Поезд смерти: проводницы отказались сорвать стоп-кран

0

1 марта 42-летний Виталий Кирьян с матерью возвращались домой в село Вершина-Згарская Драбивского района Черкасской области. Ольгу Степановну сын забирал из областной больницы. Ехали дизелем Черкассы—Гребенка. До их остановки оставалось около 10 км.

«Моя знакомая ехала в том вагоне, — рассказывает [link=http://www.Gazeta.ua]Gazeta.ua[/link] женщина из поселка Пальмира Золотоношского района. Она работает в местной больнице. Назваться отказалась. — Наверное, он вышел на остановке покурить и не успел зайти, кто знает.  Это была станция Богуславец. Мать спохватилась, потому что сын уже должен был вернуться, а его не было. Поезд ехал. Женщина вышла в тамбур и увидела руку сына, которая торчала из дверей. Узнала по рукаву куртки. Виталий очутился снаружи поезда. Женщина побежала к проводникам, чтобы остановили. Две проводницы и милиционеры посмотрели в тамбуре на руку и сказали, что не сорвут стоп-кран, потому что поезд набрал скорость. Их умоляли все люди. Представьте, что мать чувствовала!»

До следующей станции — Пальмира — 4 км. «Там дизель высадил пассажиров и поехал в Гребенку, будто ничего не случилось, — продолжает собеседница. — Даже дежурным по станции ничего не сказали. Мать сошла с поезда — в Пальмире живет ее старший сын. Кричала криком. Виталия не было. Потом из киевского поезда позвонили в нашу больницу, что на старом переезде лежит человек. Это же его тянуло поездом почти 3 километра. Врач, выехавшая на ”скорой” на вызов, была шокирована. Говорит, такого кошмара никогда не видела. Спина была так содрана, что позвоночник видно. Вся в щебенке. Вырвано мясо в том месте, где почки. Давление было на нуле. Побитые ноги. Но жив. Его вроде бы на переезде зацепило за рельсы и вырвало из дверей».

«Виталия Кирьяна отправили в Золотоношскую районную больницу. Он поступил с геморрагическим шоком ІV степени (тяжелой потерей крови. — «ИН»), общим переохлаждением, рваной раной поясничного участка с переходом на ягодицы, переломом костей таза», — объяснил Виталий Головачук из реанимационного отделения.

2 марта под утро Виталий умер. После похорон сына Ольга Степановна пережила инсульт. Врач Нина Кодь, ухаживающая за женщиной в пальмирской больнице, не разрешила журналистам общаться с ней. «Ей уже лучше, она начала говорить. Но тревожить не нужно», — говорит Нина Александровна.
Село Вершина-Згарская расположено в 90 км от Черкасс. Дом Кирьянов стоит на окраине, в нескольких сотнях метров от остановки поезда. Во дворе бегают четыре рыжие собаки.

«Отец с внуками должен быть дома, — выходит к воротам соседка 66-летняя Ольга Сипко. — У матери после похорон инсульт. Девять дней отметили без нее. Виталий жил возле них. С женой Людой они развелись несколько лет назад, но сын Богдан приезжал сюда. На похоронах невестка была. Очень плакала. Да и все село плакало. Оля рассказывала, что в больнице около него сидела. Говорит, тру ноги, а они такие холодные, как лед. Я с ним заговорила, а он только стонет. Вскоре и умер. Виталий хороший такой мужчина, спокойный, домосед».

Из дома на дорогу выходит отец погибшего Валерий Кирьян, одетый в камуфляжную фуфайку. Бледный.

«Незадолго до трагедии Оля позвонила, что они уже на подъезде, — рассказывает Валерий Антонович. — Идет следствие, но я знаю одно: они должны были сорвать стоп-кран. Девять километров отсюда… Я чуял недоброе… Виталий школу закончил на пятерки. В одной четверти стояла тройка, потому что учитель въелся. Так из-за этого не дали золотую медаль. Поступил в медицинский институт в Киев на хирурга. Но потом бросил. После армии пошел работать на железнодорожную дорогу монтером. Уже 19 лет прошло. Любил футбол…».

Валерий Антонович отказывается фотографироваться. Выносит из дома фотографии сына. Руки отца дрожат.

«3 марта возбуждено уголовное дело о нарушении правил эксплуатации железнодорожного транспорта, которое повлекло гибель человека. Остальное сможем сказать после завершения следствия», — говорит Иван Ивоненко из транспортной прокуратуры.

Поделиться.

Комментарии закрыты