Минни Дин: убийца без души

0

Она давала приют сиротам, а потом умертвляла их

Новозеландских детей пугали байкой, что из-за плохого поведения злая Минни Дин придет за ними и утащит в ад.

Смерть вместо приюта
Она была (и с большой вероятностью останется) единственной казненной женщиной в Новой Зеландии — стране зеленых лугов и идиллических пейзажей. Столь страшное наказание нашло ее заслуженно. Женщина давала приют детям-отказникам, а после убивала их.
Вильямина Дин родилась в 1844 году в Шотландии, в семье обычного кондуктора, хотя выдавала себя за образованную женщину среднего класса. Прибыв в Новую Зеландию, она зарабатывала тем, что давала приют детям, от которых отказались родители, — разумеется, за деньги. Под ее присмотром в разное время находилось 27 детей, 10 из них выжили, 6 — умерли, судьба остальных туманна. Сама Дин утверждала, что семерых сироток усыновили, а приемные родители не пожелали раскрывать свои личности и просили держать усыновление в секрете.
А вот в полиции были уверены, что пропавших детей не отдали в заботливые семьи, а убили.

Кем она была?
В XIX веке внебрачные дети подвергались общественному остракизму. Женщину, уличенную в бесчестье, ждало суровое наказание или даже смерть. Но за каких-нибудь 10-20 фунтов дамочки вроде Минни Дин решали проблему. Сейчас бы мы назвали Минни Дин опекуншей, но тогда использовали термин «фермер детей» (baby farmer). Отчаявшиеся семьи платили ей деньги за заботу о нежелательном ребенке. Так как минимум 16 из 27 воспитанников Минни были внебрачными.
Не только Дин промышляла таким образом. Некоторые подобные семьи были вполне любящими, однако забота о брошенных детях оставалась их главной функцией. «Фермеры» избавляли женщин от нежелательных младенцев, и общество молча приняло этот факт.
В Новую Зеландию, по слухам, Вильямина приплыла, чтобы спрятать собственного внебрачного ребенка. Там она встретила Чарльза Дина, человека слабохарактерного и неряшливого, любящего выпить и не стремящегося к работе. Пара обитала в Саутлэнде, то погрязая в нищете, то выныривая из нее ненадолго, и в конце концов переехала в Уинтон. Чарльз стал разводить свиней, а Вильямина забирала к себе за плату нежелательных детей, просто чтобы свести концы с концами. В 1880—1890 годы Минни даже дала в газету несколько анонимных объявлений: «Уважаемая замужняя дама хочет усыновить ребенка, удобный дом в деревне».
Историк Линли Худ в книге «Минни Дин: ее жизнь и преступления» пишет: «Без сомнений, Минни любила своих воспитанников (возможно, одних больше, чем других) и намеревалась заботиться о них, насколько это было в ее силах».

Интерес полиции
В 1890 году полиция заинтересовалась деятельностью семьи Дин: на ее попечении уже находились примерно 9 детей до трех лет. Конечно, в доме не хватало места. К тому же, вокруг царил бардак и грязь, а воспитанники ходили неухоженные. Год назад шестимесячный малыш умер. Что, впрочем, для тех времен не такая уж редкость — на фоне высокой детской смертности.
Но семья продолжала размещать объявления, что возьмет на попечение еще детей. Что происходило с малышами за дверями дома — загадка. Ее и собиралась решить полиция. В 1895 году полицейским удалось кое-что обнаружить. Газетчик видел, как Минни Дин несла с собой ребенка и коробку со шляпой. На обратной дороге малыша уже не было.
Отпираться не было смысла, и Дин призналась. Она дала малышке смертельную дозу лауданума — настойки опиума, которой лечили в те времена буквально всё. Не рассчитав количество, опекунша убила ребенка, и чтобы скрыть преступление, спрятала тельце в коробке для шляпы. Тело мертвой девочки и еще двух детей следователи откопали в саду семьи Дин. После этого Минни отправили в суд.
Произошла сенсация: не впервые женщина представала перед судом, но в первый раз ей выдвигали столь серьезные обвинения. Процесс несколько театрализовали, а местные ловкачи и вовсе состряпали жуткий бизнес — продавали кукол, изображающих малышей в коробках для шляп. Минни Дин стала брендом, а суд превратился в спектакль, который с охотой посещали все от мала до велика. Саму Дин представляли монстром и детоубийцей. Хуже было то, что она принадлежала к системе «детских ферм».

«Боже, не дай мне страдать»
Летним утром 1895 года Дин повесили. Шериф спросил, хочет ли она что-то сказать напоследок. Та ответила: «Нет, кроме того, что я невиновна». Газеты утверждали позже, что когда люк под ней открылся, Минни выкрикнула: «Боже, не дай мне страдать!»
Полиция плотно занялась «детскими фермами», которые также модернизировали. Теперь, если родители оставляли детей до четырех лет на попечение на несколько дней за деньги, это место регистрировали как приемную семью.
На протяжении столетия Дин занимала прочное место в новозеландском фольклоре. Ею пугали непослушных детей, а ее призрак нередко объявлялся то тут, то там, не предвещая ничего хорошего. Правда, спустя сотню лет о повешенной женщине заговорили иначе. Быть может, она вовсе не была злодейкой? Возможно, она отравила ребенка по неграмотности и беспечности, а не преднамеренно.
В 2009 году дальний родственник Вильямины заплатил за ее могильный камень. Но туда по-прежнему не возлагают цветов.

По материалам atlasobscura.com, masterok.livejournal.com, april-knows.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты