Черное море в Крыму может стать мертвым

0

Черное море у берегов Севастополя вскоре можно будет назвать мертвым, если правоохранители не остановят добычу морского песка — так считают экологи. Стройматериал со дна у мыса Фиолент уже полгода как добывают две баржи. При этом в воде гибнет все живое.

Песок с Фиолента пользуется спросом у местных строительных компаний. Баржи поставляют его на 237-й причал в бухте Камышовая, а затем развозят по стройплощадкам. При этом никого из цепочки поставщиков не беспокоит, что на дне, откуда высасывается материал, живут морские драконы, камбала, султанка, а в песке — черви и ракообразные. Елена Колесникова, научный сотрудник Института биологии Южных морей, рассказывает: "Если убрать песок, то произойдет сильнейшее заиление. Многие организмы не выживут в таких условиях". Мелкодисперсный ил может разнестись на десятки километров и вызвать гибель как водорослей, так и животных.

Чтобы остановить добычу песка, прокуратура должна завести дело на ее организаторов, однако это станет возможным только после проверки деятельности 237-го причала, а представителей надзорного ведомства туда не пускают. Лишь однажды Артуру Жукову, помощнику межрайонного природоохранного прокурора Севастополя, удалось прорвать оборону: "Как только я попал на территорию, судно сразу было отшвартовано".

Через Интернет с помощью специальной программы за баржами внимательно следят экологи-общественники. "В день каждое судно делает по три ходки. За месяц в Севастополе ими уже накоплено около 90 тысяч тонн песка. Потом его подготавливают под большую баржу и отвозят на олимпийские объекты в Сочи", — делится информацией эколог Николай Подоляко.

По его словам, контракт поставщика песка с сочинскими строителями можно найти в Интернете, и по этому документу баржи должны "насосать" с морского дна около 2 млн т песка — хватит построить целый город. По закону, на добычу полезных ископаемых должен был дать разрешение горсовет, однако председатель севастопольской комиссии по экологии Карп Булатов говорит, что депутаты вообще не знали, что такие работы в море ведутся: "Я даже не мог поверить, что в наше время возможно такое творить. Я бы назвал это браконьерством".

Юлия Баранова,
"Сегодня"

Поделиться.

Комментарии закрыты