Одесситка превратилась в парфманьяка

0

Загадочное слово «парфманьяк» звучит довольно угрожающе, но означает всего-навсего человека, который в качестве хобби избрал собирательство духов.

Одна из таких «маньячек», Наталья Миронова, проживает в Одессе. Уже несколько лет она собирает винтажные ароматы, созданные в начале или середине ХХ в. Окунуться в мир парфюмерии одесситку побудил категорический запрет докторов на духи: ее первенец родился аллергиком. Тут сработала особенность человеческой психики, которую обычно описывают словами Овидия «запретный плод сладок». Как только ребенок подрос, Наталья с головой нырнула в ароматное коллекционирование. Сейчас в личной осмотеке одесситки хранится более 300 уникальных флаконов с духами от именитых парфюмерных домов, многие из которых давно канули в Лету. Наталья собирает духи уже не выпускающиеся, а также селективные (нишевые), выпуск которых предваряет длительная выдержка парфюм-формулы.

Значительная часть коллекции состоит из ароматов семейства «шипр» — парфюмов на основе мха кипрского дуба, бергамота, сандала и ладана. Многие из них сейчас являются раритетом, поскольку в свое время попали под запрет. В состав таких духов входят компоненты животного происхождения, вроде мускуса кабарги, цибетина и бобровой струи (выделения из желез зверушек, расположенных в основном в районе анального отверстия), ради которых приходилось убивать братьев наших меньших. Защитники окружающей среды не могли не возмутиться по этому поводу и добились соответствующего изменения нормативных актов Евросоюза. Ну а поскольку именно страны ЕС являются законодателями мод в этой сфере, то «животные» духи исчезли повсеместно.

«Самые первые шипровые духи были созданы в 1917 г. парфюмером Франсуа Коти. Эти духи положили начало плеяде шипровых запахов и, кстати, оказали влияние на знаменитый аромат “Красная Москва”. Мне стало интересно находить те, настоящие, ароматы и обонять их. Флакончики тоже играют роль, ведь любая женщина — немножко ворона», — говорит коллекционер. Самые старые экспонаты в этом мини-музее — духи, выпущенные в 1930-40-х гг.

Деликатесы для носа Наталья приобретает в Сети — через электронные блошиные рынки, всевозможные аукционы и международные форумы любителей запахов. Стоимость раритетного флакончика с до сих пор не скисшим содержимым может варьироваться от 5 до нескольких тысяч долларов, в зависимости от состояния и редкости аромата. Самые дорогие в коллекции Мироновой — парфюмы Guerlain и легендарные Ellipse от Jacques Fath.

Порой, чтобы добыть тот или иной аромат и не уступить его другому парфманьяку, приходится дневать и ночевать на сайтах аукционов. Заветный флакончик, выигранный в схватке с такими же коллекционерами, сперва проходит так называемый карантин. Нетерпимый к любого вида транспортировкам аромат в течение месяца-двух должен отстояться, чтобы вернулись заданные производителем качества. Только потом новая хозяйка принимается за «дегустацию». Сначала она тестирует парфюм на разных частях тела (оказывается, у человека имеется целых 40 таких мест) и одежде, проверяя его на стойкость и соответствие указанному составу.

Далее Наталья испытывает новый аромат… на эмоции. По ее словам, каждый парфюм вызывает в ней определенные переживания – один вдохновляет, другой бодрит, третий приводит в равновесие, а четвертый погружает в ностальгию и включает воспоминания о детстве. Мало того, продолжает она, запах способен рождать в человеке чужие эмоции и воспоминания. «Ароматы глубоко затрагивают эмоциональную сферу. Давно доказано, что на запахи есть генетическая память. Когда ты что-то вдыхаешь, то получаешь какой-то новый эмоциональный опыт, и он связан с твоим теперешним состоянием. Бывает, что это ассоциативное воспоминание из прошлого, а бывает и что-то, что с тобой никогда не происходило», — говорит собирательница.

Ароматный уголок с сотнями пестрых флакончиков облюбовала младшая дочь одесситки. Как и мама, малышка тонко чувствует запахи и их настроение. «Она говорит, к примеру, что этот запах какой-то печальненький, а вот этот — радостный, как будто кто-то на параде. Потом она делает рисунки, как видит тот или иной запах», — улыбается Наталья.

Духи в парфюмерном домике Натальи не залеживаются – одесситка пользуется если не всеми, то большинством. Коллекционер уверена, что чахнуть над своим сокровищем как минимум неправильно, ведь духи все-таки имеют свойство портиться. Главное, советует она, не переборщить, чтобы от ароматерапии не случилась передозировка, которая проявляется в виде головной боли. Поэтому не стоит пшикаться больше двух-трех раз. Если аромат не ложится на кожу, а парфюм уж больно понравился, то подушить им можно любимый шарфик или любой другой предмет гардероба.

Надежда Маркевич
«Думская»

Поделиться.

Комментарии закрыты