Как журналистам разрешили нырнуть к «крымской Атлантиде»

0

Через три часа езды в направлении Керчи асфальт сменила ухабистая просёлочная дорога. С группой крымских журналистов едем к Керченскому проливу, где нам обещают показать маленькое чудо — остатки древнегреческого города Акра, спрятанные на морской глубине.

Минуя обветшавшие домики посёлка Набережное, которые, как показалось, по уровню благосостояния застыли ещё в 90-х годах прошлого века, вскоре автобус выехал к песчаной перемычке между морем и озером Яныш. Тут нас ждали открытия.

Поразительная консервация

В палаточном лагере российско-украинской научной археологической экспедиции, исследующей античное поселение, измученные жарой археологи выложили на видном месте свои находки, поднятые со дна моря.

— К сожалению, вам не повезло, после шторма при такой мути в воде вы ничего интересного не увидите, — огорчили археологи, в мгновение ока разрушив главную мотивацию поездки: нырнуть в море с аквалангом и своими глазами увидеть загадочную Акру.

С древнегреческого Акра переводится как «укрепление» и, зацепившись за этот перевод, долгие годы учёные ошибочно искали городище на вершинах здешних мысов, даже не подозревая, что поселение может быть спрятано в воде под толщей песка. Тайна раскрылась в 1982 году, когда местный школьник Алексей Куликов случайно обнаружил неподалёку от посёлка более 150 монет эпохи Боспорского царства. Находка вмиг стала сенсацией. Археологи заложили разведочный шурф, который и показал следы древнего городища, расположенного на дне Керченского пролива. Десять лет археологи раскапывали наземную территорию Акры на суше, и вот три года назад эти же учёные из Государственного Эрмитажа (Санкт-Петербург) и КРУ «Черноморский центр подводных исследований» (Симферополь) объединили усилия и стали погружаться на морское дно.

— Акра — это уникальный подводный памятник не только для северного побережья Чёрного моря, но и для всего Черноморского бассейна. Город оказался под водой благодаря двум процессам: регулярному повышению уровня моря и прогибанию суши. В то время как большая часть памятников античной эпохи разрушилась по естественным причинам, например, из-за абразии берега или антропогенного фактора, Акра сохранилась великолепно. Волновые процессы в этой части побережья Керченского полуострова не успели разрушить городище, — говорит ведущий научный сотрудник Государственного Эрмитажа Сергей Соловьёв. — Акра имеет выраженную городскую структуру: северную и южную оборонительные стены, помещение между ними, оборонительную башню размером 6х6 метров из больших, хорошо обработанных каменных блоков. Башню мы сейчас и раскапываем, если погода позволяет. Выдающимися находками пока похвастаться не можем, но уже найденные предметы быта подтверждают возраст древнего города. Поселение основано в конце VI века до нашей эры, скорее всего, выходцами из Нимфея (городище на мысе Камыш-Бурун) или Пантикапея (Керчь). После чего Акра просуществовала вплоть до IV века нашей эры.

В день нашего приезда погода устроила археологам выходной, и они с удовольствием рассказывали о подводном памятнике археологии. Как оказалось, городище было небольшим поселением на площади от 1,5 до 3,5 гектара. По словам Соловьёва, его жители занимались преимущественно сельским хозяйством: обрабатывали почву, выращивали зерно, занимались рыболовством и ткачеством, о чём красноречиво свидетельствуют добытые в ходе экспедиции находки — фрагменты древних амфор, в том числе гераклейской, рыбацкие грузила и прочие предметы. Впрочем, за время трёхлетних исследований одну драгоценность — старинное золотое кольцо — учёные здесь всё-таки нашли и наряду с прочими артефактами передали его в Керченский музей.

На глубине

И всё же, как говорится, лучше один раз увидеть…

После 20-минутного инструктажа для всех ныряльщиков водолаз-инструктор экспедиции Олег Миронов объяснил каждому из нас, как нужно крепить снаряжение, правильно дышать и в целом вести себя под водой.

Маска плотно надета, акваланг за плечами, отправляемся к Акре… Она затаилась всего в нескольких метрах от берега, где максимальная глубина составляет всего четыре с половиной метра. Первые шаги во всеоружии проделываем по мели, и лишь потом начинается погружение. При первом же нырянии чувствую себя поплавком. Баллон под давлением поднимает меня на поверхность, и скепсис в отношении ножных и поясных грузил, которые нам демонстрировали при инструктаже, сразу исчезает.

— Давите на меня сильнее, а то всплываю, как пенопласт! — прошу инструктора и, получив утвердительный кивок, вновь плюхаюсь в воду. Учёные правы: видимость под водой почти нулевая. Но при очень близком приближении каменные стены башни и другие элементы инфраструктуры города всё же просматриваются. Виднеются поросшая водорослями каменная кладка и уходящие куда-то вглубь проёмы. Затем замечаю ту самую сложенную из осколков гераклейскую амфору, но трогать её и чёрно-белую металлическую конструкцию на каменных плитах не буду. А вот ближе к берегу до каменных сооружений и вовсе можно дотянуться ногами, глубина совсем невелика. Почти вслепую провожу руками по морскому дну: вдруг что-то найду для экспедиции? Конечно, моё волонтёрство не принесло отечественной науке ничего ценного, но и с пустыми руками на поверхность я не поднялся. Горлышко от разбитой бутылки и 20-сантиметровый острый металлический штырь — таким был мой улов, который, надеюсь, хоть немного сделал чище воды античной Акры.

В тему

Учёные поведали ещё одну из своих идей, связанных с развитием этого памятника. В перспективе археологи хотели бы видеть здесь туристов.

— Мы планируем предложить дайверам и водолазам стать участниками подводной экскурсии и погружаться тут во время работы нашей экспедиции. Думаю, любителям дайвинга будет интересно не просто рассматривать рыбок и дно, а стать свидетелем работы археологов. Самостоятельно погружаться в зоне памятника подводной археологии нельзя, это запрещено законом. А так и аквалангистам-любителям польза будет, и нам финансирование на экспедицию, — поясняет руководитель экспедиции, заведующий отделом подводной археологии КРУ «Черноморский центр подводных исследований» Виктор Вахонеев.

Максим Головань,
«Крымская правда»

Поделиться.

Комментарии закрыты