Следствие вели: книга гашиша

0

Эта история приключилась в самом начале перестройки, летом 1985 года. На Шереметьевской таможне с партией наркотиков задержали двух иностранцев — граждан Англии и Австралии. Наркотиков было немного, и … в деле, казалось, не было ничего особенного. Но расследовавшие эту историю следователи КГБ по ходу следствия выяснили, что иностранцы готовились организовать в деле, казалось, не было ничего особенного. Но расследовавшие эту историю следователи КГБ по ходу следствия выяснили, что иностранцы готовились организовать постоянный транзит наркотиков из Азии в Европу через территорию СССР.
Мысль была проста и гениальна. Прибывающие в любую страну цивилизованного мира авиарейсы из СССР никакого подозрения у таможенников не вызывали: все знали, что в Советском Союзе международной наркомафии нет. А советские таможенники, в свою очередь, были неопытными в смысле обнаружения опасного груза, спрятанного от их глаз различными хитрыми способами. По крайней мере неопытными в сравнении с их европейскими и американскими коллегами. И в результате отсидевшие два месяца в Лефортово неудачливые иностранцы оказали советскому КГБ огромную услугу. Они написали для КГБ целый трактат о том, как можно спрятать наркотики. Их записи были основаны на реальных историях: прежде чем приступить к своему собственному путешествию с наркотиками через границу, они неоднократно ездили в Дели, Катманду, Амстердам и другие наркотические столицы мира и тщательно изучили опыт своих многочисленных знакомых, которые уже счастливо пересекали границы с опасным грузом и не были замечены ни разу таможенниками.
Тогда направление по контрабанде наркотиков в 10-м отделе 2-го главка КГБ только создавалось. Эти записи КГБ по своим каналам распространил по всем отделениям советской таможни, и наши только-только начинающие сталкиваться с контрабандой наркотиков спецслужбы совершенно случайно получили в качестве драгоценного подарка эту уникальную базу данных. ((Предсказание мудрого Гупту
Ричард Шредер на допросах в КГБ пытался разжалобить следователей описанием своего трудного детства и бурной молодости. Родился он в Германии. Сын плотника, он жил в бедной семье и очень скоро возненавидел своих родителей: мать постоянно скандалила и пилила отца за то, что он не мог обеспечить ей достойную жизнь. Она кормила отца исключительно хлебом с салом, примерно такая же еда доставалась и сыну. Следователи КГБ, редко сталкивающиеся с такими гражданами мира, с интересом слушали рассказы об ужасах капитализма, который воплощала собой эта железная фрау, а также сосед их семьи, который регулярно насиловал младшую сестрёнку Ричарда.
В общем, в 15 лет Шредер уже выкуривал по 3 пачки сигарет в день, читал Фрейда и Юнга и книги по атомной физике и, в конце концов, сбежал из дома и оказался в Кёльне в коммуне хиппи. Через год он уже был длинноволосым наркоманом, побывавшим во всех европейских столицах и осевшим в Лондоне в общине индуистов. Ричард рассказывал следователям, что в Лондоне он даже познакомился с Полом Маккартни и стал приятелем знаменитого битла, иногда продавая ему лёгкие наркотики. Впрочем, это только по его словам.
А затем он решил уехать в Индию, чтобы найти себе учителя-гуру. Правда, до Индии в тот раз он не добрался. Дело ограничилось немецким городом Гайдельбергом, где он попал в очередную индуистскую общину, женился на женщине из Австралии и уехал вместе с ней к ней на родину. Проезжая через Лондон и остановившись в очередной хипповской коммуне, он познакомился с Уильямом Марком Олескером, который стал его другом и отправился в Австралию вместе с молодой семьёй.
В Австралии они все вместе продолжали тусоваться в индуистских общинах и пытались заниматься самым разным бизнесом. Община регулярно отправляла их в путешествия в Непал, Шри-Ланку и Индию. Так продолжалось до середины 80-х. Друзья оказались неудачливыми в бизнесе и растратили все свои деньги.
К тому времени они уже знали много способов перевозки наркотиков, чтобы не попасться таможенникам. Информацию они черпали в американском журнале «Хай таймс» и у своих друзей в Непале. На Новой площади в Катманду располагалось всемирно известное «гнездо разврата» — «Гашиш-хаус», фактически официальный притон для наркоманов всех цветов и мастей. Ещё в городе была целая улица, где тоже всё продавалось почти открыто. Потом её даже назвали Фрики-стрит. Она начиналась прямо от старого королевского дворца и площади Дарбар. Там в течение нескольких лет ошивались наши друзья, курили гашиш и слушали рассказы случайных знакомых. Так и появилась их уникальная информационная база данных.

И в один прекрасный день они решили заработать немножко денег для открытия нового бизнеса, перевезя в Амстердам 2 кг превосходного и недорогого местного гашиша. Шредер предложил своё ноу-хау — опробовать путь в Европу через СССР. Его отец, воевавший в России, рассказывал сыну, что люди там дикие, обмануть их ничего не стоит, они живут вдали от цивилизации. По мысли Шредера, если всё получится, они смогли бы регулярно ввозить качественный индийский гашиш в Европу через СССР. Вдохновлённые, они не смутились даже предупреждением своего непальского друга. Известный в Катманду торговец драгоценными камнями некто Гупту был также известным на весь Непал гадальщиком. Перед отъездом они, смеясь, попросили его погадать им на прощание. Гупту посмотрел на их руки, подумал и сказал, что ничего не понимает, но видит в их жизни решётку. Но два давних поклонника индийской философии не поверили опытному мистику и отправились в путь.

Музыка нас связала
Наркотики они решили спрятать в электрогитару Шредера. Они вырезали верхнюю часть гитары, влили туда расплавленную гашишную смолу и заклеили клеем с примесью стекловолокна. Об этом способе они узнали от одного наркомана в Катманду. Стекловолокно не пропускает запах гашиша, и терьеры на непальской и индийской таможнях, с детства посаженные на наркотики и безошибочно унюхивающие опасный груз, ничего не чувствуют.
Они специально подгадали так, чтобы пересечь СССР в то время, когда в Союзе проходил международный фестиваль молодёжи и студентов. Им казалось, что во время фестиваля на путешествующих иностранцев будут обращать меньше внимания. Но всё вышло с точностью до наоборот. Во время фестиваля таможенники досматривали иностранцев особенно тщательно, чтобы не допустить нелегального провоза оружия. Досматривали даже транзитных пассажиров. Наших друзей, летевших рейсом Дели—Берлин, тоже тщательно досмотрели. Советские собаки, как и индийские и непальские терьеры, ничего не учуяли. Зато с подозрением к длинноволосым иностранцам отнёсся простой советский таможенник. Досмотрев подозрительных хиппи с гитарой и досадливо поморщившись, не найдя в них ничего, пограничник заподозрил гитару. Он улучил момент, когда иностранцы на него не смотрели, взял шило и, ещё раз оглядевшись по сторонам и убедившись, что на него не смотрят и не могут потом обвинить в порче имущества, проткнул гитару шилом в том месте, где заметил неровные края. Он так же незаметно вытащил шило, понюхал и довольно сказал: «Гашиш». А потом залаяла собака. Так закончилась первая и последняя операция неудачливых организаторов транзита наркотиков через Россию.

После ареста путешественников все их вещи были буквально разобраны на мелкие детали. И пограничников ждал ещё один сюрприз. Разобрав большой военный бинокль, в оптике они обнаружили партию изумрудов. Это был ещё один способ транзита наркотиков, о котором друзьям поведали в Катманду. Наркотики крепятся в оптике специальным образом, учитывая расположение линз, и на просвет таможенным рентгеном их не видно. Только в этот раз они спрятали в бинокль не наркотики, а драгоценные камни, купленные у предсказателя Гупту.
Сидя в Лефортово, они часто вспоминали Гупту и жалели, что не поверили предсказателю. А Шредер получил очередной повод ещё больше возненавидеть отца, который так заблуждался относительно умственного развития русских.

Их приговорили к 5,5 года каждого, но через пару лет помиловали и выслали на родину. Сначала, правда, помилование давать не хотели: йоги нещадно нарушали тюремный режим. Но потом над ними всё же сжалились. На допросах они говорили, что планировали лишь один раз переправить наркотики в Европу, чтобы заработать денег на свои новые и вполне легальные предпринимательские начинания.
Иностранцы вернулись на родину и исчезли из поля зрения КГБ. Единственное, что осталось на память об этой истории, — фотографии злополучной электрогитары и бинокля как средств перемещения наркотиков, которые хранятся на кафедре криминалистики Академии ФСБ (ранее ВКШ КГБ СССР).

Дама с зашитой собачкой
Следствие длилось около двух месяцев, и всё это время Ричард Шредер и Уильям Марк Олескер провели в камерах Лефортово. Этого времени им оказалось достаточно, чтобы раскаяться и самим предложить помощь нашим спецслужбам. Они рассказали следователям, что во время своих путешествий по наркотическим столицам Азии и притонам Европы они собрали обширную коллекцию способов обмана таможенников. Все эти способы были лично опробованы теми, кто нашим героям и рассказывал эти истории. Несколько недель они вдвоём на серой тюремной бумаге описывали эти способы. Вызванная в КГБ переводчица попросила несколько дней, чтобы всё в точности перевести и перепечатать. В результате на стол следователя Михаила Трепашкина лёг труд объёмом порядка 50 страниц, а затем Трепашкин доложил о нём вышестоящему начальству. После чего с сопроводительным письмом этот труд был направлен ответственным сотрудникам 10-го отдела 2-го главка КГБ, курировавшим работу таможни, а также в Шереметьево и другие отделения таможни бывшего СССР. Их справочник долгое время помогал таможенникам. Сейчас он, конечно, уже устарел. Но тогда это была первая инструкция о новом для КГБ направлении — контрабанде наркотиков.
Вот, например, один из самых любопытных способов. Дама с собачкой ухитрилась вывезти из Катманду партию гашиша и беспрепятственно ввезти его в свою страну непосредственно в собачке. Перед вылетом подпольный ветеринар зашил контейнеры с наркотиком собачке под кожу, а раны смазал специальной жидкостью, которой обрабатывают собак во время течки, чтобы кобели к ним не приставали. После чего таможенные кобели не чувствовали запаха наркотиков и крови. И так сразу с несколькими собачками эта дама регулярно возила наркотики на свою родину.
В этой работе арестанты также расписали, что, откуда и куда возят, примерные каналы транзита и пункты, куда поступает товар, какая публика обычно занимается этим бизнесом, как визуально отличить таких людей от законопослушных пассажиров.
Правда, они рассказали не всё. Была в этой истории ещё одна загадка. При аресте у них конфисковали электронную записную книжку. По оперативным данным, именно там хранились адреса, телефоны и описание конкретных покупателей мелкооптовых партий товара в разных странах мира. Эта информация также была собрана так долго готовившими свой бизнес иностранцами через их круг приобщённых к наркотикам знакомых. Книжку забрал ЦНИИ спецтехники КГБ СССР. Но во время работы, когда её удалось вскрыть, вся информация автоматически уничтожилась. Восстановить её не удалось. А Шредер и Олескер молчали, заявляя, что ничего не помнят и не знают. Следователи предполагали, что через этих людей могли вскрыться другие неблаговидные дела наших героев. Но всё могло быть проще — зарубежные клиенты Лефортово просто боялись этих персонажей. Так пропала информация, которая могла бы позволить Интерполу провести серию арестов во многих странах мира
Анальные наркотики
В конце 80-х, когда через Россию только-только стали переправлять наркотики из Азии в Европу, российские спецслужбы столкнулись с довольно новым для себя способом провоза этой контрабанды. Разумеется, они знали, что с помощью специальных контейнеров наркотики можно перевозить непосредственно в собственном организме. Но знали в основном, что называется, из зарубежного опыта. И вот в это время они стали сталкиваться с такими контрабандистами на границах СССР.
Одними из первых в лапы таможенников попались швед и кореец, ухитрившиеся запихнуть в прямую кишку по нескольку «контейнеров» с гашишем. Итак, 10 января 1989 года граждане Швеции Челля Уве Мелькер Янссон и швед корейского происхождения Янья следовали рейсом Бангкок — Копенгаген через Москву. Чистокровный швед Янссон проживал в провинциальном городке Бельйвикен и в своём родном Бельйвикене уже был судим за контрабанду наркотиков. Тем не менее, летел он транзитом, и российские спецслужбы не обнаружили бы у него ничего подозрительного, если бы в самолёте ему внезапно не стало плохо. В Москве его срочно ссадили с самолёта и доставили в Склиф. Там врачи и обнаружили в организме шведа, а вернее, в его вместительной прямой кишке презервативы с наркотиками, один из которых лопнул. Это и стало причиной жёсткого отравления. На этом полёт его был закончен.

Шведа судили и Верховным судом РСФСР 21 апреля 1989 года и приговорили к трём годам лишения свободы. И отправился швед отбывать свой срок в Мордовию. Через год советские правоохранительные органы сжалились над иностранцем, и в отдел по вопросам гражданства и помилования ВС РСФСР пошла бумага из КГБ с просьбой о помиловании иностранца. К просьбе отпустить шведа на родину присоединилось и руководство ИТУ в Мордовии. Янссона помиловали и депортировали на родину.
А таможенники ещё долго потешались над таким необычным способом транспортировки наркотиков. Сегодня этот способ уже не смешной. Это один из самых популярных и опасных для жизни способов контрабанды героина.

Марина Латышева, «Агентура»

Поделиться.

Комментарии закрыты