Николай Онищук: Нет угроз для срыва выборов

0

Министр юстиции Николай Онищук оказался в очень интересной ситуации. С одной стороны, он работает в Кабмине как человек президента, поскольку попал в правительство по его квоте. С другой, само правительство по мере приближения выборов все больше напоминает предвыборный штаб его главы Юлии Тимошенко. Таким образом, Онищук оказался между двумя кандидатами в президенты.
— Все чаще звучат заявления представителей разных политических лагерей об угрозах срыва выборов президента. В числе рисков называют возможную задержку в принятии госбюджета и как следствие — срыв финансирования кампании. Насколько эти угрозы реальны?

— Я не вижу реальных угроз для срыва выборов. Более того, конституционным долгом всех властных институтов является обеспечение проведения выборов. У нас есть почти 4 мес. до дня выборов, и это достаточно долгий путь, и политический, и правовой. Поэтому необходимо исходить из того, что, во-первых, еще есть время. Во-вторых, ведущие фракции, представленные в парламенте, действительно заинтересованы в том, чтобы выборы состоялись. Следовательно, их голосов достаточно для принятия бюджета с целью обеспечения выборов. Более того, достаточно даже для преодоления вето.

Хотя, согласен, дискуссия уместна, поскольку действительно существует некое беспокойство по поводу судьбы закона о госбюджете на 2010 г. Учитывая предыдущие оценки и прогнозы, звучащие из разных политических лагерей о проекте госбюджета, его утверждение в парламенте кажется довольно проблематичным.

Тем не менее, даже в том случае, если закон о госбюджете не будет утвержден, может сложиться ситуация, когда парламент примет отдельный закон о финансовом обеспечении выборов и избирательного процесса. Несмотря на то, что этот путь может вызвать определенную правовую дискуссию в контексте закона о бюджете и бюджетного кодекса. Тем не менее, этот закон вступит в силу при условии обнародования. И до тех пор, пока он не будет признан неконституционным, он будет действовать и будет обязательным к применению.

— А если президент подаст представление в отношении этого закона в Конституционный суд и КС в разгар избирательной кампании признает документ неконституционным?

— Нужно исходить из того, что выборы состоятся уже 17 января, и я не вижу даже технологической возможности остановить их сегодня.
Что же касается непринятия закона о госбюджете, то эта ситуация не только не исключает финансирования государственных расходов, а наоборот — имеет предохранительные механизмы. Они указаны в бюджетном кодексе, который предусматривает, что при отсутствии бюджета на текущий год финансирование осуществляется по бюджету предыдущего года — в определенных размерах, в частности, 1/12 расходов, и при определенных условиях.

— А этого хватит, чтобы провести выборы?

— Доктрина верховенства права предусматривает, что все госорганы, должностные лица обязаны действовать с целью обеспечения конституционных прав граждан, в данном случае — права на выборы. В этом суть доктрины верховенства права.

— Видите ли вы угрозы для кампании в рассмотрении КС новой редакции закона о выборах президента? Ведь суд будет рассматривать закон не менее месяца, а потом нужно еще принять в парламенте изменения согласно замечаниям КС. А предвыборная кампания уже начнется.

— Я не вижу реальных угроз или осложнений для избирательного процесса в связи с конституционным представлением президента. Во-первых, внесение представления и открытие производства по этому представлению не останавливает действия акта, который проверяется на конституционность. Таким образом, закон действует, созданы соответствующие правовые последствия для всех субъектов избирательного процесса. Это значит, что избирательная кампания должна быть начата, и будет начата в соответствии с данным законом, и в сроки, предусмотренные данным законом. Во-вторых, КС, и я в этом убежден, примет соответствующее решение — то есть, рассмотрит представление до начала избирательного процесса, по крайней мере, до начала голосования.

В-третьих, представление президента касается, по сути, двух блоков вопросов. Основной блок касается гарантий реализации избирательных прав граждан. Президент должен был затронуть этот вопрос, поскольку политические свободы и права ограничиваться не могут, в частности, право избирать власть, формировать ее. Независимо от того, где находится человек, — то ли за рубежом (стоит на консульском учете или нет), то ли перемещается в силу обстоятельств в другой регион страны — это его право, которое может быть ограничено только на основании, предусмотренном Конституцией. Я уверен, что КС в этих вопросах, скорее всего, поддержит главу государства, поскольку долг КС защищать Конституцию, а содержание Конституции — это, прежде всего, права человека, защита его конституционных прав и свобод.

Что касается блока вопросов организационного плана, таких как порядок формирования комиссий, обжалования в суде, других, то тут ситуация не столь однозначна. Скорее всего, КС не возьмет на себя смелость разрушать систему, менять подходы к формированию комиссий, поскольку это может усложнить избирательный процесс.

Таким образом, можно прогнозировать, что как само представление, так и решение КС не усложнит и не создаст помех для проведения выборов. В конце концов, даже если бы шла речь о признании закона целиком неконституционным (хотя это не предмет представления), существует действующий закон о выборах президента.
Резюмируя, я хочу подчеркнуть, что выборы должны состояться, несмотря на существующие осложнения, дискутивность и даже элемент непредсказуемости.

— Вице-спикер парламента и руководитель юридического направления в предвыборном штабе Януковича Александр Лавринович обвинил Ющенко и судей КС в заговоре. Источники, приближенные к руководству предвыборных штабов БЮТ и ПР, рассказывают о возможности блокирования работы КС во время выборов, в частности, путем отзыва некоторых судей КС, избранных по парламентской квоте. Как блокирование работы КС может отразиться на избирательной кампании?

— Все названные политсилы и политики на самом деле должны быть заинтересованы в том, чтобы в стране функционировал чрезвычайно важный институт, который обеспечивает конституционный контроль. Ведь сегодня сложно спрогнозировать последствия и результаты президентских выборов. Это тот случай, когда, разрушая институт высшей конституционной юрисдикции, можно навредить не только стабильности государства, но и собственным политическим перспективам. Мне понятна определенная раздраженность парламентариев и руководства парламента, поскольку на формальном, по сути, основании КС признал неконституционным закон в целом. Но раздраженность не должна переходить в плоскость угроз КС, поскольку формально юридически суд поступил правильно.

Хорошо известно, что сегодня значительная часть судей КС так или иначе находятся в сфере влияния ведущих политических партий, ведь КС сформирован по квотному принципу, и треть суда формируется парламентом. Поэтому, если есть проблемы, стоит их решить внутри, без нарушения деятельности КСУ.

— А как быть с вопросом легитимности состава КС, учитывая восстановление судом в должности Сюзанны Станик?

— Тема надумана. Судьи КС, которые сегодня работают, были назначены в порядке, предусмотренном Конституцией и законами Украины. То, что в отношении Станик есть решение Окружного Административного суда, не значит и не ставит под сомнение легитимность существующего состава суда, поскольку относительно последствий указанного решения существуют разные толкования.

— А легитимность КС в целом?

— Известно, что Станик не приступила к работе — она не участвует в заседаниях, не введена в штат КС, не исполняет обязанности судьи КС и проч. Если бы, условно говоря, Станик прошла эту стадию внутренних регламентных процедур и принимала участие в заседаниях КС как 19-й судья, тогда, очевидно, дискуссия имела бы под собой реальную основу.

— На ваш взгляд, как юриста и как политика, какие самые уязвимые места приближающейся президентской кампании?

— Учитывая нашу политическую практику, невозможно не знать, что даже при применении качественного закона может возникнуть ряд угроз для того, чтобы в ходе выборов было отражено реальное волеизъявление народа.

Что вызывает обеспокоенность сегодня? Определенное беспокойство вызывает право на включение в список в день голосования. С одной стороны, — это шаг, который гарантирует избирателям в случае технологических или технических ошибок возможность прийти на участок и принять участие в выборах. С этой точки зрения можно приветствовать такой подход, потому что огромное количество избирателей приходит в день выборов на голосование и не находят себя в списках. Но очень бы не хотелось, чтобы эта возможность, эта гарантия в реализации избирательных прав была использована против прозрачности самого избирательного процесса. Определенное поле для злоупотреблений тут может возникнуть.

Обеспокоенность вызывает и сокращение срока рассмотрения жалоб судами до 2-х суток. Не уверен, способна ли будет судебная система обеспечить рассмотрение всех подаваемых жалоб в течение этого срока. Из закона следует, что если суд не рассмотрел жалобу в течение определенного срока, то производство прекращается.

Тем не менее, вне всякого сомнения, выборы будут проведены. Вне всякого сомнения, на выборы придет положенное количество избирателей (хотя до сих пор порога явки у нас нет). Скорее всего, выборы будут легитимными с точки зрения общей оценки. Как свидетельствуют выборы 2006-го, 2007-го годов, несмотря на определенные предостережения, зафиксированные нарушения, структурных проблем, которые бы поставили под сомнение легитимность выборов, не было. И, очевидно, уже не будет.

— То есть, основные баталии во время выборов развернутся в судах?

— Закон не предусматривает возможности обжалования протоколов. С одной стороны, ЦИКу будет легче, он будет иметь возможность скорее установить результаты выборов и скорее объявить их. В частности, не нужна публикация решения ЦИК, а само решение об объявлении результатов выборов вступает в силу с момента провозглашения его на заседании ЦИК. Это значит, что роль судебных институтов и судебных механизмов будет объективно уменьшена. Это дает постоянство политическое и правовое.

С другой стороны, сейчас сложно спрогнозировать количество соответствующих обжалований и насколько массовыми будут нарушения. Решение ЦИК в отношении установления результатов выборов подлежит судебному обжалованию — это юрисдикция Высшего Административного суда, и его решение окончательно. Таким образом, нельзя говорить, что при сужении роли судов их влияние на избирательный процесс исчезает. Многое будет зависеть от самой практики проведения выборов, оснований для обжалований, а также сути и массовости таких обжалований.

— И все же, где будет происходить основная борьба за президентский пост: в ЦИК, на участках, в судах или на площадях?

— Я думаю, что выборы предусматривают борьбу за избирателя на всех площадках. Решающим будет день голосования в том смысле, что судьбу выборов определят избиратели.

— Вы даже не допускаете заговора двух крупнейших политсил – ПР и БЮТ с возможным последующим разделом власти на двух?

— Я не думаю, что этого стоит ждать, поскольку, кажется, борьба сегодня носит бескомпромиссный характер. Кроме того, нужно отдать должное, что эти выборы мы проведем с электронным реестром избирателей.

— Который уже все критикуют за несовершенство…

— При всем притом, что он сегодня несовершенный, огромный ресурс государственных институтов работает над тем, чтобы этот реестр был все-таки полным. По крайней мере, он позволяет выбросить двойников.

— На парламентских выборах в 2007-м вы были заместителем руководителя избирательного штаба «НУ-НС». Вы будете задействованы в этой избирательной кампании?

— Понятно, что нет. Я министр, и это исключает мое участие в избирательном процессе в любом качестве. Более того, я вообще считаю, что есть обязательный императив для министра юстиции — он должен дистанцироваться от любых составляющих избирательного процесса и политических симпатий или антипатий. То есть, министр юстиции должен быть равноудаленным от всех кандидатов в президенты, от всех политсил, от политического процесса как такового.

— Вас не будут раздирать противоречия: вы министр, который избран по квоте президента, визируете решения Кабмина, которые будут восприниматься как PR для Тимошенко на выборах?

— Я для себя определился, мой бог — это Конституция и закон. И я должен выполнить эту миссию. Какой бы ни была моя судьба после выборов, я, что называется, должен пронести этот крест. Министр юстиции едва ли не единственный член правительства, который не может мыслить политически, я говорил об этом, кстати, и премьер-министру.

— Как заявила премьер, правительство собирается в обход ВР принять госбюджет-2010, если парламент не проголосует соответствующий проект закона.

— Кабмин не является законодательным органом и не может принимать законы, а одобрение закона о бюджете — исключительная прерогатива ВР.

Дмитрий Столярчук,
«Главред» (www.glavred.info)

Поделиться.

Комментарии закрыты