"Скорая" смерти

0

17-летнюю Анастасию Чепу похоронили 20 августа. За два дня до этого девушка умерла от баротравмы в «скорой», когда ее везли с мыса Тарханкут Черноморского района Крыма в больницу. В баллоне «неотложки» закончился кислород.

Мечтала сделать Украину лучше

С Верой и Владимиром Чепами журналисты встретились через неделю после похорон дочери. В квартире на шкафу стояла ее выпускная фотография. Рядом — икона Божьей Матери, стакан воды с хлебом и свеча.
Анастасия — единственный ребенок. В этом году закончила с золотой медалью городскую гимназию №1 и поступила в Киево-Могилянскую академию. «Настю называли “золотым фондом” нации, — рассказывает Вера Владимировна. — Она с детства была самостоятельной. Уроки я не проверяла — дочка все делала на совесть. Мечтала стать политиком, сделать Украину лучше. Ходила в желто-голубом галстуке, разговаривала на украинском. Не раз ездила в Англию по программе обмена талантливыми детьми».

«Как-то Настя вернулась из Англии, ей было 11 лет, — добавляет Владимир Владимирович. — Говорит: “Вырасту и сделаю так, чтобы у нас жили, как в Британии”. С детства мыслила по-взрослому. Каждый день расписывала, строила планы на жизнь, словно спешила побольше сделать».
В выпускном классе девушка ходила к репетиторам, училась в автошколе, писала стихи. Родителям сказала, что не позволит платить за учебу в институте ни копейки. Поступила сразу на два факультета — экономику и право. Выбрала первый. В то же время записалась на курсы английского при посольстве Великобритании. В будущем планировала учиться за рубежом. Ходила на тренинг «Как стать лидером», читала книгу «Как стать руководителем успешной команды».

Спасать Настю было нечем

Перед учебой Настя решила отдохнуть. Нашла в Евпатории клуб аквалангистов «Наяда». Записалась на 10-дневные курсы, заплатила 3 тыс. грн. 13 августа приехала нырять в Крым. «Мы созванивались, — вздыхает отец. — В последний раз говорили вечером 17 августа. Настя радовалась, что завтра группа едет на мыс Тарханкут в 30 км от Черноморска. Их вывезли автобусом — 50 человек с двумя инструкторами. За один раз под воду идут четверо-шестеро, хотя, по правилам, на каждого инструктора нужно по одному туристу».
Во время погружения Анастасию с инструктором Рустэмом внезапно вытолкнуло на поверхность. Девушка потеряла сознание. Мужчина кричал: «Помогите! Настенька, очнись! Что же мне теперь будет?!» Подплыла лодка. Виктор Яковенко из клуба «Адмирал» снял с Чепы акваланг. Говорит, что девушка стонала, воды в легких не было.
На береге отдыхал врач из Москвы Владимир Брагин. Увидел суматоху на воде и поплыл на помощь. На лодке оказал первую помощь.
«Настя получила баротравму, на губах у дочки была розовая пена, — продолжает Владимир Чепа. — Это когда при быстром поднятии с глубины воздух повреждает легкие».

Девушка не приходила в сознание. Брагин, врач Татьяна Николаевна из соседнего села Оленевка и медик из Херсона продолжали оказывать помощь на берегу. «Скорая» из Черноморска приехала через 45 мин. Врач из России проверил баллоны с кислородом, находившиеся в машине. Один был пустым, второй — неполным. По дороге через 2 км кислород в баллоне закончился. Сердце девушки боролось, однако спасать ее было нечем.

Причину смерти пытались скрыть

«Несчастье случилось около полудня. А руководитель клуба Михаил Базаров позвонил нам где-то в пять вечера. Сказал: “Настя нырнула без акваланга и утонула”, — вспоминает Вера Чепа. — Уже после похорон мы поняли, что здесь что-то не то. Не могла Настя утонуть, как это написали врачи. Она с детства хорошо плавала».
«Там глубина до 8 метров, — продолжает мать. — Инструктор и Настя были в аквалангах. Думаем, выполняли упражнение на глубине. В тот день дочка сдавала экзамен по экстренному поднятию с глубины. Должна была набрать в легкие воздух, вытянуть изо рта загубник от баллона и медленно подняться, постепенно выпуская воздух. Инструктор должен был это контролировать. По каким-то причинам, они поднялись резко».
«Мы звонили врачам ”скорой”, просили без нас не делать вскрытие. Умоляли несколько раз, пока ехали в Крым», — плачет мать. Однако тело Анастасии Чепы без разрешения родителей на следующий день перевезли в Евпаторию, там сделали вскрытие и забальзамировали.

«Врачам было, что скрывать, — уверены Чепы. — После бальзамирования настоящую причину смерти узнать невозможно. На мысе Тарханкут полно отдыхающих, и нет элементарной медицинской помощи. Кого спасет неукомплектованная ”скорая” в 30 км от берега?»
Ежедневно к родителям заходят знакомые Анастасии.

«Мы дружим с тех пор, как наши дети пошли в гимназию, — говорят матери одноклассников Чепы Наталия Капля и Галина Кривовяз. — Настя была как наша дочка. Что эти Ющенко, Тимошенко и все остальные могут говорить о независимости, если за 17 лет не смогли обеспечить “скорые помощи” элементарным? Это ужас! Мы живем в стране, где нет кислорода! В Крыму сверхдоходы от туризма, а людей спасать нечем».

«На следующий день мы спросили у Михаила Базарова о Рустэме, — замечает Владимир Чепа. — Он сказал, что Рустэм “опускает” людей. Говорят, в этом клубе в прошлом году утонул человек. Местные говорят, что в шторм на мысе бывает до 30 утопленников».

Любовь Карнарук,
[link=http://www.gpu.ua]«Газета по-украински» [/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты