, жившие в каждом доме возле очага, где собирались все члены семьи, и охранявшие его. Римляне очень почитали своих пенатов, строили им алтари, не скупились на подношения, брали с собой в дорогу их маленькие изображения из дерева, глины или камня. Постепенно пенаты стали символом не только дома, но и родины. Поэтому, возвращаясь в родной край и отчий дом, римляне облегчённо вздыхали: вот мы и вернулись к родным пенатам! Выражение стало крылатым и разлетелось по всему миру.
Впрочем, в последнее время ряд этимологов допускают использование выражения «вернуться в свои пенаты» – в метафоричном значении «вернуться на Родину, в семейный круг, родной дом». И даже увязывают слово penates с penus, «кладовая». Ну да пенат с ними, пусть ищут истоки, а мы пока останемся консерваторами и возвращаться будем по-прежнему к ним.

Истории про собаку
С собакой же всё гораздо легче. Каламбурную трансформацию литературного выражения «Вот где собака зарыта!», то есть «вот в чём суть дела», приписывают и некоему иностранцу, неправильно использовавшему классическое выражение по-русски, и Михаилу Задорнову, спародировавшему Михаила Горбачёва: «Большее надо, дальшее и глубжее. Вот где собака порылась!», и другим юмористам и сатирикам. Словом, балагурит народ, безобидно каламбурит.
А среди популярных версий о происхождении настоящего крылатого выражения есть и душещипательная древнегреческая история о верной собаке Ксантиппа, отца Перикла, и более поздняя, но не менее проникновенная история, рассказанная автором справочника «Крылатое слово» (1930 г.) Семёном Григорьевичем Займовским. Якобы рыцаря Сигизмунда Альтенштейга, жившего в XVI в., ценой жизни спасла его любимая собака, и он в благодарность торжественно похоронил четвероногого друга, а на могиле поставил памятник с пышной надписью.
Немецкие лингвисты не спорят насчёт немецкого происхождения фразы, но уточняют, что вообще-то речь шла о псе Штуцеле, которому за преданность и скорбь по умершему хозяину в 1630 году был установлен мемориальный камень в тюрингском городке Винтерштейн. Жители соседних деревень нашли это очень странным и начали насмехаться. Так выражение «Вот где собака зарыта» стало поговоркой о скучном месте, где самое захватывающее событие – погребение собаки.
Ещё одна из версий немецких лингвистов – всё дело в суеверном страхе кладоискателей перед нечистой силой – «чёрным псом», сторожащим под землёй сокровища. Не решаясь прямо упоминать о цели своих поисков, кладоискатели произносили условную фразу: «Вот где собака зарыта», что означало: «Вот где клад зарыт».

Маргарита Дорштейн, http://rg-rb.de

Поделиться.

Комментарии закрыты