Соляное горе

0

Разработка единственных на Украине месторождений калийных солей и производство различных калийных удобрений более 30 лет была визитной карточкой города химиков Калуша, что в Ивано-Франковской области. Однако с течением времени трудовая гордость города превратилась в экологическое бедствие.

После добычи калийных руд Калушу достались выработки трех шахт — «Калуш», «Голынь» и «Ново-Голынь». Это означает, что над выработанными территориями шахт происходит проседание почвы, сопровождающееся подтоплением и затоплением поверхностей.

Под прицелом – 5 тыс. человек

В странах Западной Европы все шахтные выработки, в том числе калийных руд, заполняются твердым веществом. А в Советском Союзе в 1970-х годах была применена технология затопления их рассолами. Однако таким способом громадную пороховую бочку не обезвредили. Сегодня она зловеще дает о себе знать. Поскольку даже над залитыми рудниками почва проседает и земная поверхность проваливается. На территории шахтных полей уже образовалось 15 провалов в виде депрессивных воронок, и может быть еще больше.

«В зоне шахтных выработок находится около 100 промышленных объектов и 1145 жилых домов в черте города Калуш и микрорайона Хотинь, сел Крапивник и Сивка-Калушская, в которых в целом проживает свыше пяти тысяч человек», — бьют тревогу в обращении к президенту, Кабинету министров, Совету национальной безопасности и обороны, Министерству охраны окружающей природной среды депутаты Ивано-Франковского областного совета. С ними солидарны городские избранники Калуша. И они не преувеличивают. Поскольку провалы уже появились на нескольких улицах Калуша и окрестных сел. Срочному отселению подлежат жильцы 13 частных домов города.

Дочернее предприятие «Калийный завод», которое входит в состав ОАО «Ориана», прекратило работу еще в 1996 году. Когда завод работал, то рассол из хвостохранилищ шахты «Ново-Голынь» отбирали и использовали для производственных нужд. Вместо соляного раствора в водоем сбрасывали густые глиняные массы. Под действием солнца и ветра они отвердевали. Для проведения рекультивации хвостохранилища было достаточно насыпать пласт грунта. Так и сделали. Сегодня проведена лишь горнотехническая рекультивация хвостохранилища №1. На биологическую не хватило средств.

А хвостохранилище №2 стало одной из наиболее серьезных опасностей Калуша. Вследствие превышения накопления осадков над испарением воды оно переполнено рассолами. «Лежачий» калийный завод вынужден ежегодно наращивать дамбу. Но, несмотря на это, гребень дамбы местами превышает уровень соляных растворов всего на 35—40 см при допустимой проектной норме — 1,5 м. И потому в любой момент возможны прорывы. По информации института ПГП «Спецгеологоразведка», в дамбе выявлен ряд потенциально опасных зон, в центре ее зафиксированы три канала фильтрации рассолов.

Для снижения уровня соляных растворов в хвостохранилище №2 рассол закачивается в выработки рудника «Ново-Голынь». Но в нем осталось всего 600 тысяч кубометров пустот. Дальше рассол девать некуда. Разрушение дамбы хвостохранилища и утечка более двух миллионов кубометров рассолов могут привести не только к повреждению близлежащих промышленных объектов, но и загрязнению через приток Днестра — реку Сивку. А это — экологическая катастрофа международного масштаба. За горьким опытом далеко ходить не нужно: в 1983 году произошел прорыв дамбы хвостохранилища одного из серных рудников в Стебнике Львовской области. В речную сеть вытекло почти 5 млн. кубометров рассола серы. Днестр был засолен вплоть до впадения в лиман.

Днестр станет соленым?

Не меньшую угрозу таит Домбровский карьер, где впервые в мировой практике начали добывать калийные соли открытым методом. На то была причина: залежи находились на небольших глубинах — 50—60 метров, и вот она — низкая себестоимость. Запасы калийной породы в карьере сегодня составляют 32 млн. кубометров. Но завод не работает, соледобыча остановлена. Заброшенный котлован, в сущности, самозатапливается. Уже накопилось 6 млн. кубометров рассолов.

«Во время прошлогоднего наводнения перемычку между северной и отработанной южной частями карьера смыло, и уровень воды в них выровнялся, — уверяет заместитель городского председателя Калуша по вопросам строительства, архитектуры и земельных отношений Василий Петрив, занимающийся проблемами охраны окружающей среды. — Водонасосная станция, которая должна была откачивать соленые воды, не работает. На сегодняшний день ареал засола водоносных горизонтов города расширился до 930 гектаров, он движется в сторону городского водозабора питьевой воды, создавая особенно угрожающую ситуацию. Интенсивное развитие процессов соляного карста привело к тому, что 50-метровое расстояние между карьером и рекой Сивкой ежегодно уменьшается. Если же произойдет прорыв реки в карьер, то это, с одной стороны, перечеркнет надежды на возобновление добычи калийной руды, а с другой — соляная вода потечет в Днестр. А эта река дает воду не только Украине…»

Сигналы бедствия прозвучали еще раньше. Результаты анализов проб воды из колодцев жителей улицы Долинской города Калуша, взятые работниками райсанэпидемстанции еще в 2004 году, свидетельствуют, что содержание хлоридов в 4—6 раз, а сухого остатка — в 3,4—4,4 раза превышает предельно допустимые концентрации. Через два года после этого в дренажных каналах села Пойло Калушского района появились соли. В колодцы местных жителей попала вода, в 2,3—6,4 раза перенасыщенная хлоридами.

Вызывает тревогу и одна из отработанных шахт рудника «Калуш» — Хотинское поле. От нее до горной реки Лимницы — несколько десятков метров.

«Если Лимница, для которой характерно менять русло, приблизится к шахте, то возможен прорыв реки в шахтную выработку. Результат очевиден: часть города останется без питьевой воды, поскольку водная артерия будет засоленной», — не исключает наихудшего варианта главный санитарный врач Калушского района Богдан Пеленичка.

Цена проблемы – 3 млрд.

Проект Института горно-химической промышленности, разработанный по заказу городского совета, предусматривает мокрую консервацию Домбровского карьера. Цель — защита водоносных горизонтов от засола. Изоляция карьера заключается в окапывании его глубоким каналом, покрытии стенок канала пленкой, заполнении траншеи гипсоглиняной смесью, так называемой пульпой. Нужно укрепить и русло реки Сивки неподалеку от канала. Но этот проект слишком дорогой — оценивается почти в три миллиарда гривен.

В Калуше было калийное производство союзного значения. Нет бывшей сверхдержавы — СССР. От ОАО «Ориана», созданного в декабре 1995 года, с передачей ему калийного завода тоже осталась лишь вывеска. В конце 2000 года на базе имущественного комплекса общества основано ЗАО «Лукор». Позже создавались и другие хозяйственные структуры. Но калийный завод ни в одну из них не вошел. Далеко не заводского масштаба экологические проблемы оказались отрезанными от новообразованных производств. И легли тяжким бременем на плечи Калуша.

Разумеется, город с масштабным экологическим бедствием сам не справится. Центральные органы власти в этом убеждать не нужно. Суть проблемы они понимают. Но если и пытаются как-то ее решить, то непродуманными, конфликтующими между собой методами. Еще в 2002 году была разработана программа развития производства калийных удобрений на Украине на 2003—2007 годы, целью которой было вдохнуть вторую жизнь в калийный завод в Калуше и заодно провести комплекс природоохранных работ в зоне деятельности завода. Но из предусмотренных программой 55,2 млн. грн. недовыделено 35,3 млн. Кабинет министров утверждал план мероприятий по ликвидации экологических последствий деятельности калийного завода на 2003—2012 годы. Тем не менее и этот документ не подкреплен финансово. Поскольку из выделенных 21,9 млн. грн. госбюджетных средств на сегодня поступило немного более чем 12 млн. С экологическими бедами калушцев в разное время знакомились президент, премьер-министры и министры, председатель Фонда госимущества. После визитов на-гора выдавались решения, которые потом не выполнялись.

В прошлом году Калушский городской совет предлагал Верховной Раде выделить из резервного фонда госбюджета хотя бы 20 млн. грн. на самые важные природоохранные мероприятия — отселение жителей из зоны проседания, защиту водозаборов города от засола, ликвидацию разрушения дамбы хвостохранилища №2 и ликвидацию прорыва речки Сивки в Домбровский карьер. Вопрос был рассмотрен на заседании комитета ВР по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, подготовлен проект соответствующего постановления. Результат банален: комитет по неизвестным причинам не вынес этот документ на рассмотрение сессии.

Другой случай — в конце марта с.г. на заседании Государственной комиссии по вопросам техногенно-экологической безопасности и чрезвычайных ситуаций рассматривался вопрос экологической безопасности в зоне деятельности калийного завода в Калуше. Представителей городских властей на него пригласить не сочли нужным. И снова же министерствам были даны ни к чему не обязывающие поручения.

«Мы предлагаем немедленно вывести ГП «Калийный завод» из подчинения ОАО «Ориана» и создать на его базе государственное предприятие. Поскольку обязанность государственных органов — финансировать предприятия государственной формы собственности, а не частной, — очерчивает программу-минимум заместитель городского головы Василий Петрив.

Между тем, экологическая ситуация в городе и пригородной зоне становится все более напряженной и требует скорейшего реагирования.

Роман Якель,
«Зеркало Недели»

Поделиться.

Комментарии закрыты