Пиратская демократия

0

На пиратском судне действовали законы, обязательные к исполнению для каждого, включая капитана. Никакого правового нигилизма. Здесь было и верховенство права, и демократические процедуры, и даже правительство.

Коллективное безумие

В это сложно поверить, с учетом того, что пираты в массе своей были людьми неграмотными и дикими. Тем не менее, к морскому разбою их приводила в основном социальная неудовлетворенность. Поэтому они и требовали от капитана и товарищей того, чего не добились от властей: справедливости и уважения к себе. На основе этих двух принципов и формулировались так называемые пиратские законы, договоренности. Договоренности эти зачастую не записывались, заключаясь только на словах, но это никогда не мешало их соблюдению. Как результат — капитан оказывался не столько королем, сколько избранным руководителем с весьма ограниченными полномочиями.
Ключевые решения принимала команда на общем голосовании, где каждый пират — что капитан, что офицер, что простой матрос — имел один голос. На судебном процессе над известным британским корсаром XVIII века Джеком Рекхэмом прозвучала очень правильная фраза: «Мы руководствовались коллективным безумием». Это высказывание довольно четко характеризует суть пиратской демократии.
Капитаном здесь становился человек, знающий морское дело (у большинства пиратов с этим были проблемы), тот, кто умеет высчитать курс и отличается личной храбростью. Полноту власти капитан получал только на время боя. Тогда его приказам надо было следовать беспрекословно, а действие договоренностей приостанавливалось. При этом команда могла требовать ответа как за неудачу, так и за ошибочное решение.

Показательный случай произошел с Чарльзом Вейном, человеком, который возглавил сопротивление британским властям в Нью-Провиденсе. Вейн отказался принимать королевскую амнистию и пожелал продолжать морской разбой, за что был объявлен врагом короны. Однажды его шлюп «Рейнджер» столкнулся в море с французским военным кораблем. Шансов выжить в этой битве у пиратов не было, и Вейн приказал уходить. Французы, однако, подняли паруса и ринулись в погоню, а команда требовала принять бой. Капитан сумел отстоять свою позицию, чем, скорее всего, спас жизни и себе, и членам команды. Однако, едва французы отстали, как офицеры потребовали заклеймить Вейна трусом и переизбрать его. Состоялось голосование. Вейн был низложен и пересажен на маленький корабль вместе с 16 членами экипажа, которые его поддержали. Это событие сложно назвать бунтом. Скорее, это отстранение от должности с упрощенной процедурой.
Команды проводили голосование по любому судьбоносному вопросу. Куда брать курс в Африку или на Карибы? Атаковать или не атаковать ближайшее поселение? Убить пленных или отпустить на все четыре стороны? Все эти вопросы подлежали обсуждению. И капитан не мог пойти против воли команды, хотя никто не мешал ему во время собрания убеждать товарищей в своей правоте.

Права капитана и команды

Офицеров на судне могло быть до дюжины человек, случалось и так, что таковым считались повара и плотники. Впрочем, на всяком корабле обязательно имелось четыре главных офицерских позиции: квартирмейстер, боцман, канонир и штурман. Две первых требовали высокого авторитета, две вторых — специальных знаний, что делало этих офицеров людьми труднозаменимыми и привилегированными.
Но вот что любопытно. Если на военном корабле офицеров от команды отделяла пропасть, то на пиратском судне они находились в примерно равных условиях. Капитан военного корабля обсуждал ключевые решения только с офицерами, никогда не вовлекая в этот процесс матросов. Капитан и офицеры имели право на собственные каюты и стол, на обед у капитана вражеского корабля в случае пленения.
У пиратов действовали иные правила. Офицеры ели и спали с остальными, а при принятии решений вели собрание, но не руководили им. Чарльз Джонсон, составивший жизнеописание самых знаменитых пиратов, приводит характерный пример. В 1719 году на Принсипи был убит капитан Хауэлл Дэвис. Команда избрала новым командиром Бартоломью Робертса, но этому предшествовали долгие дебаты. Так, один из офицеров по фамилии Леннис произнес пламенную речь: «Неважно, кто будет избран капитаном, ибо власть все равно принадлежит правительству, если капитан посмеет нарушить эти права, то долой капитана».

Эта история, в общем, характерна для любого пиратского судна, за одним исключением. На «Ровере», которым командовал Дэвис, офицеров именовали правительством, а его члены присвоили себе титулы лордов. Это была своего рода игра во власть, которая, впрочем, переросла в нечто большее. Новый капитан Барт Робертс вынужден был уважать право офицеров на звание лордов. Больше того, как и любой другой пиратский глава Робертс не имел права снимать правительство. У него не было полномочий даже не то, чтобы менять в нем отдельных людей. Это делалось только на общем собрании.
Офицера меняли только в случае гибели или нарушения им одного из законов. Что же касается офицерских привилегий, то они были важны при разделе добычи. При этом квартирмейстер имел право на ту же долю, что и капитан. Они получали по две доли, штурман, канонир и боцман — по полторы. Таким образом, квартирмейстер был первым среди равных.

Социальное страхование и казнь за разврат

На каждом корабле действовали свои правила. Более того, есть и примеры, когда правила не соблюдались. Черная Борода достаточно быстро подчинил команду своей воле, так что его слово стало весить больше любых пиратских законов. Не соблюдались правила и на корабле безумного капитана Эдварда Лоу.
Но вот уже упомянутый Барт Робертс не только составил своеобразную конституцию своего судна, но и разместил ее текст на палубе. Каждый новый член команды был обязан ознакомиться с ним. Этот кодекс приводит в своей книге Чарльз Джонсон. Законы Робертса состояли из 17 пунктов. Часть из них касалась прав, другая — обязанностей. Законы Робертса вводили жесткую систему наказаний за нарушение дисциплины. Например, на корабле строжайшим образом запрещались драки. Выяснять отношения с помощью оружия можно было лишь на берегу, причем правила строго регламентировали условия таких дуэлей. Что любопытно, поединки проводились не до смерти одного из дуэлянтов, а только до первой крови.
Кроме того, кодекс вводил наказания за побег, дезертирство и игру в карты или кости на деньги. Правила предусматривали два вида наказания: изгнание путем высадки на первом же острове или смертную казнь. При этом злейшим преступлением считался разврат. Если кто-то из пиратов брал на судно женщину, переодетую мужчиной, то он подлежал казни.
Есть и еще одна важная деталь: нечто вроде социального страхования. Кодекс Робертса предполагал компенсацию за увечья. Член команды, потерявший в бою руку и ногу, должен был получить 800 долларов из общих средств. Что любопытно, на военных кораблях подобного правила не существовало.

Алексей Дурново, «Дилетант»

Поделиться.

Комментарии закрыты