Османизация французской столицы продолжается

0

Вот что знает советский и постсоветский человек о так называемом «чреве Парижа»? Представляете, не так уж и мало. И не только из романа Эмиля Золя о жизни и нравах буржуазии и низшего сословия, обитающих в тесных кварталах вокруг парижского Центрального продовольственного рынка. Ко времени, описываемому Золя, на квартал этот уже шло массированное наступление барона Жоржа Эжена Османа, которому новоявленный император Наполеон III поручил облагородить Париж. Во всех смыслах. И вонь убрать, и улицы расширить. Чтобы баррикады было труднее строить…

Племянник Великого Наполеона I, авантюрист по духу и по действиям, Наполеон III, избранный демократично президентом и провозгласивший себя императором после переворота, хорошо помнил завет дяди: у власти на штыках сидеть можно, но недолго. И потому знал, как легко французы выковыривают камни из брусчатки и сносят ими головы как солдатам, так и королям…

Романтические герои

Но не в этом дело. В жизнь советско-постсоветских людей «чрево Парижа» выбрасывало романтические истории о непреклонных и крайне обаятельных борцов за счастье народное, влюбленных, тем не менее, не только в золото богачей, но и в красивейших женщин. То покоряет сердца коварный и бесшабашный, выдуманный двумя русскими эмигрантами, ставшими литераторами, Никола Каламбреден в исполнении блистательного красавца Джулиано Джема, который спасает от всяких бед и делает своей любовницей Анжелику, Маркизу ангелов (Мишель Мерсье).

То благородный разбойник Картуш (реально известный истории бандит Луи-Доминик Бургиньон, исполненный молодым Жаном-Полем Бельмондо) грабит всех подряд, не видя, как его любит молодая цыганка (Клаудиа Кардинале). Ей же он, в конце концов, и кладет на шикарную, но уже мертвую грудь бриллианты, сорванные с нежной фарфоровой шеи дамы света в исполнении роскошной Одиль Версуа (между прочим, Ольги Поляковой-Байдаровой, старшей сестры той самой Марины Влади, жены Владимира Высоцкого).

То уже в наше время там, по подземельям, теснинам домов и подвалов шастает неустрашимый Франсуа Эжен Видок, реальный первый частный сыщик Европы и «отец уголовного розыска в его нынешнем виде, в исполнении огромного и неудержимого Жерара Депардье…

…Говорят, даже королевская полиция нечасто совалась в эту смердящую каменную отрыжку человеческих неустроенности и горя беспросветного бытия. Там, на границе «чрева», заканчивался блестящий абсолютизм французских королей. Оттуда изрыгнулись полчища санкюлотов и якобинцев, людей без штанов, души и сердца, но жаждавших справедливого места под солнцем, которые серьезно и навсегда проредили ряды французской аристократии при помощи гильотины…

Париж барона Османа

«Чрево Парижа», эти каменные трущобы средневековых построек, без канализации, с примитивным отоплением, тлетворным мусором прямо на улицах, невероятной человеческой скученностью возникли на бывшей болотистой местности в первой половине XII века. Тогда на месте скудных огородов и полей вокруг Кладбища Невинных в 1137 году король Людовик V распорядился построить рынок Шампо и обустроить новый пригород Бо-Бур (Красивый город). Получились легендарные парижские каменоломни, что называется, навыворот, где поселились нравы подземелья под солнечным светом, который с трудом пробивался на узкие улочки, переулки и тупики.

Но, повторю, к моменту написания и выхода романа Эмиля Золя барон Осман уже серьезно прошелся по «чреву». В 1854 году при нем архитектор Виктор Бальтар возводит новые здания крытых рынков из металла и стекла, которые и получили до сих пор известное название – Ле-Аль (по-французски – les halles). Разнес в пух и прах и превратил в новые широкие улицы и бульвары, площади и пригодные для прогулок парки (в том числе и Булонский лес) неистовый барон и близлежащие кварталы «чрева». При Османе, например, появились всем известные улицы – торгово-бутиковая Риволи и параллельная ей Фобер-Сент-Оноре, населенная президентом Франции и ее лучшими модельерами. Он же обустроил площадь Звезды, ставшую окончательно площадью Шарля де Голля, и радиально отходящие от нее 12 улиц и бульваров. Но больше всего Осман постарался над «чревом Парижа». Оно просто исчезло под новыми строениями, среди которых появилась биржа и, как уже было сказано, новый рынок. Этот процесс недоброжелатели и назвали «османизацией» Парижа.

Но все равно буквально до 1960-х годов прошлого века там бурлила и кипела уже более цивилизованная жизнь, не прекращаясь ни днем, ни ночью. Но потом к власти во Франции пришел президент Жорж Помпиду, который окончательно облагородил «чрево Парижа». Да так, что одно из зданий того разобранного крытого рынка оказалось аж в Японии, в Иокогаме. Причем президент Помпиду, подаривший Парижу модерновый центр своего имени, созданный как бы из разноцветных и разноразмерных труб, не очень хотел, чтобы на месте рынка появился парк для прогулок и отдыха. Он понимал, что вместо снесенного по соображениям санитарии рынка там могут обосноваться тысячи хиппи, более активные товарищи которых снесли власть его кумира, соратника и учителя Великого Шарля – де Голля, который оказался не готов к студенческой «революции буршей». Но на парке настоял только что избранный, впервые и всенародно, мэр Парижа Жак Ширак. Он и довел дело до победного конца.

Сегодня на месте классического «чрева Парижа» действительно расположен необычный парк с аллеями и детскими площадками, а также четырехуровневый подземный коммерческий центр «Форум-де-Аль». Есть там бассейн с оранжереей тропических растений, кинотеатры, детская библиотека, музыкальная школа-консерватория. Еще ниже под землей находится железнодорожная станция RER «Шатле – Ле-Аль» (Chatelet – Les Halles) – самый большой подземный вокзал в мире, позволяющий быстро добраться до центра города из любой точки парижского региона, с пассажиропотоком 800 тыс. человек в день. Общая площадь бывшего «чрева» – 10 гектаров. Она, кстати, стала первым пешеходным кварталом Европы. И потом, как водится, эта мода охватила все города мира…

Здесь жил Мольер и собирались забастовщики

И о впечатлениях от весьма и весьма содержательного и нескучного блуждания по этим местам можно рассказывать бесконечно. Они каждый раз разные, потому что Париж всегда неожиданный. Даже трудно сказать, почему у него это получается. Может быть, потому, что от него всегда чего-то ждешь. И он не разочаровывает. Поэтому я лучше отдам слово бесстрастному путеводителю по «чреву Парижа». Точнее – по тому, что сегодня находится на его месте:

«Квартал Ле-Аль расположен на правом берегу Сены в центре Парижа. Начиная с XII века и вплоть до 70-х годов ХХ века, на этом месте существовал центральный городской рынок: по-французски halle означает «крытый рынок»…

В 60-е годы ХХ века городские власти решили ликвидировать рынок, несмотря на протесты парижан. В начале 70-х годов начался демонтаж крытых павильонов, на месте которых предполагалось построить торговый центр и большую пересадочную станцию RER. Затем появился проект о создании на этом месте парка. В итоге в самом конце 1977 года состоялось открытие станции RER Chatelet – Les Halles, а осенью 1979 года – торгово-развлекательного комплекса, построенного над станцией по проекту архитектора Клода Васкони. Затем появились отели, жилые дома и офисные здания. В 1986 году Луи Аретч спроектировал наверху торгового комплекса так называемые сады.

На улице rue Dussoubs можно увидеть Башню Жана Бесстрашного (Tour Jean sans Peur) – один из немногих сохранившихся в Париже памятников военной средневековой архитектуры. Она получила свое название в честь бургундского герцога, который в середине XV века, в самом конце Столетней войны, правил в Париже. Башня когда-то входила в состав дворца герцогов Бургундских (Hotel des Ducs de Bourgogne). К башне примыкают остатки крепостной стены, возведенной при короле Филиппе-Августе.

Пешеходная улица Сен-Дени (rue Saint-Denis) существует с VII века. В течение долгого времени она являлась главной торговой артерией города. С наступлением XX века она стала средоточием парижских публичных домов. В северном конце улицы находится построенная в 1672 году триумфальная арка, которую также называют Воротами Сен-Дени (L’Arc de Triomphe de la Porte Saint Denis).

В окрестностях торгового центра сосредоточено множество достопримечательностей, оставшихся в наследство от прежнего исторического квартала. С севера к центру примыкает самая большая в Париже, после собора Парижской Богоматери, церковь святого Евстафия (Eglise Saint Eustache), в которой часто проводятся концерты органной музыки. С юго-восточной стороны к центру примыкает сквер Невинных младенцев, в центре которого находится одноименный фонтан (Fontaine des Innocents). Сквер появился в 1858 году на месте старинной церкви Невинных младенцев и расположенного поблизости кладбища. Фонтан был создан знаменитым архитектором, работавшим над строительством Лувра, Пьером Леско и не менее известным скульптором Жаном Гужоном в середине XVI века. Сначала фонтан находился на улице Сен-Дени, а потом был перенесен сюда.

С запада торговый центр граничит с круглым зданием Парижской товарной биржи (Bourse de Commerce de Paris), увенчанным куполом. Оно было возведено в 1889 году архитектором Блонделем на месте бывшего Зернового рынка. Когда-то здесь находился дворец Екатерины Медичи – Отель де Суассон, который был снесен в 1748 году. Напоминанием о нем служит лишь 30-метровая колонна, примыкающая к зданию биржи: возможно, она использовалась для астрологических наблюдений.

На улице rue Sauval, которая выходит к бирже, сохранился дом, где в 1622 году родился и провел детство Жан-Батист Мольер. Неподалеку на соседней улице rue de lArbre Sec находится фонтан, установленный в 1776 году по проекту создателя Пантеона Суффло там, где прежде стояла виселица. О мрачной истории этого места свидетельствует название улицы: виселицей называли «сухое дерево» – l’Arbre sec по-французски.

Примерно в километре к востоку от торгового центра, по ту сторону Севастопольского бульвара (boulevard Sebastopole), названного так в честь победы французов в Крымской войне 1853-1856 годов, находится огромное здание культурного центра, построенного к 1977 году по инициативе французского президента Жоржа Помпиду. Как правило, его называют Центром Помпиду, но иногда используют и название «Бобур» (Beaubourg): так раньше назывался старый парижский квартал, на территории которого располагается центр.

С южной стороны к центру примыкает небольшой сквер имени русского композитора Игоря Стравинского с оригинальным фонтаном, посвященным его опере «Весна священная»: 16 причудливых разноцветных и черных вращающихся фигур созданы швейцарским скульптором Жаном Тэнгли и французской художницей Ники де Сен-Фалль. За фонтаном находится готическая церковь святого Медерика, или Мерри (Eglise saint Merri), которая была построена на месте часовни VI века, а свой нынешний облик приобрела во второй половине XVI – начале XVII веков. Все скульптуры, расположенные на парадном фасаде, относятся уже к XIX веку.

В 500 метрах к югу от Центра Помпиду находится здание Парижской ратуши (Hotel de ville), перед которым расположена знаменитая Гревская площадь (Place de Greves). В годы Старого порядка здесь располагалось место казни приговоренных к смерти. Кроме того, в средние века здесь собирались безработные: в результате возникло выражение faire la greve, которое в переводе означает «бастовать».

Примерно в 150 метрах к западу от ратуши, недалеко от пересечения улицы rue de Rivoli и Севастопольского бульвара находится башня Сен-Жак (Tour Saint Jacques) – единственное, что осталось от разрушенной в годы Французской революции одноименной готической церкви. В 350 метрах к западу от ратуши находится очень оживленная площадь Шатле (Place du Chatelet). Ее название связано с тем, что прежде здесь находилась одноименная крепость, которая была возведена по приказанию короля Людовика VI Толстого (1108-1137) для защиты подступов к острову Ситэ. С XII по XIV век она являлась резиденций парижских прево, обладавших вплоть до XV века фискальной, судебной и военной властью в городе. В начале XIX века крепость была разрушена.

В центре площади возвышается одноименный фонтан, сооруженный в честь побед Наполеона Бонапарта. В западной части площади расположен Театр Шатле (Theatre du Chatelet), а напротив него находится Городской театр (Theatre de la Ville). Оба здания были построены в 1862 году архитектором Давью. Эти театры пользуются большой популярностью среди парижан: там проходят концерты, оперы, музыкальные комедии и балетные постановки.

От площади Шатле на остров Ситэ ведет мост Менял (Pont au Change): наряду с Маленьким мостом (Petit-Pont), это самый старый мост в Париже. Изначально он назывался Большим мостом (Grand Pont), а в 1141 году получил свое нынешнее имя. Расположенный по соседству (чуть восточнее) мост Богоматери (Pont Notre-Dame) был построен на месте древнеримского моста. В средние века эти мосты, как и большинство других парижских мостов, были сплошь застроены домами и лавками».

Владимир Скачко
«Киевский телеграф»

Поделиться.

Комментарии закрыты