Рыбалка без границ

0

Браконьерство всегда было большой проблемой нашей страны, но за последние годы оно прямо-таки расцвело. Причина – наше хромое законодательство, которое позволяет сквозь пальцы смотреть на нарушение закона, говорят специалисты.

Сейчас занесенного в Красную книгу осетра можно свободно купить на любом украинском рынке, а продажа креветок стала одним из атрибутов отдыха у моря. Ее предлагают прямо на пляже, а отдыхающим, пожалуй, и невдомек, что промышленный лов креветки уже десять лет запрещен на Украине. Правда, с будущего года запрет собираются снять, все равно эффекта от него никакого.

Под прикрытием науки

По данным Госкомстата, за шесть месяцев этого года во всех рыбхозяйствах Украины выловили 80,9 тыс. т рыбы, а сотрудники рыбоохраны за этот же период изъяли 342,2 т. При средней цене рыбы 20 грн./кг браконьеры смогли бы заработать около 7 млн. грн. Но в Государственной экологической инспекции говорят, что рыбоохрана изымает лишь десятую часть незаконного улова и реальные заработки браконьеров составляют 120-150 млн грн. за сезон. По данным экологов, этим доходным промыслом занимается свыше 12 млн. украинских граждан — половина взрослого населения страны. Если процесс не остановить, очень скоро мы останемся не только без рыбы, но и без водоемов.

«То, что рыбы в украинских водоемах стало меньше — факт, но насколько — сказать сложно, имеющаяся статистика искажена, — говорит Анатолий Подобайло, доцент кафедры зоологии Киевского национального университета им. Шевченко. — Последние академические исследования по этому вопросу проводились еще в 1990-е гг.».

Однако прогнозы по результатам лова появляются ежегодно. Их делают на основе прошлогодних данных, но учитывают лишь ту продукцию, которая поступает на рыбоприемные пункты. То же, что идет налево, не учитывается, соответственно, лимиты и квоты на этот улов не распространяются.

Но это совсем не значит, что у браконьеров нет путей получить официальные разрешения на свой вид деятельности. Главная лазейка — поработать на пользу науке. Так, например, в прошлом году в научных целях было выловлено 460 т икряной рыбы.

«В Азовском море сетной промысел вообще запрещен, но все работают под научные программы, якобы проводят исследования, но на самом деле ведут промышленный лов (получают лицензии для исследовательских работ, но ловят в промышленных масштабах), — говорит Сергей Просянык, госинспектор Государственной экологической инспекции г. Киева. — Для получения квот рыбопромышленники платят за каждый килограмм».

Разночтения в оценке масштаба незаконного лова как раз и играют на руку браконьерам. Также им помогает неразбериха, царящая в структурах, которые призваны бороться с незаконными рыбаками. За годы независимости контролирующее вылов рыбы ведомство реформировалось более десятка раз. Сейчас в Госкомрыбхозе де-юре три начальника: нынешний и два предшественника, восстановленные по решению суда.
«Любой начальник рыбинспекции покупает свою должность, насколько мне известно, стоит такая должность $40-60 тыс., — утверждает Александр Чистяков, председатель Ассоциации рыболовов Украины. — Кроме того, начальник рыбинспекции ежемесячно должен заносить деньги вышестоящему начальству. Оттого они заинтересованы не столько в сохранении отрасли, сколько в возврате вложенных денег. Потому под каждым рыбинспектором работает от 3 до 25 бригад браконьеров».

А вот подтверждение почти полной безнаказанности браконьеров: в прошлом году были заведены уголовные дела по факту браконьерства на 665 человек, а осуждены только 139. В этом году инспекторы наложили штрафы на сумму 2,58 млн. грн., а взыскано было лишь 1,47 млн. И это при том, что, по действующим методикам расчета, ущерб, нанесенный лишь пойманными и оштрафованными браконьерами, составил 30,32 млн. грн.

Еще одной жертвой браконьеров регулярно становится угорь. Угорь копченый — коронное блюдо волынского курорта Шацкие озера. На прилавках местного базара — угря — хотя отбавляй. Цена — приблизительно 150 гривен за килограмм. Вот только ловить эту рыба здесь сурово запрещено. Академия наук потратила восемь лет, ведущие ихтиологи страны выводили популяцию этой рыбы, а теперь она стала объектом промышленного вылова. И хотя условно считается, что научно значащих шацких угрей никто не трогают, а везут с Польши, продавцы признаются — рыба все-таки украинская. В Шацке это — чуть ли не единственный способ выжить. А местная власть не спешит запрещать ловлю и продажу.

Кто «крышует» браконьеров

Жители одного из сел на берегу Днепра в Черкасской области рассказывают, что на днепровских островах целое лето живут рыболовы. Ежедневно от островов отчаливают катера с уловом. Зарплата таких отшельников составляет около 50 грн./сутки, плюс питание. У них существует своя иерархия: управляющие, охрана, чернорабочие. Поймать их с поличным практически невозможно, нагрянуть нежданно очень сложно — по мобильной связи браконьеров заранее оповещают о грядущей проверке. Но даже если удается задержать нелегальных рыбаков с уловом, те, как правило, интересуются лишь ведомством проверяющих, после чего набирают нужный номер.
«Браконьеры работают под “крышей” всех, кто призван по роду службы следить за правопорядком на водоемах и в их близости, — говорит Игорь Тихолаз, руководитель пресс-центра ВРОО «Громада рибалок України». — Это и милиция, и рыбоохрана, и экоинспекция, и чиновники разного ранга на региональном уровне вплоть до руководства городских и районных администраций. Причем “крыша” зачастую бывает в несколько слоев: всюду найдется кум-сват-брат, работающий в нужном месте, и тогда в силу вступает круговая порука. “Крышующие” не отказываются от свежей рыбы и, конечно же, от ежемесячной подати.

В развитых странах наказание за нарушение природоохранного законодательства — от нескольких тысяч долларов до лишения свободы. Тюремный срок за незаконный рыбный промысел прописан и в украинских законах. Но ни в Госрыбхозе, ни в Госэкоинспекции не могут назвать хотя бы один случай, когда рыбинспектор попал за решетку по этой статье. Столь же лояльно относятся в судах и к тем, кто призван бороться с браконьерами. Несмотря на изредка появляющиеся сообщения о задержании рыбинспекторов за получение взятки, о дальнейшем наказании — тишина. Подобное, как правило, заканчивается увольнением и куда реже — условным сроком. Причем не исключено, что через время сотрудник вернется работать в структуру.

Во многих городах Украины на рынках абсолютно беспрепятственно продаются различные браконьерские орудия лова. Несмотря на то, что общественные организации в ходе кампании, которую они ведут, добились принятия горсоветами 85 городов решения о запрете продажи браконьерских орудий, чиновники Одессы, Донецка, Львова и еще добрых двух сотен городов не хотят следовать этому примеру.

В последние годы резко возросло не только количество браконьеров, но и их техническая вооруженность. Они используют приборы ночного видения, спутниковые навигаторы, компьютеры, эхолоты, скорострельные карабины, быстроходные катера, вездеходы, вертолеты и даже БТРы.

И чему удивляться, ведь на Украине разрешен ввоз импортных браконьерских лёсковых сеток и электроудочек, разрешена продажа браконьерских снастей в магазинах. У нас нет единого госоргана по борьбе с браконьерами, как в Белоруссии, нет в системе МВД экологической полиции, как в России, госинспектора природоохранных служб не имеют современной техники, топлива и оружия, как в той же Белоруссии. А браконьеры тем временем отстреливают диких животных с вертолетов.

Четыреста тысяч незаконно добытых охотничьих животных — вот цена, которую ежегодно платит природа двуногим хищникам. Экономика Украины при этом несет урон на 50 млн. грн. На одного официально зарегистрированного украинского охотника приходится в среднем пять нарушений правил охоты. Через незаконный промысел за последние 15 лет численность оленей, лосей, косуль, гусей, уток уменьшилась на 30—70%.

Братьев наших меньших не в состоянии защитить даже Красная книга. Численность медведей за последние десять лет сократилась вдвое, а зубров — в 3,2 раза. За последние 15 лет браконьеры убили около тысячи зубров, однако за этот период было возбуждено лишь три уголовных дела!

Рыбы-инвалиды

На смену динамиту пришел электроток. Электроудочка — смертельный сюрприз для всей водной живности. Убийственный радиус действия — до 12 метров, причем, большое количество рыбы при воздействии электротока тонет и браконьерами не подбирается. Подводники рассказывают о десятках килограммов гниющей рыбы, устилающих дно водохранилищ. Еще одно страшное последствие от попадания рыбы в сильное электрическое поле — резкое сокращение всех групп мышц. Смещаются позвонки, ломается позвоночник. Даже если несчастная рыбина и выживет (а выживает не более 5%), то ей придется свой век коротать калекой. Потому все чаще рыболовы с отвращением наблюдают в водоемах Украины «кривых» рыб. И никакие это не мутанты — это те, которым «посчастливилось» проплывать мимо электробраконьера… Погибает не только рыба, но и планктон, водные беспозвоночные, отмирают водоросли. Кстати, за использование электроудочки в России и Белоруссии наступает уголовная ответственность, а у нас – административная, да и «снасть» свободно продается на рынках.

Чиновники не видят дальше своего носа

Особый вид браконьерства — цветочный. Каждую весну цветочные браконьеры срывают для продажи около 20 млн. занесенных в Красную книгу подснежников и других редчайших первоцветов. Существует налаженная система сбора, доставки и продажи подснежников, крокусов, цикламенов — с оптовыми рынками, курьерами, сетью розничных торговцев. Однако сами борцы с цветочными браконьерами признаются, что кардинально решить проблему уничтожения растений сегодня невозможно – чиновники городского экологического управления закрывают на факты продажи подснежников глаза.

Как говорит президент Южноукраинского экологического союза Валерий Осипов, различные первоцветы привозятся браконьерами из Крыма: «Цветы доставляются, в основном, поездами в чемоданах. И самое ужасное в том, что для сохранности растений браконьеры вырывают их вместе с луковицами, тем самым нанося природе невосполнимый урон».

По его словам, несмотря на наличие в административном кодексе Украины соответствующей статьи, предусматривающей за уничтожение редких видов растений штрафные санкции, управление экологии Одесского горсовета практически не реагирует на действия браконьеров.

«Как-то я шел по Дерибасовской, и буквально в нескольких метрах от здания управления экологии свободно продавались подснежники. Такое ощущение, что чиновники управления летают на работу вертолетами и не видят, что творится у них под самым носом», – рассказал Осипов.

По его мнению, решить проблему с контрабандой цветов можно было бы «малой кровью», организовав на нескольких магистралях, а также на железнодорожных вокзалах работу патрульных групп, которые бы выявляли среди пассажиров цветочных браконьеров. Однако на подобные предложения, с которыми экологи каждый год обращаются в мэрию той же Одессы, никто не реагирует.

Экологи считают необходимым провести заседание Совета национальной безопасности по этому вопросу, внести поправки в Административный кодекс, создать единую госинспекцию по охране окружающей среды. Ведь у нас перед глазами живой пример — после того, как в Белоруссии за браконьеров всерьез взялось государство, за 8 лет диких животных в лесах страны стало больше в 10 раз. Если же украинская власть и впредь не будет обращать внимания на браконьерство, вскоре все живые природные богатства Украины могут быть просто уничтожены.

Подготовила Александра Билярчик
по материалам «Власть денег» , «Новый канал» , «Зеркало недели» ,

Поделиться.

Комментарии закрыты