«Пятый элемент»: феерия Бессона

0

Он стал самой красочной и дорогой лентой 1990-х годов
На экраны 20 лет назад вышел «Пятый элемент» Люка Бессона. Фильм поразил и зрителей, и критиков сказочной композицией, карикатурными персонажами, китчем и смешением жанров.

Источники и тайные знаки
Идея фантастической любовной истории, замешанной на античной философии, комиксах и подростковых мечтах, родилась у Люка Бессона на пороге 16-летия. В мечтах будущий реформатор французского кино, которому воображение помогло не умереть от скуки в провинциальной глуши без друзей и телевидения, соединил увлечение футуристическими графическими работами Пьера Кристина и Жан-Клода Мезьера («Валериан и Лорелин»), теорию четырех стихий Эмпедокла и Платона, а также собственные грезы об идеальной девушке. Первый источник подсказал Бессону центрального персонажа — водителя летающего такси будущего; второй — драматургический двигатель повествования: атаку космического зла здесь пытаются остановить с помощью набора жизнеобразующих элементов (именно у Платона встречаются идеи объединения четырех классических элементов — земля, вода, ветер, огонь — ради создания пятого — жизни); третий — существо-элементаль в теле совершенной красавицы-инопланетянки, в которую невозможно не влюбиться.
Во всех фильмах Люка Бессона скрыты личные мотивы и факты из жизни самого режиссера. «Пятый элемент» не исключение. Датой рождения Корбена Далласа, например, значится 18 марта 2263 года (сам Бессон также родился 18 марта). А имя певицы Плавалагуна — не что иное, как название бомбоубежища в Хорватии (его дословный перевод — «голубая лагуна»), где режиссер часто бывал в детстве.

Сняли благодаря «Леону»
По замыслу автора, юношеские фантазии должны были стать зрелищным фантастическим фильмом голливудского масштаба, поэтому их реализацию пришлось отложить на неопределенный срок. Первый шанс поставить «Пятый элемент» замаячил в 1991 году после выхода «Никиты», но тогда инвесторы посчитали неподъемным сценарий, разросшийся до 400 страниц, и заморозили проект. Успех следующего бессоновского хита «Леон» заставил кинокомпанию Gaumont вернуться к амбициозной затее и дать зеленый свет детской мечте французского вундеркинда. Тогда Бессон вновь начал работать над сценарием и значительно его сократил. Результатом стала антимилитаристская притча о всепобеждающей силе любви с мощными комедийными репризами, карикатурными персонажами, пародийным переосмыслением серьезной научной фантастики и бодрым приключенческим экшеном.
При этом композиционно «Пятый элемент» развивается по классическим законам сказки, где переживающий определенные лишения герой (Корбен Даллас, потерявший семью и сменивший профессию на менее престижную) проходит ряд испытаний и за их успешное выполнение (ни много, ни мало — спасение всего человечества) получает сердце красавицы (самой совершенной девушки в целой Вселенной). В высшей степени сказочными являются и периферийные персонажи фильма: недалекий правитель, инфернальный злодей со слабостями, благородные сверхумные мондошаваны в «сияющих доспехах», способные оборачиваться людьми оркообразные мангалоры, сиреноподобная оперная дива и эпатажный скоморох Руби Род.

Модели, друзья и подвиг Йовович
Воплощать на экране всю эту пеструю компанию пригласили столь же разномастных артистов. Так, роль туповатого, но сурового президента Линдберга досталась бывшему рестлеру Томми Листеру, а его коллега по комедии «Пятница» Крис Такер заполучил роль радиоведущего Руби Рода, отвергнутую поп-идолом Принсом. Кстати, первоначально роль Корбена Далласа должен был исполнить Мэл Гибсон, а Лилу — Джулия Робертс.
Крупнейшие звезды проекта — Брюс Уиллис и Гэри Олдмен, сыгравшие антагониста и протагониста, которые ни разу не встречаются в кадре, – попали в фильм без проб и согласились сниматься, что называется, по дружбе. Уиллис сам предложил Бессону свою кандидатуру, так как рискованный сценарий ему очень нравился. Более того, актер предложил урезать собственный гонорар в обмен на проценты от будущей прибыли. Олдмен же подружился с энергичным французом еще на «Леоне», куда его уговорила попробоваться подруга, когда-то встречавшаяся с Бессоном. Второй раз сыграть центрального злодея в картине товарища было для актера привычным делом, хотя позже он жаловался, что ношение экстравагантного резинового костюма Зорга было настоящим мучением. К слову, тогдашняя гражданская жена Люка Бессона, исполнившая в картине роль Дивы Плавалагуны, на свой сложносочиненный наряд не сетовала.
По дружбе снялся в «Пятом элементе» и Матьё Кассовиц. Звезда «Амели» и постановщик мрачных триллеров появился в эпизодической роли чудаковатого грабителя на пороге квартиры Далласа. Другие камео в фильме исполнили британский комик Ли Эванс (Фог, помогавший Корбену вести переговоры на борту круизного лайнера), гуру трип-хопа Трики, сыгравший помощника Зорга, топ-модель Ева Салвэйл, перевоплотившаяся в человеческий вариант мангалора, и еще несколько манекенщиц, задействованных в качестве экранных стюардесс.
Главная женская партия в картине также досталась фотомодели — 21-летней Милле Йовович, для которой роль Лилу стала прорывом после нескольких менее выдающихся работ, самая крупная из которых — «Возвращение в Голубую лагуну». Ради съемок у Бессона актрисе пришлось пройти масштабный кастинг, в ходе которого режиссер просил претенденток без запинок произнести имя героини «Лилуминай Лекатариба Ламиначай Экбат де Сэбат» и тестировал их на верное понимание образа. Заметим, что главной претенденткой на роль Лилу была актриса  Элизабет Беркли. Однако после громкого провала фильма «Шоугелз» с ее участием и  последующего за  этим скандала продюсеры студии вычеркнули ее  из  списка кандидатов.
Первые пробы Йовович постановщика не впечатлили, но в ходе «случайной встречи», подстроенной самой артисткой, Милле удалось доказать, что иной Лилу быть просто не может. Актриса готовилась к роли с полной самоотдачей, четыре месяца осваивая приемы карате, работая над хореографией и изучая движения животных и птиц в зоопарке. Кроме того, именно Йовович придумала добрую половину слов древнего божественного языка своей героини. Последнее обстоятельство — одно из подтверждений оригинальной режиссерской манеры Люка Бессона, который всячески поощряет актерскую импровизацию. В частности, он никогда не репетирует с исполнителями во время съемок, заставляя их работать самостоятельно вдали от посторонних взглядов. Интересно, что к концу работы над фильмом режиссер и актриса могли спокойно переговариваться на никому не известном языке. Это так их сблизило, что после съемок Бессон бросил Майвенн Ле Беско (в фильме Дива Плавалагуна) и начал жить с Йовович.

Пайнвуд, Ковент-Гарден и Мавритания
Бессон позвал в проект уже привычную съемочную группу, но вот подходящего антуража в Париже, увы, не оказалось. Большая часть съемок прошла на знаменитой британской студии Pinewood в городке Айвер-Хит неподалеку от Лондона, где команда арендовала семь павильонов. Немногочисленные натурные сцены снимали в пустынях Мавритании и на исландском леднике, а еще одна подходящая локация нашлась в британской столице — в Royal Opera House на площади Ковент-Гарден, где снимались эпизоды в опере.

Пиромания и костюмы от Готье
Футуристические пейзажи города будущего создавали частично с помощью компьютерной графики и анимации, частично — с применением миниатюр. Один из примеров смешанной техники, использованной специалистами по визуальным эффектам из студии Digital Domain, — виды Нью-Йорка, где летающие автомобили были компьютерными (за исключением такси Корбена Далласа, которое соорудили в натуральную величину и установили на карданов подвес), а небоскребы представляли собой модели в масштабе 1:24. С одного из таких шестиметровых макетов прыгает Лилу в одной из сцен фильма, причем в кадре на самом деле не Милла Йовович и даже не ее дублер Мирьям Монтадон, а цифровая модель.
Еще один запоминающийся эпизод фильма — взрыв в главном зале космического круизного лайнера, признанный самым мощным киновзрывом внутри помещения из всех ранее демонстрировавшихся на экране. При его подготовке использовались огнемет, пусковые тросы, пружинящие агрегаты, чучела пострадавших и взрывчатка с «эффектом гранаты», которую Бессон выбрал из десятка вариантов, предложенных пиротехниками. Съемочная площадка была буквально заминирована, а декорации со всех сторон окружили пожарники с огнетушителями. Всем членам группы, кроме режиссера, приказали покинуть территорию, Бессон же до последнего продолжал репетировать с дублером Брюса Уиллиса, с энтузиазмом заядлого пиромана предвкушая мощный «биг бада бум».
Но главное в визуальном оформлении «Пятого элемента» не взрыв, а футуристический антураж, отсылающий к «Бегущему по лезвию бритвы» Скотта и «Метрополису» Ланга и при этом отличающийся от серьезной кинофантастики, снятой в мрачных тонах, яркостью цветового решения. Мир будущего у Бессона, хоть и страдает от вражды, бедности и перенаселения, но все же полон ярких красок и обаятельных деталей, вроде летающей китайской закусочной в виде корабля, дизайн которой создал художник комиксов Жан Жиро (Мебиус), работавший над концепт-артом картины вместе с Жан-Клодом Мезьером. Их кисти принадлежат и инопланетяне, итоговый облик которых режиссер выбрал из десятков вариантов. За воплощение мондошаванов, мангалоров и других пришельцев отвечала команда Ника Дадмена — мастера по гриму, рисовавшего Йоду и персонажей фильмов «Лабиринт» и «Легенда».
Колоритный визуальный ряд китчевой пародии немыслим без экстравагантных нарядов от Жан-Поля Готье, авторству которого принадлежат все 900 костюмов персонажей, собравшихся на корабле Fhloston Paradise. В своей работе кутюрье ориентировался на референсы, указанные Бессоном: для Корбена Далласа, например, выбрал образ «типичного героя боевика», а для Зорга — «злодея в стиле Гитлера». В образе едва народившейся на свет Лилу угадываются черты Марии из «Метрополиса» и художницы-музы Готье Фриды Кало с автопортрета «Сломанная колонна». Ну, а наряды Руби Рода напоминают гипертрофированную версию сценических костюмов Принса, которому эскизы дизайнера, по иронии судьбы, показались слишком женственными, что и стало одной из причин его отказа от участия в проекте.

Музыкальное пиршество Эрика Серра
Саундтрек, созданный постоянным соавтором Бессона Эриком Серра, стал культовым. В нем композитор соединил такие разнородные элементы, как пышные оркестровки с гобоем, струнными и фанфарами, регги и мотивы полинезийских аборигенов. Венчает все это номер космической Дивы Плавалагуны, начинающийся с арии Il dolce suono из оперы Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур» и переходящий в вокализ под бодрые танцевальные ритмы, придуманные Серра. Голос оперной звезде будущего подарила албанская певица Инва Мула, а цифровая обработка звука, произведенная Марком Манджини, придала богатому сопрано исполнительницы поистине нечеловеческий диапазон. С тех пор тема Плавалагуны стала для вокалистов своеобразным вызовом, недостижимой вершиной, которую артисты то и дело пытаются покорить.
«Пятый элемент» стал самой дорогой кинолентой, снятой на тот момент за пределами Голливуда. Фильм обрел культовый статус, а сам Бессон окончательно превратился в  священную фигуру в  мире кино.

По материалам Tvkinoradio.ru, Okino.ua

Поделиться.

Комментарии закрыты