Прощай, сало?

0

Отодвинуть перспективу запрета для крестьян продавать свою животноводческую продукцию решил Госкомитет Украины по регуляторной политике и предпринимательству. По его настоянию Кабмин 19 августа одобрил законопроект о внесении изменений в Закон Украины «О безопасности и качестве пищевых продуктов». И если его поддержит и ВР, то мы будем с салом вплоть до 2015 г. А дальше?

Селу приказали жить по-европейски

Когда в 2005 г. депутаты голосовали за изменения к Закону «О безопасности и качестве пищевых продуктов», они и не думали, что подводят под нож всю живность частного сектора, а потребителей оставляют полуголодными. Тогда Украина торопилась в ВТО, потому для отечественного АПК рисовались только радужные перспективы. Но, вступив в ВТО, стало ясно, что то, что наподписывали-напринимали, выпазит боком.

Говорят, именно под давлением ВТО Украина была вынуждена пересмотреть свое законодательство и ужесточить требования безопасности к продуктам питания животного происхождения. Поэтому в статьях 33 и 35 Закона «О безопасности и качестве пищевых продуктов» появились ограничения. Читаем: «Запрещается осуществлять убой парнокопытных и других копытных, а также убой домашней птицы и кроликов в объемах, превышающих 5 голов в день, вне бойни, имеющей эксплуатационное разрешение и зарегистрированной ветеринарной службой», «запрещается реализация и оборот необработанного молока и творога домашнего производства, а также туш или частей туш парнокопытных и других копытных подворного убоя на агропродовольственных рынках».
То есть, если вы откормили одного кабанчика для себя, а двух планируете продать на рынке как товарное мясо и сало, тогда их надо везти на зарегистрированную аттестованную бойню, а оттуда с документом — за прилавок. Так же с курами, кроликами, молоком.

Однако хоть кто-то занимался просветительской работой все эти годы? Недавно Юлия Тимошенко дважды собирала представительные хуралы. Один посвятила сельской кооперации, рынкам сельхозпродукции. На втором почти то же самое выслушали головы сельских советов. Вот бы и подчеркнуть премьеру в своих выступлениях: коль уж создаете на селе закупочно-сбытовой кооператив, должны нести полную ответственность за качество и безопасность выращенного. Для этого составьте реестр боен, легализируйте подпольные (а таких в каждом селе — по 2-3). Но ведь Юлия Владимировна этого не сказала!

Проявлял активность разве что Госкомитет ветеринарной медицины. В мае с. г. ведомство напомнило облгосадминистрациям, что с 1 января вступают в силу новые правила. Регионы в ответ обвинили комитет в том, что он в кризисный период педалирует больную проблему. Тогда ветеринарное ведомство вместе с Госпредпринимательством решило внести изменения в действующее законодательство.

«Рано или поздно мы реализуем отсроченные нормы. Поскольку стремимся присоединиться к евросообществу с его довольно жесткими требованиями к продукции животноводства. Это не чья-то прихоть — это продиктовано исключительно безопасностью для здоровья человека! — утверждает Петр Вербицкий, председатель Госкомитета ветеринарной медицины. — Но на данном этапе, в тяжелое для аграриев время, считаю, такие ограничения только ухудшат ситуацию на селе. И экономическую, и социальную.

По новым правилам, крестьянин, вырастивший скот на товарное мясо, будет резать его на бойне, которая значится в реестре и соответствует санитарно-гигиеническим нормам. На этих пунктах будет действовать и наша служба, которая сегодня проводит ветеринарно-санитарную экспертизу непосредственно на рынках. Хотя, по-моему, последний вариант надежнее, поскольку исключает подмену туши на пути от бойни к прилавку».

Власть забыла о крестьянах

В столице на рынках в продавце редко узнаешь крестьянина: одни перекупщики! Сугубо крестьянские рынки сельхозпродукции — мечта Юлии Тимошенко — судя по темпам, вряд ли забурлят в ближайшее время на Украине. Власти не торопятся устранять на этом пути посредников, расчищать прямой выход крестьян к горожанам.

«Кто-то думает, что речь идет о переделе убойного бизнеса. Неправда! Мы подсчитали: официальных боен достаточно, — говорит Мария Остапюк, начальник управления ветеринарно-санитарной экспертизы и безопасности пищевых продуктов Госветмедицины. — Понимаю, трудно перестраиваться. Но давайте думать и о здоровье нации, о тех, кто покупает на рынке мясо, молоко, творог.

Во Франции, например, наши коллеги прежде всего измеряют температуру мяса (и больше ничего!) и по ней классифицируют его. Потому что европейская директива 2004 г. четко гласит: свежее мясо зарезанных животных после убойной экспертизы быстро охлаждается до температуры не более +7 градусов, а внутренние органы — не более +3. А у нас? Привозят с ночи парное или с температурой окружающей среды. Какой срок реализации такого мяса? Три часа! А торгуют им день-два.

Согласно номенклатуре национального стандарта Украины, существует мясо свежее, то есть пригодное для продажи и употребления. Но свежее мясо бывает охлажденное, остывшее, подмороженное и мороженное. А мы думаем, к какой категории отнести свинину или говядину с температурой +20 градусов, +18, +10… Потому что они не вписываются в действующие параметры: +6 градусов со сроком реализации 72 часа.

Специалисты гослабораторий на рынках могут экспресс-методом определить кислотность мяса, его органолептику, добросовестно ли хозяева спустили после убоя кровь. Чтобы сказать, какова его бактериальная чистота, нужен комплекс исследований. Но с каждым часом лежания на неохлажденном прилавке микроорганизмы только множатся. Конечно, нужно учитывать нынешнюю финансово-экономическую ситуацию на Украине. Но затягивать решение проблемы снова на 5 лет — это уже слишком. Хватит и года!»

У разработчиков же законопроекта, продляющего переходный период, свои аргументы: «В современных условиях ограничение возможностей для сельского населения реализовывать молоко и мясо собственного производства, без сомнения, приведет к значительному ухудшению как социальной, так и финансовой ситуации в сельской местности, а также поставит под угрозу продовольственную безопасность страны и создаст реальный риск неконтролируемого роста цен на животноводческую продукцию».

А что власти сделали для облегчения участи крестьян? Чтобы отвезти бычка или свинью на бойню, их нужно идентифицировать-зарегистрировать. Но из-за нехватки бюджетных средств на сегодняшний день идентифицированы лишь племенные свиньи. В сегменте крупного рогатого скота государство за бюджетные средства закупает ветеринарную карточку, паспорт и бирку. Вклад крестьянина тоже весомый — 30 грн, в которые оценивается сам процесс идентификации.

На сколько же лет растянется идентификационно-регистрационный процесс, если в крестьянских хозяйствах насчитывается свыше 4 млн. голов крупного рогатого скота, в том числе, почти 2,3 млн. коров, что составляет соответственно 69,4 и 78,3% общего стада, и более 5 млн. свиней? Вряд ли они пережили бы январский удар. Поэтому смягчение, к которому намерены прибегнуть власти, в виде переноса запретов — это не только забота об экономике, но и политическая акция. Эффектно накануне президентских выборов казаться эдакой спасительницей крестьян. Можно подумать, все забросят выборы и примутся за сало.

Владимир Чопоненко,
«Зеркало недели»

Поделиться.

Комментарии закрыты