Микробиолог, ФБР и сибирская язва

0

На прошлой неделе дело о сибирской язве 2001 года получило неожиданную и трагическую развязку: главный подозреваемый — микробиолог Брюс Айвинс, которого ФБР подозревало в рассылках сибирской язвы, — покончил жизнь самоубийством. Однако непонятно, раскрыто преступление или просто списано на покойника.

«Письма смерти» от 11.09.2001 года

Историю с сибирской язвой в США забудут не скоро. Произошла она сразу же после терактов 11 сентября 2001 года в Вашингтоне и Нью-Йорке и усугубила охватившее тогда американцев смятение. Конверты со смертоносными спорами были отправлены на рабочие адреса двух сенаторов-демократов и в редакции нескольких СМИ. Письма не всегда попадали по адресу и далеко не все из них были найдены: выводы о рассылке делались по ее печальным результатам. В общей сложности, 22 человека заболели сибирской язвой, пятеро из них умерли.

Занявшееся громким делом ФБР к концу 2001 года выяснило, что следы ведут в Форт Детрик — военный объект в городе Фредерик (штат Мэриленд), на котором базируется Армейский институт медицинского исследования инфекционных заболеваний (United States Army Medical Research Institute of Infectious Diseases, USAMRIID). Так получилось, что подозрение властей оказалось направлено на группу наиболее квалифицированных специалистов по сибирской язве в стране, и одни и те же люди ходили под подозрением и проводили для следствия экспертизу.

В числе прочих, в экспертной работе поучаствовал доктор Брюс Эдвардс Айвинс. Вот что известно о биографии этого человека. Айвинс родился в 1946 году в городе Лебанон (штат Огайо) в семье аптекаря. Учился в Университете города Цинциннати, там же защитил докторскую степень по микробиологии. Айвинс был женат, у него и его супруги Дианы было двое детей — сын и дочь. Семья жила в Фредерике, недалеко от USAMRIID, куда Айвинс ходил на работу в течение 18 лет. В общей сложности, его стаж научно-исследовательской работы к 2008 году достиг 36 лет. Досуг ученый посвящал основанному им самим клубу жонглеров и католической церкви, где играл на электрооргане.

О смерти доктора Айвинса стало известно 1 августа, и, как выяснилось, к ее моменту он уже довольно долго в деле ФБР о сибирской язве числился главным подозреваемым. Айвинс занял место, которое прежде отводилось его коллеге Стивену Хэтфиллу. Того ФБР буквально преследовало еще с 2002 года, причем, официальных обвинений ему не предъявляли, а просто называли «представляющим интерес лицом». Благодаря такому интересу репутация Хэтфилла была разрушена, он лишился работы, и в 2003 году подал на ФБР в суд. Тяжба длилась долго, но в минувшем июне было принято решение о выплате ученому компенсации в размере 5,8 миллиона долларов.
К этому времени интереса для следователей Хэтфилл уже не представлял, причем, давно. После того как в конце 2006 года новый глава ФБР Роберт Мюллер сменил руководство следствия, в центре внимания оказался другой человек — Айвинс. Ранее за ним был замечен грешок: обнаружив в конце 2001 года, что небольшое количество спор сибирской язвы попало в Форте Детрик за пределы его лаборатории, доктор уничтожил их своими силами, не доложив начальству. Утечка оставалась в тайне несколько месяцев. Когда сведения о ней всплыли, исследователь объяснил, что не хотел уподобляться кричавшему про волка пастушку из сказки и привлекать к институту ненужное внимание.

Злой гений из военной лаборатории

Начальство, по всей видимости, сочло объяснения доктора удовлетворительными, потому что никаких взысканий к нему не применили, а вот в ФБР его проступок могли взять на заметку и припомнить после того, как из следствия «отсеялся» Хэтфилл. Подробности работы следователей неизвестны, но со временем петля вокруг Айвинса затягивалась все туже. По некоторым данным, правительственные эксперты с помощью генетического анализа установили прямую связь использованных при рассылке спор с материалами, обнаруженными в лаборатории Айвинса. К моменту смерти ученого ФБР уже готовилось выдвинуть против него официальные обвинения: по крайней мере, так теперь говорят.

Выглядит это не вполне достоверным. Дело в том, что в то время, когда вина Айвинса уже чуть ли не была доказана, он продолжал по-прежнему ходить на работу и пользоваться доступом к самым секретным исследованиям в области биологического оружия и противодействия ему. Впрочем, согласно имеющимся свидетельствам, после присуждения компенсации Хэтфиллу Айвинс стал очень депрессивен, вел себя странно, и 10 июля его прямо с работы препроводили в клинику на психиатрическое освидетельствование. Но даже тогда из USAMRIID Айвинс уволен не был, хотя доступ к секретным данным ему ограничили.

Во вторник, 29 июля, Айвинс скончался в больнице Фредерика, предположительно, от отравления смесью лекарственных препаратов. После смерти Айвинса в местной прессе был опубликован некролог, а коллеги по USAMRIID получили извещение о произошедшем по электронной почте. О самоубийстве нигде официально речи не шло, но его считали очевидным.

Адвокат Айвинса Пол Кемп настаивает, что его клиент был невиновен, а до самоубийства его довели следователи. Аналогичной версии придерживается бывший коллега Айвинса Рассел Берн, который утверждает, что агенты ФБР буквально затравили 62-летнего исследователя и его семью: дважды проводился обыск в доме Айвинсов, один раз следователи изучили его компьютер. Самым же болезненным был момент, когда власти отправили его с работы, которой он посвятил столько лет, в «психушку».

Сомневаются в виновности Айвинса и другие его коллеги и знакомые. Кто-то говорит, что ресурсов, нужных, чтобы приготовить рассылку с язвой, у него не было. Другие напоминают, что верить ФБР фактически на слово, после их прежних провалов и конфуза с Хэтфиллом, никак нельзя. Те же, кто лично знал покойного, не могут представить, что этот приятный и жизнерадостный человек мог убивать сограждан биологическим оружием. Удивительного в этом мало. Если Айвинс действительно был маньяком и слал незнакомым людям сибирскую язву, то это было его тайным увлечением, вовсе не очевидным для стороннего наблюдателя. С маньяками всегда так: ничто не вызывало подозрений, никто не мог представить.
Как выяснилось, незадолго до смерти Айвинса в окружной суд города Фредерик обратилась некая Джин Дьюли. Социальный работник из местного психологического центра, она проводила занятия групповой терапии для пациентов, в числе которых был Айвинс. Дьюли рассказала, что на одном из занятий ученый поделился детально разработанным планом по убийству своих коллег. К такому намерению микробиолог якобы пришел, узнав о готовящемся против него обвинении в убийстве. Кроме того, Дьюли жаловалась, что Айвинс грозил расправой ей самой, и, со ссылкой на неких авторитетных психиатров, утверждала, что 62-летний микробиолог был закоренелым социопатом с патологической склонностью к убийству, в особенности, по мотиву мести. Суд к рассказам Дьюли прислушался и запретил Айвинсу вступать с ней в какие-либо контакты.

Кто вы, доктор Айвинс?

Если принять версию властей и предположить, что Айвинс был виновен, возникает вопрос о мотивах его действий. Первый ответ прост: покойный был сумасшедшим, эдаким ученым-безумцем, и просто хотел убивать. То есть, его образ, представленный Джин Дьюли, достоверен. К слову, рассказ дамы-психолога вызвал живой отклик у одного из родственников Айвинса — его родного брата Тома. «То, что сказала социальный работник, имеет смысл, — подтвердил Том. — Он считал себя подобным Богу». Впрочем, это суждение мало чего стоит, если учесть, что братья Том и Брюс друг с другом не разговаривали аж с 1985 года.

Есть еще одно предположение, в соответствии с которым Айвинс мог быть не просто безумцем, а корыстолюбивым безумцем – ну, или просто очень жадным и беспринципным человеком. Дело в том, что Айвинс — один из создателей двух запатентованных рецептов вакцины против сибирской язвы, поэтому возникший после рассылок панический спрос на вакцину якобы мог принести ему прибыль. Мог ли ученый в действительности рассчитывать на барыши, нам судить трудно — возможно, положение дел прояснится позже. Смежная версия предполагает, что Айвинс руководствовался не корыстью, а интересами науки: ему, мол, не хватало испытаний на животных, и он хотел проверить действенность свой вакцины на людях.

В общем, никакой ясности в деле доктора Айвинса нет, и особо рассчитывать на ее появление не стоит. В том, что ФБР могло, злонамеренно или по неосторожности, довести невиновного пожилого ученого до самоубийства, сомнений нет. Теперь же, виновен он был или нет, Бюро получает возможность «повесить» на безответного покойника всех собак и свернуть, наконец, многолетнее безрезультатное расследование. С другой стороны, психов, в том числе, опасных, на свете хватает, и одним из них вполне мог быть Айвинс.

Василий Чепелевский, «Лента»

Поделиться.

Комментарии закрыты