«Отхожее место» Львова

0

Огромные горы мусора возле села Большие Грибовичи, что в пригороде Львова, уже давно стали частью привычного ландшафта. Грузовики с отходами один за другим идут в сторону громадной свалки, над которой сутками стоит густой вонючий дым от сжигаемого мусора.

Отравляют воздух испарения от мертвых гудронных озер, дна которых не видно даже при солнечной погоде. Грибовичская свалка, по определению Министерства экологии и природных ресурсов, наряду с промышленными предприятиями — крупнейшими загрязнителями природной среды — входит в сотню опаснейших объектов Украины.

Более полувека прошло с тех пор, как грузовики сбросили здесь первые тонны мусора, хотя городские чиновники обещали жителям близлежащих сел, что свалка просуществует только пять лет. Теперь мусорник занимает около тридцати гектаров территории, где, по приблизительным подсчетам, «похоронено» пятьдесят миллионов кубометров отходов.

Воздух и вода — наши «лучшие» друзья

Воду в колодцах окрестных сел еще в конце 80-х признали непригодной к употреблению. Провели централизованный водопровод, а накрытые досками или металлическими крышками колодцы так и остались торчать посреди дворов.

«Нашу воду можно пить, только хорошо разведя ее чистым спиртом, — шутит один из местных жителей».
Основные «загрязнители» грунтовых вод — гудронные озера, площадь которых вокруг свалки занимает более десяти гектаров. Мертвая гладь напоминает кадры из фильма Андрея Тарковского «Сталкер». Вода «благодаря» этим озерам отходов нефтепродуктов, да еще пройдя через огромное «тело» свалки, сразу превращается в отраву — в ней резко повышается уровень кислот и солей вредных металлов. Добавляет «вкуса» водичке и постоянный процесс гниения — температура на самом дне свалки достигает 60—80 градусов, что приводит к образованию метана с большим содержанием сероводорода. Последний, как известно, является опасным легковоспламеняющимся газом.

А на рынках во Львове покупатели, узнав, что овощи привезены из Грибовичей, сразу убегают прочь. Еще бы — результаты проведенной два года назад комплексной экологической экспертизы заставили специалистов схватиться за головы. Выяснилось, что в Грибовичах и соседней Збиранке загрязнены все компоненты окружающей среды: в почве нашли цинк, свинец и даже кадмий, а в растениях обнаружили повышенное содержание меди.

«Насколько вредна эта свалка, даже после проведенного исследования никто однозначно сказать так и не смог. Нужно инициировать повторную и полную государственную экологическую экспертизу. Почему? После предыдущей прошло время, на свалку завезены тонны всякого мусора. Только так сейчас можно оценить реальную опасность и тогда все станет понятно», — рассказал Сергей Ющенко, заведующий коммунальным отделом Львовской областной санэпидемстанции.

Мусорка забирает здоровье и жизнь

При таком состоянии воды и почвы о здоровье населения говорить не приходится. По онкозаболеваемости жители Грибовичей занимают первое место в районе. Пневмония, бронхит, бронхиальная астма — тоже частое явление.

«Больных пневмонией — 17 человек. Не знаю, возможно, такая статистика по всей Украине, но нас это пугает», — говорит Анна Безпалько, заведующая фельдшерско-акушерским пунктом села Большие Грибовичи.

Анна показывает список больных. Некоторые фамилии зачеркнуты — это значит, что человек скончался. Поневоле обращаю внимание на даты рождения — есть 1952-й, 1955-й и даже 1960 годы. Получается, многим даже до пенсионного возраста не удалось дотянуть…

«Пик острых респираторных заболеваний был несколько лет назад, когда эти кучи мусора непрерывно горели, а люди этой пластмассой дышали, — рассказывает одна из жительниц села. — Тогда густой смог окутал близлежащие села: Грибовичи, Збыранку, Колонию, Малехов. А в них живут более трех тысяч человек. Сейчас отходы немного засыпают землей, и они не горят, как раньше.

Сапоги не спасают

Пора уже и мне взглянуть на свалку — кстати, ее хорошо видно с трассы Львов — Жовква. Выйдя из маршрутки, пешком направляюсь к рукотворным горам.

По дороге миную два КПП — прошлым летом установили усиленный контроль за грузовиками. Причина — уровень в гудронных озерах внезапно упал на два метра. По факту исчезновения опасного вещества экологи, коммунальщики и представители МЧС даже созвали экстренное совещание, но куда делся этот яд, ответить так и не смогли. Вероятнее всего, гудрон тайно вывезли на переработку — ведь тонна опасного вещества стоит около двухсот долларов, а всего в озерах его около 500 тысяч тонн.
Последний форпост — мастерская по ремонту автомобилей, а дальше пройти нельзя. Даже на легковушке не проедешь — она рискует застрять по «уши» в грязи. Ветер доносит зловоние, грохот тракторов и непрерывный крик ворон, которые тысячами вьются над свалкой, разнося опасные вирусные инфекции. Решаю остановить мусоровоз, чтобы подъехать на гору.

«Ты в такой обуви собрался на свалку? — удивляется шофер старенького ЗИЛа, глядя на мои ботинки. — Да там в сапогах не пройдешь! У меня один раз на горе машина вышла из строя, вылез из кабины, а потом не мог от запаха избавиться, люди в маршрутке шарахались.

«Золотоискатели»

На горе мусоровоз мгновенно обступают люди. Они одеты в грязную, мокрую одежду. В руках самодельный инструмент — грабли и вилы с загнутыми концами. Громко бранясь между собой, начинают разгребать отходы: картонные коробки, пластиковые и стеклянные бутылки складывают в отдельные кучи. Этим добром здесь забиты целые тюки из сшитых мешков, которые накрыты выброшенными одеялами. Под этими покрывалами «работники» прячутся от ненастья или просто, чтобы согреться. Как можно целыми днями копаться в такой грязище и вони — не укладывается в голове…

«Мы не бомжи, — сразу предупреждает меня мужик с разбитым носом, — бомжи здесь были, но мы их прогнали. Теперь цыгане докучают — они в лесу стали лагерем и питаются из мусорника. Но с цыганами справиться мы не можем… и тебе не советуем туда ходить, потому что сам знаешь: они сейчас здесь, а завтра там… Кто их потом найдет?

Мужчина рассказывает, что «собиральничеством» занимается уже несколько лет. Такие, как он, зарабатывают тем, что выискивают среди хлама бутылки, картон и сдают их людям, которые за этим «товаром» приезжают сюда из Львова.

«Когда-то собирали в основном металлолом, — продолжает мой собеседник. — Это был главный заработок, но сейчас металл почему-то перестали принимать».

Раздается громкий крик — кто-то нашел бутылку из-под шампанского и, недолго думая, начинает пить содержимое из горла. Бутылка пошла по кругу. Хочу сфотографировать эту маленькую радость, но люди отворачиваются, пряча лица. «Ага, я так и знал, что это журналюга», — выкрикивают из толпы.

Убрать хотят, но не знают, куда

С самым большим в Западной Украине полигоном твердых отходов местная власть борется не один год, а обещания его закрыть имеются в каждой предвыборной программе кандидатов в мэры Львова. Однако, как только дело доходит до конкретных действий, чиновники или не могут найти инвестора, или в бюджете вечно не хватает денег. Еще одна причина — отсутствие места для новой свалки. Львов и без этого имеет проблемы со свободной землей, а наученные горьким опытом председатели сельских советов выделять под свалку участок не хотят.

«В прошлом году, в сентябре, уже начался первый этап дегазации отходов, — говорит Юрий Голец, и. о. директора Департамента жилищного хозяйства и инфраструктуры мэрии Львова. — Что это значит? Поверхность свалки присыпают большим количеством земли, потом делают скважины, через которые выкачивается газ. Поверьте, после этого свалку полностью «замажем» глиной, посадим деревья, и выйдет природная гора».

Чиновник заверяет, что уже начались работы и по очистке гудронных озер. Для этого мэрия выделила средства на закупку специальной станции. Правда, как признался господин Голец, только по приблизительным расчетам, чтобы полностью рекультивировать данный полигон, работы не должны прекращаться минимум до 2015 года.

Действительно, чтобы «переварить» такую «махину», необходим крепкий «желудок», а с таким финансированием, да и еще в условиях кризиса, Львову это явно не по силам. Поэтому, скорее всего, травиться водой и овощами людям придется еще ой как долго…

Сергей Курыкин, экс-министр экологии и природной среды:

— Проблема заключается в том, что трудно найти свободные территории для обустройства новых мусорных свалок. Необходимо строить заводы для переработки отходов. И, без сомнения, это должны быть не комплексы, которые просто сжигают мусор, а специальные системы сепарации отходов. Еще до попадания на полигон нужно «отсеивать» стекло, пластик, пластмассу, бумагу, а на помойку вывозить только те отходы, которые действительно невозможно переработать. Нужно отсортировывать органические остатки, которые шли бы на изготовление биотоплива. Таким образом можно было бы решить две проблемы — избытка мусора и нехватки энергии. В таком случае на полигоны попадет лишь 30—40, а не все 100% отходов.

Ситуация критическая по всей Украине. Крупные города чрезвычайно загрязнены, а в маленьких городках, где даже не имеется специальных контейнеров, отходы просто высыпают за пределами населенных пунктов.

Степан Грицюк,
 [link=http://www.novaya.com.ua]«Новая»[/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты